ЛитМир - Электронная Библиотека

Неожиданно перед ними возникла сухопарая пожилая дама с такой прямой спиной, что можно было подумать, будто она проглотила шомпол.

– Милорд, с самого утра это что-то несусветное! – выпалила она на одном дыхании. Проницательные глаза в это время оценивали Фредерику. – Вот уже целых полчаса пытаюсь выманить ее из-за комода, но куда там. Затеяла одну из своих глупых игр. То в пещере, то в какой-то норе… Никакого сладу, милорд! А у меня тысяча дел, более важных, чем капризы ребенка, вбившего в голову какой-то вздор.

– Хорошо, миссис Эбботт! Я вас понимаю. Идите, а мы с мисс Черристоун посмотрим, что тут можно сделать. – Он подождал, пока та ушла, а потом обернулся к Фредерике. – Миссис Эбботт прекрасная экономка, но не располагает ни временем, ни терпением. Впрочем, навыкам общения с детьми взяться неоткуда. Своих у нее нет.

– Милорд, а где же все-таки ребенок? – спросила Фредерика, оглядываясь.

На двух полках ровными рядами стояли детские книжки и кое-какие игрушки. Низенький столик был накрыт к обеду. В углу виднелась аккуратно убранная кровать. Детская, на взгляд Фредерики, выглядела чересчур стерильной. Ни разбросанной детской одежды, ни пылинки, ни соринки и полное отсутствие домашнего тепла.

– Где-то здесь, – ответил лорд Сибрук, подходя к огромному комоду в углу напротив кроватки. Заглянув за него, сказал: – Кристабель, выходи немедленно! Я хочу познакомить тебя с мисс Черристоун.

В ответ из-за комода послышалось рычание, пыхтение, но Кристабель не появилась.

– Милорд, позвольте мне!

Фредерика прониклась сочувствием к ребенку, вынужденному жить в такой унылой обстановке.

Он кивнул. Она подошла к громоздкому комоду, заглянула в простенок и увидала фигурку, скорчившуюся в уголке.

– Кристабе-е-е-ль, – произнесла Фредерика нараспев. Раздалось угрожающее рычание. Отпрянув, будто ужасно испугалась, Фредерика воскликнула: – Ой! Там мишка косолапый. Милорд, что будем делать? – Из-за комода донеслось уже завывание. – Может, выманим его из берлоги огромным кусищем мяса? – Фредерика взяла со стола ломтик бисквита, вытянула руку, чтобы Кристабель увидала лакомство. – Эй, мишка, вот тебе кусок мяса!

Малышка звонко рассмеялась. А затем из-за комода на четвереньках выползло очаровательное создание в передничке с гофрированными оборками. Откинув со лба взъерошенные золотистые кудряшки, девочка подняла на Фредерику лучистые синие глазищи.

– Я серый волк, а совсем не мишка! – сообщила она, улыбаясь во всю рожицу.

– Ну да, конечно! Вот теперь я вижу, что ошиблась, – сказала Фредерика со всей серьезностью. – Мистер Серый Волк, возьмите мясо, только не откусите у меня руку!

Кристабель засмеялась и взяла бисквит. Однако есть его не стала, а протянула Фредерике крошечную ладошку.

– Вы теперь будете моя новая няня? – спросила она, не отводя от Фредерики вопросительного взгляда.

– Мисс Черристоун? – вмешался лорд Сибрук, видя, что ребенок ждет.

Фредерика опустилась на колено. Не в силах отвести глаз от прелестной мордашки, сказала ласкою:

– Да, Кристабель! Теперь я буду твоей новой няней.

Глава четвертая

– Вот такие дела, Милли! – сказала Фредерика, отпив из чашки крепчайшего чая. – Мне был предложен весьма респектабельный пост, от которого не было никакой возможности отказаться. На мой взгляд, он как нельзя более послужит главной цели моего пребывания там. Как мне кажется, обосновать наши подозрения не составит большого труда. Завтра с утра я приступаю к новым обязанностям, а пока следует сообща решить, что взять с собой из своих вещей, да кое-что и из твоих придется прихватить.

Она только что кончила делиться впечатлениями от встречи с лордом Сибруком и в подробностях рассказала, при каких обстоятельствах пришлось согласиться стать няней ребенка и вдобавок – чтобы ввести в заблуждение многочисленную прислугу графа – еще и помощницей экономки.

Мисс Милликен нахмурилась.

– Фредерика, я бы не назвала эту должность респектабельной. Если принять во внимание, при каких обстоятельствах ребенок появился на свет. На твоем месте я предпочла бы отказаться. В самом деле, подумай…

– Милли, ребенок ни в чем не виноват, – прервала ее Фредерика с укором в голосе. – Прелестная девчушка и, как я понимаю, совершенно лишена должного внимания и обычных детских радостей. В конце концов, она совершенно беззащитна, и было бы крайне несправедливо заставлять ее страдать за грехи родителей.

– Ты, Фредерика, слишком близко принимаешь все к сердцу, – заметила мисс Милликен, вздыхая, – Может, это и несправедливо, но уж так устроен мир. Каким бы прелестным ребенком ни была твоя малышка, ее никогда не примут в высшем обществе. Самое лучшее, на что она может рассчитывать, когда вырастет, – это высокая должность в каком-нибудь аристократическом семействе. Но боюсь, что именно в таком доме ее внешний вид – а ты считаешь, что у нее есть все предпосылки стать красавицей, – принесет ей больше вреда, чем пользы. А самое ужасное ожидает ее в том случае, если она успеет привыкнуть к роскоши.

– Ах, Милли, нет! – пылко возразила Фредерика, едва лишь смысл сказанного дошел до нее. – Этого не произойдет! Ни-ког-да… Я непременно научу ее отличать плохое от хорошего, постараюсь раскрыть ей…

– Фредерика, уж не забыла ли ты, что нанялась в дом лорда Сибрука временно? Если не ошибаюсь, ты собиралась как можно быстрее расторгнуть помолвку, или у тебя уже изменились планы? Если решила стать леди Сибрук, тогда охотно допускаю, что твое длительное влияние на ребенка принесет ожидаемые результаты.

Фредерика закусила губу.

– Ты, безусловно, права. Я и в самом деле как бы забыла о себе, думая о Кристабель. А что касается леди Сибрук, боюсь, у нее не будет возможности высказаться по этому поводу – неважно, кто ею окажется, – поскольку лорд Сибрук намеревается скрыть от света наличие у него ребенка.

– Но, моя дорогая, ты ведь уже знаешь об этом! – заметила мисс Милликен.

– Ну и что? Я, как тебе известно, не собираюсь становиться леди Сибрук. И вообще я считала, что мы пришли к единому мнению по этому вопросу.

– И я так считала, – буркнула мисс Милликен так тихо, что Фредерика ее не услыхала.

Рано утром на следующий день Фредерика прибыла в особняк лорда Сибрука с небольшим сундучком, куда она и мисс Милликен аккуратно сложили вещи, необходимые, по их мнению, для прислуги высокого ранга, а также кое-какие безделушки для Кристабель.

Как и накануне, ее встретил дворецкий. Правда, он показался Фредерике чересчур бойким.

– Стало быть, вы, мисс Черристоун, теперь наша новая служанка? – обратился к ней дворецкий с ухмылкой, пока лакей вносил багаж. – Миссис Эбботт, думаю, обрадуется такой помощнице, да и мне, откровенно говоря, по душе, когда в доме хорошенькие девушки, вроде вас.

Охваченная тревогой, Фредерика нашла в себе силы улыбнуться и сразу же дотронулась до переносицы, дабы убедиться, что очки на месте.

– Вы мне льстите, мистер…

– Кумбес, – пришел тот на помощь. – Но для вас я просто Джордж. В этом доме доброжелательная атмосфера, я бы даже сказал, дружеская.

– Да-да, – бросила она и отошла в сторону, подумав, что пара-другая подкладных подушечек все-таки не помешали бы. Какая фривольность! И как только такому типу удалось занять ответственный пост? У себя, в Мейпл-Хилле, нанимая прислугу высокого ранга, таким, как он, она сразу дает от ворот поворот. – Пожалуй, я последую за своим багажом, – сказала она как можно вежливее и заторопилась за лакеем вверх по лестнице, оставив мистера Кумбеса с его вожделением у парадных дверей.

Ее комната, смежная с детской, оказалась небольшой, но уютной. Из единственного окна открывался изумительный вид на сад, примыкающий к тыльной стороне дома. Фредерика несколько минут стояла, ожидая, что вот-вот кто-нибудь постучится в дверь, войдет и предложит помощь. А потом сообразила, что новой няне служанка не полагается и придется со своим багажом возиться самой. Что ж, пока она здесь, необходимо научиться многому из того, что в Мейпл-Хилле делали за нее другие! Любой опыт только на пользу, подумала Фредерика с улыбкой и, откинув крышку дорожного сундучка, начала вынимать вещи.

9
{"b":"11497","o":1}