ЛитМир - Электронная Библиотека

— Спасибо, Пегги. — Люк тоже улыбнулся.

Они зашли в квартиру, и Люк сделал несколько бутербродов с сыром, чтобы съесть их по дороге. Затем они снова вышли на улицу. Он очень надеялся, что Пегги сможет оказать помощь бедняжке Кристоферу и что это займет не слишком много времени.

Мадам Бийо, тараторя на своем родном языке, радостно встретила Люка, но с подозрением посмотрела на Пегги.

— Это же не хирург, — сказала она по-французски. Люк вспомнил, что мадам Бийо почти не говорила по-английски.

— Она умеет лечить, не беспокойтесь, — ответил он по-французски и, обращаясь к Пегги, пояснил: — Я заверил ее, что вы сможете помочь.

Пегги кивнула.

— Можно осмотреть мальчика?

Люк перевел ее слова, и мадам Бийо отвела их за занавеску, отделявшую кровати от остальной части комнаты. При виде Люка Кристофер улыбнулся, но было заметно, что он испытывает сильную боль.

Перл шагнула к кровати и склонилась над своим пациентом. Она осторожно прощупала ногу мальчика, а Люк попросил Кристофера сказать, где болит сильнее всего.

Через несколько секунд девушка подняла голову и облегченно вздохнула.

— Похоже, что это простой перелом, — сказала она. — Я не прощупываю смещения. Если в доме найдется что-нибудь, что может послужить шиной, а также бинты, то, думаю, мы поможем ему не хуже хирурга.

Люк улыбнулся и кивнул:

— Замечательно, Пегги.

Повернувшись к мадам Бийо, он объяснил ей, что им потребуется. Женщина тут же закивала и сказала, что у соседа найдется все, что нужно. Затем вышла из комнаты. В отсутствие матери Пегги ласково разговаривала с мальчиком и одновременно следила, чтобы его нога лежала совершенно прямо и неподвижно.

— Я могу как-то вам помочь? — Люк видел, что Пегги начала осторожно поворачивать колено Кристофера, стараясь причинить ему как можно меньше боли.

Она мельком взглянула на него, и он почувствовал, как по телу его прокатилась горячая волна.

— Спасибо, мистер Сент-Клер, но самое болезненное уже позади, и теперь можно накладывать шину.

Тут мадам Бийо принесла все, что требовалось, и поинтересовалась, не нужно ли еще чего-нибудь.

— Нет, больше ничего не надо, — ответила Перл.

— И он поправится? — спросила француженка.

— Думаю, поправится. Перелом не очень сложный. — Пегги уже заканчивала накладывать шины.

Люк, напряженно следивший за ловкими движениями Пегги, вдруг сообразил, что девушка говорила с мадам Бийо по-французски. Да еще как говорила! Как настоящая француженка! Но сама Пегги, занятая мальчиком, этого не заметила.

Вскоре она закончила и обратилась к Люку:

— Скажите миссис Бийо, что мальчик должен лежать несколько дней. А потом, если она сумеет соорудить из чего-нибудь костыль, он сможет ходить, но ни в коем случае не должен наступать на больную ногу.

Спрятав улыбку, Люк перевел мадам Бийо все, что сказала Пегги, — он не хотел, чтобы она заметила, что допустила оплошность. Они попрощались с хозяйкой и ее сыном, и вышли на улицу.

«Интересно, какие еще таланты и знания скрывает Пегги?» — думал Люк, шагая рядом с девушкой. В конце концов, он решил устроить ей небольшую проверку.

— Семейство Бийо лишь недавно перебралось в Англию, — проговорил он неожиданно. — Они устали от перетягивания каната во время перемирия, заключенного между Францией и Голландией в пятнадцатом году, и сбежали сюда.

Перл кивнула с отсутствующим видом — в этот момент девушка смотрела на бедно одетых детей, ссорившихся из-за корки хлеба.

— Они, наверное, из Бельгии? — спросила она. «Но разве простолюдинка, приехавшая из провинции, может знать такое?» — подумал Люк. Немного помолчав, он продолжал:

— Да, они из Бельгии. А вы в курсе европейской политики, не так ли?

Она вздрогнула и обратила на него простодушный взор. Впрочем, Люк заметил, что в ее глазах промелькнуло что-то, похожее на настороженность.

— Да нет, что вы, мистер Сент-Клер… Просто я вспомнила, что об этом когда-то говорил отец Хетти.

«И она запомнила даты и страны? — мысленно усмехнулся Люк. — Нет, Пегги совсем не та, за кого себя выдает».

— Что ж, вернемся ко мне? Или вы хотите еще раз попытаться найти свою подругу? Вы говорили, что вам в голову пришла какая-то мысль…

Теперь, когда он понял, что Пегги не только красива, но и умна, она стала привлекать его еще больше, и это пугало Люка. Ему казалось, что было бы разумнее поскорее вычеркнуть ее из своей жизни.

Пегги нахмурилась — видимо, о чем-то задумалась. Наконец кивнула и проговорила:

— Я вспомнила, что у Хетти есть подруга, которая служит у леди Оукшир. Она помогает на кухне.

Перл решила, что это звучит вполне правдоподобно, если учесть, что Хетти, как и она, приехала в Лондон из Оукшира.

— Вы считаете, что эта подруга может знать, где Хетти? — просил Люк. После того, что он услышал от конюхов Маунтхитов, Оукшир-Хаус стал последним местом, где ему хотелось бы оказаться.

— Может быть, знает. По крайней мере, она сможет передать ей записку от меня. Хетти узнает, где я, и придет, за мной.

Перл широко улыбнулась, снова создавая впечатление детской непосредственности.

— Разумный план, — согласился Люк. — Но сейчас не самое лучшее время, чтобы его осуществить. Потому что вдобавок к ограблению особняка Маунтхитов еще более серьезное преступление было совершено вчера в Оукшир-Хаусе.

— Где? — Перл побледнела.

— Я говорил вам, что подслушал разговор прислуги Маунтхитов? Так вот, они говорили о том, что в тот вечер была похищена дочь герцога Оукшира.

Глава 5

Она в ужасе смотрела на Люка. Похищена? Неужели кто-то поверил в то, что ее похитили? И кого же в этом обвиняют?

— Похищение — в самом центре Мейфэра? — пробормотала Перл. Неужели Хетти намекнула на это? Но почему же ей поверили? И что теперь делает Хетти? Мачеха, наверное, допрашивает ее с пристрастием.

Люк пожал плечами:

— Признаюсь, в это трудно поверить, но я слышал, как переговаривались слуги. Возможно, это просто сплетни. Но появись я сейчас в Оукшир-Хаусе с таинственной запиской.

— Кто-нибудь вообразит, что это требование выкупа, и вас арестуют, — закончила за него Перл. «А если власти узнают, что я провела ночь в его квартире, его могут повесить за преступление, которое он не совершал», — добавила она мысленно.

При одной этой мысли ее снова охватил ужас. Может быть, этот человек и не благородного происхождения, но он проявлял такое благородство по отношению к бедным и обездоленным, которого она ни в ком не встречала. Нет, даже ради Фэрборна она не может рисковать жизнью Сент-Клера.

— Вы неплохо осведомлены в таких делах, — с усмешкой проговорил Люк. — Интересно, откуда подобная осведомленность?

— Я слышала о таких письмах с требованием выкупа. А еще мы с Хетти читали книжки о приключениях…

Люк внимательно посмотрел на девушку.

— И эта мифическая Хетти обучала вас французскому языку? И географии тоже?

В глазах Сент-Клера не было осуждения, но Перл поняла, что угодила в ловушку. Значит, он заметил, что она непроизвольно отвечала на вопросы мадам Бийо по-французски, но тогда предпочел это скрыть.

Перл не выдержала взгляда Сент-Клера и отвела глаза. Но уже в следующее мгновение в ней заговорила гордость, и она, вскинув подбородок, заявила:

— Хетти вовсе не мифическая. Хетти действительно моя подруга.

Он взглянул на нее с некоторым удивлением, и Перл чуть было не рассказала ему обо всем… К счастью, она вовремя одумалась — ведь если бы Сент-Клер узнал, кто она на самом деле, то он стал бы ее презирать. Случилось так, что за один день он стал ей другом, а может, не только другом… Но все сразу кончится, как только он узнает, что она — из семьи аристократов.

Тут Сент-Клер тронул ее за плечо, и это его прикосновение показалось ей удивительно приятным.

— Пойдемте, Пегги, — проговорил он вполголоса. — Вернемся домой и во всем разберемся.

12
{"b":"11498","o":1}