ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Путь художника
Новая Зона. Излом судьбы
Счастливый год. Еженедельные практики, которые помогут наполнить жизнь радостью
Не сдохни! Еда в борьбе за жизнь
Держись, воин! Как понять и принять свою ужасную, прекрасную жизнь
Теория заговора. Правда о рекламе и услугах
Четыре касты. 2.0
Последний борт на Одессу

– Но ведь я не принуждаю тебя выходить замуж за беззубого старого распутника! – Томас перешел к обороне. – Сибрук прекрасно выглядит. Больше тридцати ему не дашь. А титул он получил пару-тройку месяцев назад. И вообще он то, что надо! Между прочим, живет на широкую ногу и пользуется немалым успехом. Большинство девушек пришли бы в неописуемый восторг, имей они шанс выйти за него!

– А я, к твоему сведению, не большинство девушек! И хочу добавить, что предпочитаю знать чуточку больше того, что ты мне сообщил, дорогой Томас, прежде чем свяжу свою судьбу с этим человеком. Твой великолепный лорд Сибрук может быть и убийцей, и разбойником с большой дороги помимо того, что тебе известно о нем. Иными словами, я должна знать о нем все и, заметь, до того, как стану его женой, но отнюдь не после.

Фредерика уже не предпринимала никаких усилий, чтобы скрыть, как сильно она огорчена и расстроена, надеясь, что хоть это поможет удержать брата от его безумной затеи.

– Успокойся, Фредди! Посуди сама, разве я могу родной сестре прочить в мужья проходимца? – сказал Томас вкрадчивым голосом и похлопал ее по руке. Фредерика сочла этот ободряющий жест до смешного высокомерным. – Сибрук самый настоящий джентльмен, – продолжал Томас. – В этом ты можешь на меня положиться.

Фредерике пришла на ум удачная идея.

– Томас, а ты уверен, что не заставишь меня выйти замуж за непорядочного человека? – спросила она, осторожно подбирая слова.

– Как ты можешь такое говорить? В конце концов, ты моя сестра! – возмутился он.

– А если окажется, что твой лорд Сибрук все-таки негодяй, каких мало, ты позволишь расторгнуть помолвку?

Томас помолчал, а потом пожал плечами.

– Само собой разумеется! Только он никакой не негодяй, уверяю тебя. Говорят, правда, что он немножечко волокита, но я бы не стал на это обращать внимание, поскольку любой настоящий мужчина не прочь приволокнуться. Одним словом, у тебя нет оснований для беспокойства.

Фредерика грустно улыбнулась и сказала:

– Томас, позволь мне составить собственное мнение. Я прекрасно разберусь, что к чему. Там немножечко, здесь немножечко, и, если в целом он окажется законченным повесой, охотником за приданым, я напомню тебе о данном обещании.

Томас опешил, правда ненадолго. Ну что она может узнать такого, чего он сам не сумел разузнать о графе Сибрукском, когда был в Лондоне? Прежде чем скрепить подписью документ, как следует порасспросил о нем друзей. Не идиот же он, в самом деле, чтобы выдавать сестру за первого встречного! Конечно, Фредерика примется строчить письма. Не исключено, что и в Лондон может отправиться, хотя это маловероятно. Но все-таки, если… Нет, вряд ли ей удастся раскопать что-либо, поскольку за лордом Сибруком не замечено ничего предосудительного. В конце концов, несмотря на столь краткое знакомство, он может поставить на карту собственную репутацию, поручиться, что Сибрук достойный джентльмен.

Ну а если… если все-таки выплывет кое-что, подпадающее под определение «подлец», тогда придется изыскать другой способ погашения долга в двенадцать тысяч фунтов. Он сестре многим обязан и по-иному поступить не может.

Находясь во взвинченном состоянии, Томас впервые посмотрел на сестру другими глазами. Роскошные волосы… Прямо каскад локонов с отливом бронзы. А какие огромные глаза! Зеленые, цвета изумруда… А цвет лица? Просто изумительный. И целое состояние в придачу! Не сестра, а клад. Настоящее сокровище…

– Хорошо, Фредди! – нарушил он молчание. – Поступай, как считаешь нужным. Уверен, твое расследование не увенчается успехом, то есть сама убедишься, что Сибрук – отличная партия, и уж тогда придется выйти за него. Тем более что, как мне кажется, у тебя нет никакого желания стать грымзой или, если угодно, старой девой, как бы ты ни старалась меня в этом убедить. Тебе уже двадцать, а ты упорно отказываешься появиться в свете. Непонятно, каким образом можно устроить свою жизнь, безвыездно прозябая в Мейпл-Хилле, этом медвежьем углу. А говоря проще, где ты собираешься встретить мужа, если с тех пор, как скончался отец, игнорируешь и местное общество?

– А я, представь себе, лучше останусь старой девой до самой смерти, чем свяжу свою судьбу с человеком, которого не смогу любить или хотя бы уважать! – заявила она с пылом. – И несмотря на то, что ты сказал, Томас, мужчина, объявивший о помолвке с леди, которую в глаза не видел, не вызывает доверия. Если, как ты утверждаешь, лорд Сибрук пользуется успехом, тогда почему он поступил так странно? Я непременно выясню, что за этим кроется, можешь не сомневаться! И уж тогда ты вынужден будешь сдержать свое обещание! – И с непроницаемым выражением лица Фредерика вышла из комнаты.

Сэр Томас смотрел ей вслед и хмурился. В общем и целом беседа прошла на уровне, пришел он к выводу. Гораздо лучше, чем можно было ожидать. Во всяком случае, она не отказалась от помолвки наотрез, чего он опасался больше всего. Если бы это случилось, тогда бы ему пришлось туго. Но с другой стороны, он не мог припомнить ни одного случая, когда бы Фредерика не доводила задуманное до конца. А на этот раз она настроена более чем решительно, подвел он итог. Ну а если он переоценил лорда Сибрука?

Томас перестал хмуриться и передернул плечами. Когда Фредерика докопается до сути, она поставит его об этом в известность. Сэр Томас давным-давно усвоил, что нет никакого смысла беспокоиться по поводу положения вещей, которые невозможно изменить, в особенности если они еще и неприятные. Само собой разумеется, он постарался поскорее выбросить все это из головы. А пока, расположившись поудобнее, он стал пить чай с пирожными, которые сестра так и не попробовала.

Глава вторая

Фредерика направилась прямо в кабинет, где сразу же села за письменный стол. Достала перо, бумагу и задумалась. Почему Томас с такой легкостью пообещал в случае чего расторгнуть помолвку? Считает, что ей негде навести справки о его распрекрасном лорде Сибруке? Наверняка… Между прочим, бытует мнение, что для достижения цели все средства хороши, а у нее есть одно, причем тайное, которое он, конечно же, упустил из виду, – мисс Милликен, ее прежняя гувернантка.

За те десять с небольшим лет, что Фредерика была с ней знакома, мисс Милликен стала подругой, вернее – другом, настоящим. Между ними установились на редкость близкие отношения, которые, как это обычно случается, возникли на почве сходства взглядов, интересов и обоюдной симпатии.

Когда год назад скончалась ее матушка, мисс Милликен, оставив Мейпл-Хилл, переехала в предместье Лондона, к отцу, чтобы ухаживать за ним и вести хозяйство.

Именно гувернантке Фредерика была обязана своей целеустремленностью, собранностью – чертами характера, которые помогают, пожалуй, более всего противостоять прыжкам и гримасам жизни, которые судьба, как известно, подбрасывает на каждом шагу.

Мисс Милликен специализировалась по военным кампаниям давно минувших дней и была убеждена, что тщательно продуманная стратегия – залог успеха при решении любой проблемы: будь то вышивание, когда на нитке то и дело завязываются узелки, или даже пожар на конюшне. К тому же на протяжении всех этих лет Фредерика неоднократно имела возможность удостовериться в наличии у мисс Милликен – как в Лондоне, так и на периферии – обширного круга знакомых, обладающих разнообразным опытом, знаниями, квалификацией, к которым она время от времени обращалась – путем переписки – за разъяснениями вопросов, возникавших в процессе обучения своей подопечной. Фредерика нисколько не сомневалась в том, что если уж кто и мог оказать ей помощь в своеобразном дознании, то только мисс Милликен. Немного погодя письмо было написано и отправлено.

К изумлению Фредерики, Томас в последующие несколько дней и в самом деле проявлял невиданное рвение, постигая премудрости хозяйствования. Ни скучающего вида, ни кислой мины, ни резкой смены темы разговора, как бывало не раз, когда отец, тогда еще в добром здравии, пробовал приохотить его к управлению поместьем. Напротив… Брат то и дело задавал вопросы, вникал во все детали и даже попросил показать ему фермерские хозяйства и прочие владения и службы. Фредерика, не имея ни малейшего представления о том, какую моральную встряску он получил в Лондоне, объясняла неожиданную метаморфозу его возмужалостью.

3
{"b":"11497","o":1}