ЛитМир - Электронная Библиотека

Но все объяснилось просто.

— Ваша светлость, вы были так добры, что пригласили меня сегодня после того, как я пренебрегал вами всю последнюю неделю. Смею я надеяться, что вы меня простили?

— Ну-ну, милорд, вы не совершили ничего такого, что требовало бы прощения. Напротив, я надеялась, что смогу вас уговорить сопровождать леди Перл сегодня вечером в оперу. Мы с герцогом хотели бы сами сопровождать ее, но боюсь, что вместо этого нам придется присутствовать на скучнейшем дипломатическом приеме.

Перл полагала, что после того, что она рассказала отцу, Обелия прекратит свое неуемное сводничество. Увы, она ошиблась. Обелия, казалось, даже удвоила свои усилия. Перл чуть не задохнулась от злости — мачеха слишком много себе позволяла. Взглянув на герцогиню, она ледяным тоном проговорила:

— Сожалею, что вы сначала не посоветовались со мной, ваша светлость. Вы поставили лорда Беллоусворта в неловкое положение. Дело в том, что я уже дала согласие другому джентльмену… Именно он будет сопровождать меня.

— Вот как? — Герцогиня явно ей не поверила. — И кто же он, этот джентльмен? Кстати, позволь спросить: когда у тебя была возможность с ним договориться?

Именно в этот благословенный момент доложили о приезде Люка. Перл вздохнула с облегчением и одарила мачеху сладчайшей улыбкой.

— Я поеду в оперу с синьором ди Санто. Мы обсудили этот вопрос вчера во время вальса — того самого, который предложили вы, ваша светлость.

Глава 8

Услышав свое светское имя, слетевшее с уст Перл, Люк замер на пороге роскошной гостиной. Перл — сегодня она казалась еще более прекрасной — тотчас же заметила его, но не подала виду. Люк вошел в комнату и, отвесив хозяйкам изысканный поклон, с улыбкой проговорил:

— Ваша светлость, миледи, я польщен тем, что моя скромная персона стала предметом обсуждения.

— Ах, синьор ди Санто! — воскликнула Перл, изобразив удивление — словно только сейчас его заметила. — А я как раз делилась с герцогиней нашими планами… Вы не забыли, что сегодня вечером мы с вами едем в театр? Кажется, вы говорили, что «Отелло» — одна из ваших любимых опер, не так ли?

Люк не колебался ни секунды.

— Разумеется, говорил, миледи. Как я уже сказал вчера, я в восторге от того, что у меня будет возможность одновременно удовлетворить две страсти… Мои страсти — любовь к театру и к обществу прекрасных дам.

Ему показалось, что при слове «страсти» Перл немного покраснела, и он спрятал улыбку. Может, она и светская дама, но при этом весьма наивная. Во всяком случае, он уже менее болезненно воспринимал ее обман.

— Ваша светлость, — Люк повернулся к Обелии, — я хотел бы еще раз поблагодарить за ваше вчерашнее предложение пригласить леди Перл на вальс. Ваша поддержка была для меня крайне лестной.

Теперь уже покраснела герцогиня. Она искоса посмотрела на высокого блондина, сидевшего рядом с Перл, и тот ответил ей натянутой улыбкой. «Возможно, герцогиня прочит его в женихи Перл», — подумал Люк, но ни один мускул не дрогнул на его лице.

— Я всего-навсего была любезна с человеком, только что приехавшим в Лондон. А леди Перл…

— Она необычайно обаятельна, — с улыбкой вставил Люк. — Я знаю, было бы невероятно, если бы она уже не была обручена. Но я приехал сюда в надежде уговорить ее покататься со мной сегодня днем. Лорд Маркус, — теперь он улыбался Перл, — предположил, что вы могли бы познакомить меня с английскими обычаями, отличающимися от итальянских. — Маркусу и в голову такое не могло прийти, но Люк не сомневался: его друг не возражал бы, если бы узнал, что его имя используют для благого дела.

Прежде чем герцогиня заговорила — она наверняка запретила бы поездку, — Перл сказала:

— Я намеревалась заехать в магазин и купить новую шляпу, но это можно отложить и до завтра. Я буду в восторге, если смогу просветить вас относительно того, чего ждет от вас английское общество.

— Вы само великодушие, миледи. — Люк снова улыбнулся. — Не могли бы вы представить меня гостям? — Он повернулся к джентльмену, в котором инстинктивно почувствовал соперника.

— Это маркиз Беллоусворт, давний друг нашей семьи. — В голосе герцогини послышались суровые нотки — очевидно, она хотела поставить Люка на место.

«Разумеется, она не считает меня хорошей партией для своей падчерицы, — подумал Люк. — Что ж, герцогиня права… Только не следует показывать, что я знаю об этом».

— Рад познакомиться, Беллоусворт… — Люк чуть наклонил голову, пародируя тот надменный вид, какой в таких случаях принимали многие его оксфордские знакомые из аристократических семей.

Беллоусворт покраснел и откашлялся.

— Ваш покорный слуга, ди Санто… — Маркиз явно нервничал, и Люк понял, что добился своего.

— А эти очаровательные дамы, должно быть, сестры? — Люк повернулся к гостьям, сидевшим рядом с маркизом. — Они так похожи… Даже цвет волос один и тот же.

— Это леди Уитгингтон и ее дочь, мисс Чалмерс, — ответила герцогиня.

Старшая из дам захихикала от восторга. Люк же улыбнулся и отвесил им поклон, чуть менее галантный, чем тот, которым он приветствовал хозяек дома.

— Для меня большая честь познакомиться с вами. — Он заглянул в глаза сначала матери, потом дочери, и они обе зарделись.

«Слава Богу, отсутствие практики не сказалось на моих светских манерах», — подумал Люк. Он наконец-то сел, но не так близко к Перл, как ему хотелось, — об этом позаботился долговязый маркиз. Люк намеревался занять место маркиза, как только тот освободит его, но оказалось, что Беллоусворт остается на ленч. Так как Люк не мог сам себя пригласить, ему вскоре пришлось откланяться.

— Я заеду за вами в пять часов, и мы поедем на прогулку. — Он склонился над рукой леди Перл.

Она тотчас же почувствовала жар во всем теле, однако с невозмутимым видом ответила:

— Буду ждать. До встречи, сэр.

Покинув Оукшир-Хаус, Люк направился к дому лорда Маркуса. Он надеялся, что друг одолжит ему свой фаэтон для прогулки с леди Перл. Разумеется, Люк мог бы просто-напросто украсть чей-нибудь экипаж, но тогда его прогулка в обществе прекрасной дамы была бы омрачена.

Перл казалось, что ленч тянется бесконечно, и она даже не пыталась прислушиваться к бессмысленной болтовне лорда Беллоусворта и мачехи. Интересно, о чем они с Люком будут говорить, когда останутся наедине? О чем она его спросит — и как? Надо постараться, чтобы удовольствие от беседы не отвлекло ее от главного…

— Чему вы улыбаетесь, миледи? — спросил лорд Беллоусворт. — Неужели вас рассмешила кража бриллиантов у леди Маунтхит?

Вспомнив, о чем накануне ей рассказывала леди Минерва, Перл заинтересовалась разговором.

— Конечно же, нет, — ответила она. — Просто я думала совсем о другом. А что, вора еще не поймали?

Лорд Беллоусворт покачал головой.

— Но это только вопрос времени. Я слышал, что у властей уже есть многообещающая версия.

— Неужели? Значит, они надеются, что наконец-то поймают этого… Святого? — Вчерашние подозрения показались ей абсурдными, но все же она не могла избавиться от дурного предчувствия.

Маркиз усмехнулся:

— Уверяю вас, его дни сочтены. Ожерелье леди Маунтхит — вернее, его часть — уже найдено. Негодяй разломал ожерелье на части — видимо, для того, чтобы было легче его продать.

— Разломать такое великолепное ожерелье?! — воскликнула герцогиня. — Бедная Маделейн!

Перл невольно поморщилась. Столько шума из-за нескольких бриллиантов! А в квартале Севен-Дайалс множество несчастных — этим людям не каждый день удается пообедать.

— А удалось ли найти тех, кто продал ожерелье? — поинтересовалась Перл. Беллоусворт кивнул:

— Да, удалось. Бриллианты поступили в магазин через известного скупщика краденого. Когда его допросили, ему пришлось дать описание человека, продавшего ему драгоценности.

— Описание? — Перл пыталась не выдать своих чувств. — И как же выглядел этот человек?

Лорд Беллоусворт улыбнулся.

20
{"b":"11498","o":1}