ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Роза любви и женственности. Как стать роскошным цветком, привлекающим лучших мужчин
Обезьяна в твоей голове. Думай о хорошем
Секретная жизнь коров. Истории о животных, которые не так глупы, как нам кажется
Идеальная собака не выгуливает хозяина. Как воспитать собаку без вредных привычек
Звёздный Волк
Научись вести сложные переговоры за 7 дней
Десант князя Рюрика
Поединок за ее сердце
Эра Мифов. Эра Мечей

— Эй вы, бездельники! У меня еще есть новости! Я только что узнал их от хозяина, а он — от ее светлости!

Люк замедлил шаги и сделал вид, что идет к домам, находившимся за особняком Маунтхитов. Слуга же, приблизившись к конюхам, продолжал:

— Всем приказано глядеть в оба и сразу же докладывать, если мы заметим что-нибудь необычное. Подозрения ее светлости оправдались: прошедшей ночью украли не только ее драгоценности, но и кое-что из столового серебра.

Конюхи стали возбужденно перешептываться. Потом один из них воскликнул:

— Это, наверное, Святой! Как вы думаете?

Люк с невозмутимым видом шагал в сторону переулка; он надеялся, что никто его не узнает.

— Да, это наверняка он! — подтвердил слуга. — Ходж был в ярости, когда нашел его визитную карточку в ящике со столовым серебром. Но это еще не все… — продолжал слуга. — Святой не только обокрал его светлость, но через два дома от нашего этот негодяй сделал кое-что похуже. — Слуга кивнул куда-то в сторону. — Горничная мисс Фанни услышала, как ее светлость говорила, что в том доме вчера вечером был похищен человек.

Ошеломленные конюхи замолчали, и Люк еще больше замедлил шаг, чтобы услышать конец истории.

— Так кого же похитили? — нарушил молчание один из конюхов.

— Леди Перл, дочь могущественного герцога Оукшира, — ответил слуга как раз в тот момент, когда Люк проходил мимо. — Он похитил ее прямо из спальни! Помяните мое слово, за такие дела Святого могут и повесить!

Выглянув из своего убежища, Перл увидела, что Сент-Клер прошел мимо конюхов и идет дальше по переулку.

Она стояла слишком далеко, чтобы что-нибудь услышать. Она лишь видела, что слуги возбуждены, размахивают руками и что-то кричат. «Возможно, мистер Сент-Клер решил, что время для расспросов не самое подходящее», — подумала Перл.

Конечно, так лучше. Надо избегать всего, что могло бы вызвать подозрения. Не дай Бог, кому-либо придет в голову, что она имеет какое-то отношение к Маунтхитам. Или того хуже — к герцогу Оукширу. Но в данную минуту Сент-Клер шагал прямо к ее дому! Неужели он узнал правду о ней?

Перл задумалась… Может, лучше сбежать, пока он не вернулся? Или просто отправиться в Оукшир-Хаус, чтобы все объяснить? Ведь все равно ей придется это сделать рано или поздно…

Но в отсутствие отца она будет полностью во власти герцогини, и та, несомненно, проявит необыкновенную изобретательность, выбирая для нее наказание — особенно когда она поймет, что рухнули ее планы и ей не удастся выдать падчерицу замуж. В отличие от герцога Обелию никогда не могли разжалобить ни слезы, ни мольбы.

Нет, она не доставит мачехе такого удовольствия. Только вот как бы ей незаметно увидеться с Хетти? Может, написать записку? Но на чем? И как передать записку Хетти?

— Вы не собирались сбежать?

Услышав за спиной знакомый голос, Перл вздрогнула. Обернувшись, она встретилась взглядом с Сент-Клером и по его глазам поняла, что он все знает.

— Как?.. Вы… уходите? — запинаясь, пробормотала она. — Нет, не уходите. Но откуда вы пришли?

— Я прошел через сад следующего дома. Я не хотел вас пугать… Вам надоело ждать? — Он посмотрел на нее с усмешкой.

Перл покачала головой и проговорила:

— Нет, я хотела пойти за вами. Видите ли, у меня появилась мысль… как связаться с Хетти.

А что, если попросить его передать записку?.. Никому у нее дома не придет в голову, что она как-то связана с Сент-Клером, и записку, адресованную Хетти, передадут, ничего не заподозрив. Самое худшее, что может произойти, — это если пойдут слухи, что Хетти флиртует с незнакомым мужчиной.

Впрочем, Сент-Клер выглядит очень даже привлекательно…

— Можете рассказать мне об этом по дороге, — прервал он ее размышления. — В данный момент нам лучше отсюда уйти. Похоже, что вчера вечером здесь было совершено преступление. Если нас заметят, нам не избежать вопросов.

— Преступление? О Боже! — Меньше всего Перл хотелось, чтобы слуги Маунтхитов увидели ее и начали задавать вопросы. — Да-да, давайте побыстрее уйдем.

Ей вдруг пришло в голову, что ее поспешность может быть неверно истолкована Сент-Клером. Но неужели он может подумать, что она совершила преступление? Нет-нет, он явно тоже хотел побыстрее отсюда убраться. Так же, как вчера вечером. Но что он от нее скрывает? Может, ей небезопасно находиться с ним?

— Простите меня, — проговорил он несколько минут спустя. — Вы, наверное, вообразили самое страшное? Дело в том, что я должник одного из слуг Маунтхитов, но у меня сейчас нет денег, поэтому я не могу отдать долг. И именно поэтому мне пришлось вчера вечером отсюда сбежать. Я решил, что вы должны об этом знать.

Это вполне правдоподобное объяснение удовлетворило Перл, и она с улыбкой проговорила:

— Хорошо, что вы сказали об этом. Признаюсь, я начала немного беспокоиться.

— Я так и подумал, — кивнул Люк. Он вдруг взглянул на нее вопросительно, и Перл поняла: ей надо срочно придумать не менее правдоподобную причину, по которой она накануне сбежала из особняка Маунтхитов.

— Видите ли, мне тоже не хочется встречаться с одним из слуг Маунтхитов. Он… приставал ко мне, а когда я ему отказала, стал слишком настойчив.

Сент-Клер вдруг нахмурился и сквозь зубы проговорил:

— Кто же этот человек? Кто осмелился приставать к вам? Перл мысленно улыбнулась — ей было приятно, что новый знакомый решил вступиться за нее. Немного помедлив, она ответила:

— Это дворецкий. Только я не знаю, как его зовут. Он ужасно противный и заносчивый.

— Это Ходж, — процедил Люк. — Мне следовало бы и самому догадаться.

Перл уже сожалела о своей выдумке. Действительно, зачем она это сказала? Нет, она не может допустить, чтобы Сент-Клер рисковал из-за нее, ведь на самом деле ее никто не оскорблял.

— Он не сделал мне ничего плохого, — поспешно проговорила девушка. — Просто мне не хочется больше с ним встречаться, вот и все.

Сент-Клер промолчал, и Перл, обеспокоенная его реакцией, подумала: «Неужели он вызовет дворецкого на дуэль? Но ведь дуэли — это прерогатива аристократов…»

Перл с изумлением поглядывала на своего спутника. Этот человек, знакомый с ней только со вчерашнего вечера, был готов рисковать ради нее. Вот еще один урок, который преподнесла ей жизнь!

Вскоре они вышли на огромную площадь, такую же большую, как и величественные площади Мейфэра, но всю запруженную телегами и тележками с букетами цветов. Перл с удивлением осматривалась; ей казалось, что она попала в волшебное царство, спустившееся с небес в самое сердце лондонских трущоб.

— Это рынок Ковент-Гарден, — пояснил Люк. — Я решил чего-нибудь купить на обед.

«Странно, — подумала Перл, — ведь я никогда не задумывалась над тем, откуда у нас в доме берутся цветы и свежие продукты. Всем слугам наверняка хорошо известно это место, а я только сейчас о нем узнала…»

— А вы раньше дрались на дуэлях? — неожиданно спросила Перл; ей вдруг стало ужасно любопытно, какую жизнь вел Сент-Клер, захотелось познакомиться с ним получше.

Он усмехнулся и, предложив ей руку, повел ее по рядам рынка.

— Всего несколько раз, когда был горячим юнцом. И дрался на шпагах, а не на пистолетах. Так риск был меньше, как и шанс, что об этом узнают наши наставники.

— Наставники? Так это было еще в школе?

— Да, в школе. — Он невольно поморщился. — Видите ли, у меня… была возможность несколько лет посещать школу, а потом обстоятельства моей жизни изменились.

«Так вот откуда у него правильная речь, — подумала Перл. — Что ж, может, мы не так уж и далеки друг от друга по социальному положению?»

— Значит, вы получили образование, приличествующее джентльмену?

— Это было самым большим желанием моей матери. Несмотря на то, что меня раздражала необходимость подчиняться капризам тех, кто считал себя выше меня, я чувствовал, что обязан пройти через это.

«Опять эта враждебность по отношению к аристократам, — отметила Перл. — Но почему? Очень любопытно…»

10
{"b":"11498","o":1}