ЛитМир - Электронная Библиотека

— Оказывается, ваши обстоятельства вовсе не были такими затруднительными, как вы мне рассказывали, — проговорил Люк вполголоса.

— Ваши тоже, — ответила она. — Скажите, какая из ваших историй… — Она замолчала, так как с ней заговорила дама в желтых и зеленых шелках.

— Леди Перл, моя дорогая! Наша бесценная Обелия только что рассказала мне, что слухи о вас оказались ложными. Я так рада за вас, просто ужасно! — Дама в волнении покачивала головой, и огромное зеленовато-желтое перо, украшавшее ее тюрбан, колыхалось в такт словам.

— Благодарю вас, леди Вэринз. Уверяю вас, что это была буря в стакане воды. Я навещала свою няню, которая заболела, но слуги все перепутали. В следующий раз я напишу записку персонально своему отцу.

«Так вот какую придумали историю, чтобы объяснить ее внезапное исчезновение», — мысленно усмехнулся Люк. Ему не терпелось узнать, что же произошло на самом деле. Действительно, что ей понадобилось на кухне у Маунтхитов? Может, она выслеживала соперницу из высшего общества, поэтому и прикинулась служанкой?

Леди Вэринз наконец-то от них отошла, но Люк так и не успел возобновить разговор. Перл подвела его к красивой немолодой паре — герцогу и герцогине Оукшир.

— Отец, ваша светлость, разрешите представить вам синьора Лючо ди Санто, близкого друга лорда Маркуса Нортрапа.

Она отошла в сторону, и Люк поклонился герцогу. При этом он чувствовал, что Перл внимательно за ним наблюдала — вероятно, ожидала, что он совершит какую-нибудь оплошность.

— Для меня большая честь быть вам представленным, — заметил Люк. — Прошу прощения, если я невольно навязываю вам свое знакомство. В Италии некоторые вещи делают иначе.

Герцог, импозантный мужчина с очень светлыми волосами, тронутыми на висках сединой, дружелюбно улыбнулся:

— Рад познакомиться с другом одного из сыновей Марланда. Моя Перл представит вас и другим гостям, не так ли, дорогая?

Герцогиня протянула руку и капризным тоном проговорила:

— Я тоже рада познакомиться с вами, синьор ди Сан-то. Полагаю, вы долго жили на континенте. Признаюсь, моя мечта — путешествовать.

Теперь Люку пришлось лгать. Но делать это в присутствии Пегги-Перл ему очень не хотелось. Да, как ни странно, не хотелось. Хотя она ему лгала…

— Я провел несколько лет в Италии, у своего дяди графа ди Санто. — Эту историю он часто рассказывал своим друзьям из высшего общества. — Но моя мать — англичанка, и она настояла, чтобы я получил надлежащее образование в Англии. Однако мои манеры сформировались главным образом за границей.

— И эти манеры очаровательны. — Ресницы герцогини затрепетали. Взглянув на Перл, она продолжала: — Дорогая, не забудь оставить танец за синьором ди Санто. Надо дать ему почувствовать, что в Англии ему рады.

Люк покосился на Перл и заметил, что она нахмурилась. Неужели она не желала танцевать с ним? Этого он никак не ожидал.

— Уверен, что все танцы леди Перл уже расписаны, но я благодарен вам за столь дружелюбное отношение, — проговорил Люк.

Герцогиня покачала головой.

— А я уверена, что все ее вальсы еще свободны, не так ли, дорогая?

Леди Перл немного помедлила и кивнула.

— Вы правы, герцогиня. — Взглянув на Люка, она добавила: — Почту за честь, сэр.

Перл изобразила улыбку, однако было совершенно очевидно, что ей ужасно не хотелось с ним танцевать.

Попрощавшись с герцогом и герцогиней, Люк повел Перл обратно к буфету.

— Вам не обязательно со мной танцевать, — проговорил он вполголоса. — Я прекрасно понимаю, что вы предпочли бы этого не делать.

Шок от неожиданной встречи уже прошел, и выражение ее лица было непроницаемым. Но тут она вдруг взглянула на него с грустной улыбкой — и на мгновение стала прежней Пегги. Люк тут же растаял, и ему пришлось приложить невероятные усилия, чтобы не заключить ее в объятия.

— Не в том дело, — сказала она. — Обелия знает, что я никогда не танцую вальс. Так что это просто еще один способ наказать меня.

— Я уже понял, что между вами и вашей матерью существуют трения…

— Она моя мачеха, — перебила его Перл. «Так вот в чем дело!» — промелькнуло у Люка.

— Но я вовсе не желаю быть орудием наказания, — заявил он. — Ко всему прочему я очень давно не танцевал. — Это было правдой. Люк не танцевал с прошлого года — тогда он последний раз появился в обществе под именем ди Санто. Но сейчас он мог бы к ней прикоснуться…

— Вообще-то я не возражаю, — сказала Перл. — А если я смогу сделать вид, что наслаждаюсь танцем, то одержу над герцогиней маленькую победу. Кроме того, — добавила она с очаровательной улыбкой, — этот вальс — наш единственный шанс поговорить без свидетелей. А я убеждена, что нам надо задать друг другу очень много вопросов.

Она была права. Хотя он и убеждал себя в том, что должен забыть о своих чувствах к этой женщине. Но почему же она ему лгала? Почему?..

Люк поклонился и проговорил:

— Тогда я буду с нетерпением ждать того момента, когда заиграют вальс.

А пока он задаст несколько вопросов Маркусу — тот наверняка знает немало про леди Перл.

Перл смотрела вслед удалявшемуся Люку. «Что же в нем так привлекает меня? — думала она. — Ведь он, мягко говоря, был со мной нечестен». Да, он обманывал ее, и все же она с величайшим нетерпением ждала вальса.

Обелия уже не в первый раз устраивала ей такую ловушку с вальсом. Разумеется, мачеха прекрасно понимала: племянник небогатого итальянского графа не мог считаться приличной партией для дочери герцога Оукшира. Однако Обелия была явно очарована внешностью и манерами Люка, и Перл очень хотелось, чтобы отец заметил, как его супруга флиртует с новым знакомым.

Впрочем, в данном случае Перл не могла винить мачеху. На одетого по последней моде Люка заглядывались все женщины — и молодые, и пожилые. «Но танцевать он будет со мной», — с замиранием сердца подумала Перл. Всего полчаса назад она представляла, о чем бы говорила с ним, если бы он принадлежал к ее кругу, а теперь…

— Миледи… — Ее раздумья прервал лорд Хардвик. — По-моему, этот танец мой, не так ли?

Перл кивнула и пошла танцевать с лордом Хардвиком, хотя пожилой граф не очень-то ей нравился. Манеры у него были отменные, но его высокомерие и самоуверенность всегда ее отпугивали.

Граф был так же богат, как ее отец, но она знала, что он очень рассчитывал на ее деньги и тот престиж, который принес бы ему брак с ней. Пока графу пришлось прекратить свои ухаживания, потому что она уже дважды ему отказывала. К счастью, отец его недолюбливал, так как они часто оказывались по разные стороны в вопросах политики.

— Вы сегодня замечательно выглядите, миледи, — заметил граф, когда они заняли позицию для котильона. — Похоже, ваше последнее… э-э… приключение пошло вам на пользу.

Перл заставила себя рассмеяться.

— Приключение? Сомневаюсь, что это было приключение. Я просто навещала свою старую няню. Но я благодарю вас за комплимент.

Его взгляд скользнул по ее фигуре.

— Здоровье всегда привлекает в молоденькой девушке. Оно добавляет блеска ее прелестям.

В этот момент заиграла музыка и начался танец, так что разговор прервался. Лорд Хардвик был весьма уважаемым и влиятельным человеком, но временами в его манерах проскальзывала неприятная угодливость и льстивость.

Танец наконец-то закончился. Перл оглядела зал, однако Люка нигде не было. А что, если его появление здесь — всего лишь часть какого-то плана? Может, он уже скрылся — как тогда в доме Маунтхитов?

Лорд Хардвик неожиданно проговорил:

— Миледи, вам знаком тот молодой человек, который идет сюда?

Она обернулась и вздохнула с облегчением.

— Это синьор ди Санто. Он недавно приехал с континента. Мне его представили, а что?

Граф улыбнулся и пробормотал:

— Мне показалось… Он мне кое-кого напомнил, вот и все. Но его имя ничего мне не говорит. — Граф поцеловал Перл руку, потом бросил еще один взгляд на Люка и направился в другой конец зала.

Люк подошел к ней и проговорил:

18
{"b":"11498","o":1}