ЛитМир - Электронная Библиотека

Фредерику охватила паника. Отведя взгляд, она торопливо сказала:

– Возможно, вы знакомы с моим братом. Некоторые утверждают, будто между нами поразительное сходство.

Леди Элизабет улыбнулась.

– Ну да, конечно! Я только что познакомилась с сэром Честертоном у лорда Сибрука. Скорее всего, вы правы.

Переведя дыхание, Фредерика сочла за лучшее помалкивать до конца визита. Жаль, конечно, но ничего не поделаешь! Может, когда-нибудь она расскажет этим милым дамам обо всем. Ей хотелось водить с ними дружбу, кроме того, она была убеждена, что они ее обязательно поймут.

Гейвин чертыхнулся. Три дня мотается по городу, вынюхивая след мисс Черристоун, точно собака-ищейка, а все без толку! Кто она, откуда родом? Как не знал, так и не знает…

– А вы уверены, что никто из ваших коллег не припомнит, не отвозил ли ночью шатенку в очках с Апер-Брук-стрит предположительно на лондонскую окраину?

Кебмен покачал головой.

– За других не скажу, милорд, а я точно не отвозил! Шатенка, в очках… Мне, милорд, внешность седока без разницы. Вот если клиент – жмот, каких мало, да еще оскорбляет, такого я запомню. Это уж как пить дать!

– Понимаю, понимаю. Вы, конечно, правы, – вздохнул граф.

Мисс Черристоун действительно не бросается в глаза. Ни одной яркой детали ни во внешности, ни в повадках! Ну хоть бы что-нибудь особенное, тогда кебмен порасспросил бы своих приятелей…

– Вот вы говорили, милорд, что у нее ярко-зеленые глаза. Так я вспомнил, как Старина Джо рассказывал, мол, на днях вез павлина что радуга после дождя. Хозяйка умоляла подвезти. А я бы ни за какие деньги ее не посадил! Старина Джо чуть не оглох – птица вопила всю дорогу как резаная. – Кебмен хихикнул.

Гейвин моментально пришел в крайнее возбуждение.

– Я бы хотел переговорить со Стариной Джо. Где его можно найти? – потребовал он, прервав дальнейшие разглагольствования о странностях клиентов.

Сделав вид, что совсем не удивился, став обладателем золотой монеты, которую граф достал из кармана и немедленно вручил ему, кебмен сказал:

– В это время дня? Право слово, не могу сообразить. Попытайтесь порасспросить в деловом квартале, где банки. Может, стоит где-нибудь на Тред-Нидл-стрите. У него темно-синяя пролетка, и будто бы она когда-то принадлежала лорду Линлею… Может, заливает, не могу сказать!

Кебмен натянул поводья, так как прибабахнугый, по его мнению, джентльмен рванул к собственному экипажу.

– Благодарю покорно, милорд! – крикнул он вдогонку, подкинув в воздух гинею, заработанную дуриком. – Милорд, будут еще вопросы, спросите любого на Гросвенор-сквер, где, мол, Подагрик.

Гейвин, не теряя времени, бросился на розыски кебмена по прозвищу Старина Джо. Подагрик оказался прав. Его коллега в этот час дня загорал возле Биржи и страшно обрадовался, когда лорд Сибрук пересел из кареты с графским гербом в его видавшую виды колымагу.

– Дружище, ну-ка напрягись! Подагрик – знаешь такого? – сказал, будто ты на днях вез леди с павлином в клетке, – говорил граф, взбираясь на свободное место рядом с седовласым кебменом.

Пожилой возница нахмурился, но, прежде чем успел открыть рот, Гейвин достал гинею, и от его угрюмости следа не осталось.

– Было дело, милорд! – быстро сказал он.

– Отвези меня туда, где ты ее посадил, и гинея будет твоя!

– Понял, милорд! Будет сделано.

Старина Джо хлестнул пару кляч, и через четверть часа они на рысях выехали из города.

– Вот здесь, милорд! – весело сообщил он спустя какое-то время, останавливаясь перед респектабельного вида коттеджем.

Гейвин окинул дом критическим взглядом. Впечатление было такое, будто в нем не было ни одной живой души.

– А ты уверен?

– Не сомневайтесь, милорд! Ту поездку никогда не забуду. Разноцветная птица голосила всю дорогу как безумная.

– Ладно, ясно! Получай свою гинею, и я тебя больше не задерживаю.

В это время подкатил собственный экипаж лорда Сибрука, который следовал за ними в отдалении. Приподняв котелок, Старина Джо по трусил вниз по улице, наверняка желая более всего, чтобы такие оригиналы, как этот господин, никогда не переводились.

Гейвин зашагал к коттеджу по дорожке, выложенной плитами. Подойдя к парадной двери, постучал. Слава Богу, он у цели! Через минуту постучал еще раз, громче, чем в первый раз. Никакого движения. Может, дома никого? – подумал он. Ладно, будет торчать на крыльце, пока кто-либо не появится! Теперь-то уж он на верном пути…

Через пару минут он надумал еще разок брякнуть кольцом и уже поднял руку, когда дверь отворилась и на пороге возник согбенный седовласый мужчина.

– Ах, это вы! – воскликнул он, явно обрадованный.

Гейвин опешил. Он знал наверняка, что с этим жизнерадостным старцем никогда прежде не встречался.

– Добрый день, сэр! – сказал Гейвин как можно вежливее. – Если позволите, я бы хотел задать один вопрос.

– Кеннет, прошу вас, не стойте на пороге, проходите, – улыбнулся хозяин дома, распахивая дверь. – Я говорил Шарлотте, что сегодня вы непременно заглянете к нам.

Граф вытаращил глаза.

– Шарлотте? Сэр, боюсь, вы обознались. Я не Кеннет, у меня совсем другое имя.

В этот момент из дальней комнаты вышла служанка и заторопилась к ним. Взяв старца за локоть, она сказала:

– Сэр, прошу вас, возвращайтесь за стол, а то обед остынет. – Взглянув на графа, спросила: – Что угодно, сэр? Если вы к мисс Шарлотте, можете оставить для нее записку. А хозяин, извините, слегка не в себе!

– Мисс Шарлотта? – переспросил окрыленный граф, полагая, что речь идет о Черри. – Ее что, дома нет?

– Да, сэр, она уехала. Вернется через пару недель. Оставьте записку, я передам.

– Через пару недель? – повторил Гейвин упавшим голосом.

Вот ведь незадача! Ну да ладно, главное – он теперь знает, где она живет. Впрочем, нелишне бы выяснить, куда это она отправилась, но вначале не мешает удостовериться, что Шарлотта и Черри – одно и то же лица.

– Прошу прощения, у мисс Шарлотты есть веснушки? И еще – у нее ярко-зеленые глаза, так ведь? На вид лет двадцать…

– Ошибаетесь, сэр! Мисс Шарлотте далеко за двадцать. Цвет глаз – карий, а веснушек отродясь не было.

– Моя Шарлотта – вылитая жена, – сказал старик, энергично кивая. – Подрастет, станет такая же красавица, как ее матушка, считаю нужным заметить, сэр!

Гейвин неопределенно улыбнулся, сообразив, что хозяин дома большую часть времени проводит в далеком прошлом.

– А нет ли в этом доме какой-либо молодой особы, соответствующей моему словесному портрету? Служанки, например?

Женщина покачала головой.

– Кроме меня, других служанок нет. Я веду хозяйство, кухарничаю. Хозяину прислуживает Джон, на котором лежит вся тяжелая работа плюс поддержание порядка в саду. Не хотите с ним поговорить?

Гейвин покачал головой.

– Прошу прощения за беспокойство! Кажется, я ошибся адресом.

Всю дорогу домой он ломал голову, как быть дальше, что делать. Если Старина Джо ничего не перепугал, получается, Черри вышла из того дома. Не может такого быть, чтобы сначала одна молодая особа увозила павлина, а спустя какое-то время другая укатила, и тоже с павлином! Где она сейчас, вот вопрос.

Оказавшись в своей библиотеке, Гейвин погрузился в раздумье. Может, снова наведаться в тот дом? Например, под видом почтальона… Бросил рассеянный взгляд на кипу корреспонденции, накопившуюся за время его отсутствия.

Среди многочисленных приглашений и деловых писем лорд Сибрук наткнулся на письмо от сэра Томаса. Машинально вскрыл конверт. Достал записку. Дважды прочитал ее, прежде чем до него дошел смысл коротенького послания.

– Проклятье! – взорвался он и скомкал в кулаке листок.

Мисс Фредерика Честертон в Лондоне… Все, баста!

Глава шестнадцатая

Бал, который устраивала леди Хэмфрис, означал для Фредерики многое. Официальное появление в обществе впервые равносильно серьезной моральной встряске, размышляла она. Мало того, что увидит самых влиятельных представителей лондонской элиты, но и ее весь бомонд будет оценивать по достоинству. Говорят, принц-регент приедет… Ей, дебютантке, необходимо произвести на него впечатление. Просто голова кругом! Однако мысль о том, что на этом светском рауте она – уже мисс Честертон! – как бы в первый раз встретится с лордом Сибруком, приводила ее в трепет. Как это произойдет? Фредерика терялась в догадках. А если он не появится? Исключено… Вчера Томас послал письмо, где сообщил, что она уже в Лондоне. А если прямо сейчас он явится с визитом или ближе к вечеру заедет за ней, чтобы вместе отправиться на бал?

40
{"b":"11497","o":1}