ЛитМир - Электронная Библиотека

Сэр Сирил был весьма озадачен тем, что дама задает такой вопрос. Тем не менее, он стал пространно рассуждать на эту тему. Перл очень скоро поняла, что он цитировал известную ей статью из газеты «Тайме», и сразу потеряла интерес к разговору.

Когда танец закончился, она увидела еще одного мужчину, очень похожего на Люка. Он направлялся к буфетной стойке, и Перл отметила, что он даже двигался как Люк, хотя воспитанной девушке из высшего общества не пристало замечать в мужчине такие вещи.

Сэр Сирил поблагодарил ее за танец, а она повернулась, чтобы понаблюдать за этим человеком. Как только он обернется, она увидит, кто он, и ей станет смешно, что она могла так ошибиться. А пока она представляла Люка Сент-Клера как мужчину своего круга. О чем они в таком случае могли бы говорить?

Ни к одному мужчине ее так не влекло, как к нему. Неужели одного поцелуя — пусть страстного — достаточно, чтобы она так влюбилась? А может, это судьба? Люк говорил об этом…

К ней уже приближался следующий партнер. Изобразив на лице вежливую улыбку, предназначенную для лорда Эджмонта, Перл бросила последний взгляд на незнакомца, похожего на Люка. В следующее мгновение он обернулся — и она чуть не вскрикнула…

Неужели у нее так разыгралось воображение? Или он действительно очень похож на Люка Сент-Клера? Она почти не слышала слов лорда Эджмонта, склонившегося над ее рукой. Но, в конце концов, ей все же удалось оторвать взгляд от незнакомца.

— Мне очень хочется пить, милорд, и я проголодалась, — проговорила Перл — и не узнала собственный голос. — Милорд, вы не возражаете, если я выпью немного лимонада и съем пирожное?

Лорд Эджмонт был готов выполнить любое ее желание, но ей требовалось совсем другое — подойти поближе к джентльмену, стоявшему возле буфета.

— Пойдемте вместе, — предложила Перл. — Я хочу посмотреть, какой у них выбор пирожных. Мне также кажется, что я еще не со всеми гостями поздоровалась.

Не слушая, что ответил ей лорд Эджмонт, и, не замечая, идет ли он за ней, Перл направилась к буфету. И чем ближе она подходила к незнакомцу, похожему на Люка, тем быстрее билось ее сердце.

Глава 7

— Значит, в этом доме нет молодой девушки в том возрасте, когда у нее должна быть гувернантка? — спрашивал Люк у дворецкого, раскладывавшего на блюде омаров. — Я был уверен, что протеже моей тетушки служит в семье лорда Чатема.

Дворецкий отрицательно покачал головой.

— У леди Минервы нет гувернантки уже два года, с тех пор как ей исполнилось восемнадцать. Может, кто-нибудь из слуг слышал об этой вашей Пегги, — добавил дворецкий.

— Спасибо, — кивнул Люк.

Это был уже третий дом, где он безуспешно разыскивал Пегги. Она говорила что-то и про Оукшир-Хаус, но туда Люк не мог получить приглашение.

Он уже собрался спросить у дворецкого, не слыхал ли тот что-нибудь о девушке по имени Хетти, но тут кто-то хлопнул его по плечу.

— Вот ты где, дружище! Снова расспрашиваешь слуг? Протеже твоей тетки рано или поздно найдется, не сомневайся, Люк. Пойдем, я хочу тебя кое с кем познакомить.

Изобразив на губах улыбку, Люк обернулся к лорду Маркусу Нортрапу, одному из своих самых близких друзей. Они подружились в Оксфорде, когда обнаружили, что у них много общего, в том в числе любовь к розыгрышам. Будучи младшим сыном герцога Марланда, Маркус, основываясь на опыте четырех старших братьев, давал Люку много ценных советов. Кроме того, Маркус обладал умением — не хуже, чем у профессионального взломщика, — проникать туда, куда им не разрешалось.

Получив записку от Люка — тот сообщил, что появился в городе, — лорд Маркус, как всегда, тут же ответил приглашением остановиться у него в доме на Гроувнер-стрит. Люк принял предложение — так он и прежде поступал, когда превращался в Лючо ди Санто.

— Да, Маркус, расспрашиваю. Извини, я слишком усердно выполняю поручение тетушки Лавинии, хотя в этом нет никакой нужды. — Нужда была, да еще какая! — но не мог же он признаться в этом! — Кому ты хочешь меня представить?

Маркус усмехнулся и сразу же стал выглядеть моложе своих двадцати пяти.

— О, очень многим, если учесть, что это твой первый визит в Лондон в нынешнем году. Вот, например, идет леди, с которой ты непременно должен познакомиться. Редкостная оригиналка. Бриллиант чистой воды. Синий чулок и филантроп, если можно так сказать о даме. Она могла бы ввести тебя в самые высшие круги общества, если ты ей понравишься. Давай я тебя ей представлю, дружище.

Но Люк уже не слушал Маркуса. Он думал о том, что, возможно, в этот вечер посетит еще какой-нибудь особняк. Люк провел без Пегги всего несколько дней, а у него было ощущение, что он лишился чего-то очень ценного. И все же, сделав над собой усилие, он с улыбкой обернулся, чтобы познакомиться с дамой. Лорд Маркус тоже улыбнулся и проговорил:

— Миледи, позвольте представить вам моего старого друга Лючо ди Санто, племянника графа ди Санто. Лючо итальянец, но по материнской линии — англичанин. Люк, это леди Перл Морстон, дочь герцога Оукшира.

Люк замер в изумлении. Он смотрел на стоявшую перед ним молодую леди и глазам своим не верил. Голова у него шла кругом, и казалось, что пол зала уходит из-под ног. А голос Маркуса доносился словно откуда-то издалека.

Как же так? Такого не может быть! Неужели это божественное существо, леди Перл Морстон, дочь герцога, — не кто иная, как бедняжка Пегги?! Однако сомнений быть не могло — перед ним действительно стояла девушка, которую он искал. Какое неожиданное завершение поисков!

Леди Перл, конечно же, тоже его узнала. Ее щеки порозовели, и на мгновение Люку показалось, что она либо упадет в обморок, либо отклонит знакомство. Но она вежливо кивнула и проговорила:

— Рада познакомиться с вами, синьор ди Санто. Вы давно приехали в Лондон? — Никто, кроме Люка, не заметил, что в ее глазах появилось осуждение.

— Я приехал всего два дня назад и остановился в доме лорда Маркуса, — ответил он с не меньшим осуждением во взгляде. Разве можно было сравнить ее обман с его обманом?

Тут Маркус с улыбкой сказал:

— Боюсь, миледи, нам придется его перевоспитать — Лючо так редко бывает в Лондоне. Он попал к нам в Оксфорд после того, как воспитывался за границей, а теперь живет в Европе. Редко встретишь такого космополита, как он. Лючо совершенно не знаком с жизнью в Лондоне, — закончил Маркус и рассмеялся.

Люк из вежливости тоже засмеялся. Перл же, заставляя себя улыбнуться, проговорила:

— Полагаю, что у космополита синьора ди Санто были возможности отшлифовать свои манеры в другом окружении.

Люк церемонно поклонился и ответил:

— Я счастлив познакомиться с вами, миледи. Что же до моих манер, то я готов пройти любое испытание, если вам, конечно, будет угодно испытать меня.

Она вскинула брови.

— Вот как! Может, мне следует представить вас моему отцу? Говорят, он очень проницателен.

— Это будет для меня величайшая честь, миледи. — Люк снова поклонился и мысленно добавил: «Почему бы мне не решиться на эту игру? Может, тогда представится возможность поговорить с ней наедине?»

В глазах Перл промелькнуло беспокойство, но она все же кивнула.

— Только разрешите мне сначала извиниться перед моим партнером. А потом я представлю вас герцогу и герцогине.

Когда Перл ушла, Маркус бросил на Люка вопросительный взгляд, но тот молча пожал плечами, давая понять, что не знает, о чем говорить. Перл же поговорила с каким-то худощавым джентльменом, приняла у него стакан лимонада и, выпив его, вернулась к Люку.

— Вы готовы, синьор ди Санто?

Люк предложил ей руку — и невольно вздрогнул. Едва лишь она прикоснулась к нему, он ощутил сильнейшее влечение и был ошеломлен предательством «бедной Пегги».

Как далека была эта одетая в шелка и сверкающая бриллиантами леди от той девушки, которую он спас! И как она теперь недосягаема для такого простого смертного, как он! «Но почему же она оказалась у Маунтхитов на кухне?» — спрашивал себя Люк. Он решил, во что бы то ни стало узнать правду.

17
{"b":"11498","o":1}