ЛитМир - Электронная Библиотека

— Неужели вы тоже увлечены этим негодяем? Многие молоденькие девушки им восхищаются, но я считал вас более благоразумной, леди Перл. Во всяком случае, мальчишка, продавший бриллианты, вряд ли был сам Святой. Больше похоже на то, что он — один из его подручных.

— Вы хотите сказать, милорд, что это был мальчик? — удивилась герцогиня. — Я полагала, что Святой действует в одиночку. О, как это отвратительно, если он нанимает детей для своих грязных дел!

— Согласен с вами, ваша светлость. Я слышал, что мальчику лет двенадцать, не больше. Некоторые предположили, что он, возможно, сын этого мерзавца. Как только его поймают — а это случится очень скоро, — мы узнаем про него всю правду.

«Его сын? — ужаснулась Перл. — Неужели Люк мог… Нет-нет, у него не может быть сына. А если бы был, то я бы наверняка его увидела».

Немного успокоившись, она с улыбкой проговорила:

— А как вам удалось все это узнать, милорд?

— От моего кузена лорда Гримсби — он ведь судья. Конечно, судьи не занимаются расследованиями, но кузен в курсе дела и кое-что мне рассказывает. Вернее — моей матери. Она боялась вечером ложиться спать, пока он не заверил ее, что негодяя вот-вот поймают.

— Как удачно, что у вас есть такой родственник, — пробормотала Перл. «А может, это все-таки Люк? — подумала она. — Что ж, сегодня я непременно узнаю все его секреты, какими бы они ни были».

Фаэтон остановился перед парадным входом Оукшир-Хауса.

— Помни, Рифля, ты должен быть нем как рыба. Нам с тобой еще предстоит поработать над твоим произношением, — добавил Люк с улыбкой.

Его слуга, камердинер и кучер молча кивнул. Затем, приложив палец к губам, прошептал:

— Буду нем, сэр.

Люк бросил на него выразительный взгляд, но на мальчишку это не произвело ни малейшего впечатления. Одетый в ливрею и с наклеенными усиками, он выглядел старше, но все же больше походил на пажа, чем на камердинера.

— Очень хорошо. Я вернусь через несколько минут с молодой леди, о которой я тебе говорил.

Рифля кивнул и соскочил с козел. Люк же направился к величественному входу в Оукшир-Хаус.

Приходить в этот дом и приглашать леди Перл на прогулку было не очень разумно. После того как он убедился, что «его Пегги» не грозит опасность, ему надо было незаметно исчезнуть, предварительно извинившись перед Маркусом. Но он понял, что ему трудно расстаться с Перл.

Сейчас ему пришлось еще раз напомнить себе, что у него не может быть никаких отношений с этой леди. Она жила в своем мире, а он — в своем, и у них не было ничего общего. В какой-то момент — либо на прогулке, либо вечером в опере — придется сказать ей об этом и распрощаться. Но сначала ему надо узнать правду о ее вылазке в трущобы Лондона — пусть даже он больше никогда ее не увидит.

Его проводили в ту же роскошную гостиную. Герцогини, к счастью, не было, зато Перл появилась почти тотчас же.

— Вижу, что могу считать точность одним из ваших достоинств. — Люк поклонился, стараясь не обращать внимания на то, как при ее появлении забилось его сердце. — Не многие светские дамы могут этим похвастать — по крайней мере, я так слышал.

Перл лукаво улыбнулась.

— Я никогда не видела смысла в том, чтобы заставлять джентльмена ждать, раз уж я согласилась принять его. Если я хочу избежать его общества — что случается довольно часто, — я просто говорю ему об этом без обиняков.

— Значит, я польщен вдвойне. Что ж, едем? — Люк предложил ей руку.

— Моя горничная спустится через минуту, — сказала Перл. — Я сначала хотела оставить ее дома, но герцогиня и слышать об этом не желала. Впрочем, мы можем смело говорить в ее присутствии.

В следующее мгновение в гостиной появилась темноволосая девушка в нарядном платье.

— Полагаю, это и есть Хетти? — усмехнулся Люк. Девушка покраснела до корней волос и в смущении взглянула на свою хозяйку.

— Да, милорд.

Люк едва заметно нахмурился.

— Никакой я не лорд, Хетти, а просто мистер. Или синьор. Запомни это, пожалуйста.

Хетти молча кивнула, а Перл с улыбкой проговорила:

— Осмелюсь предположить, что вы не дадите нам забыть об этом, мистер ди Санто.

В интонациях ему послышался легкий упрек. Неудивительно, что ей не понравилось его замечание — ведь совсем недавно он говорил ей о своей нелюбви к аристократии. Но что из того? Если знатной леди Перл угодно принять его замечание на свой счет, с этим ничего не поделаешь.

Люк помог дамам забраться в фаэтон. Перл села рядом с Люком, взявшим в руки вожжи, а Хетти и Рифля уселись сзади. Люк очень надеялся, что его протеже запомнил наставления и будет разыгрывать немого.

— Я не ожидала, что у вас тоже будет сопровождающий, — с улыбкой заметила Перл. Если присутствие еще одного человека ее и раздражало, она сумела это скрыть.

— Это мой камердинер, но он у меня недавно, и ему надо подучиться, — ответил Люк. — Вот я и предложил ему поехать со мной. Пусть набирается опыта.

Перл взглянула на него с некоторым удивлением — ведь люди ее круга не «предлагали» своим слугам, а приказывали. Однако Люк не собирался исправлять свою оплошность.

— Наш вчерашний разговор прервали, — сказал он, намеренно отвлекая ее внимание от Рифли. — Насколько я понимаю, вы хотели бы продолжить его сегодня.

Перл немного смутилась.

— Да, я понимаю, с моей стороны было не совсем… прилично самой пригласить вас на прогулку, но ничего другого мне не пришло в голову. Могу я надеяться, что ваш слуга будет так же тактичен, как моя Хетти?

— Он вообще почти не умеет говорить, — громко сказал Люк — так, чтобы его услышал Рифля. — Помнится, вы собирались мне рассказать, что вы делали на прошлой неделе, когда переоделись в столь необычный для вас наряд.

— Да, верно, — кивнула Перл. — Но мне кажется, что я еще не слышала вашей истории.

Люк пожал плечами:

— Вы узнали все, о чем стоило рассказывать.

— Мне хотелось бы услышать и то, о чем рассказывать не стоило.

— Сначала дамы! — усмехнулся Люк. Во всяком случае, он не собирался рассказывать ей всю правду. Это было бы слишком рискованно — для обоих. Будет гораздо лучше, если он просто исчезнет — и пусть она утешается теми иллюзиями, которые у нее еще остались на его счет.

Она довольно долго молчала. Наконец кивнула:

— Что ж, хорошо.

В этот момент они въехали в ворота парка, и Люку какое-то время пришлось лавировать в потоке карет и всадников, стремившихся попасть в парк. Наконец они выехали на дорогу для экипажей, и Люк вопросительно посмотрел на Перл.

— Так что же?

Она тихонько рассмеялась.

— Знаете, теперь, когда надо все выразить словами… В общем, мне кажется, что я вела себя ужасно глупо. Я… я пряталась от своей мачехи, чтобы она не заставила меня выйти замуж.

Люк нахмурился.

— Она хотела вас заставить?.. А каким образом? Ведь вы не желаете выходить замуж, не так ли?

— В том-то и дело… — пробормотала Перл с виноватой улыбкой. — Теперь-то, оглядываясь назад, я понимаю, что у нее ничего бы не вышло. Однако она всячески пыталась… втянуть меня в компрометирующую ситуацию. Я узнала о ее планах совершенно случайно.

— Кто предупрежден, тот вооружен… Что же касается вашей мачехи, то я о ней не самого высокого мнения.

— Я тоже, — кивнула Перл. — Мне было бы достаточно просто проявлять осторожность, и она ничего бы не добилась, потому что меня всегда поддерживает отец. Но он тогда уехал из города, и мне пришлось сбежать…

Люк отнесся к ее рассказу с явным скептицизмом, поэтому Перл, немного помолчав, продолжала:

— У меня имелся и другой мотив. Вы сочтете это… глупостью, но для меня это очень важно. Мне хотелось узнать, как живут простые люди, то есть те, кто не имеет ни моего богатства, ни моих привилегий, И в какой-то степени благодаря вам я узнала гораздо больше, чем могла надеяться.

— Я вовсе не считаю это глупостью, — отозвался Люк. Многое, что рассказал о ней Маркус, подтверждалось, однако он сомневался, что даже одна девушка из десяти тысяч отважилась бы на такой поступок. — Если бы кто-то еще… из людей вашего круга сделал бы то, что сделали вы, реформы продвигались бы гораздо быстрее.

21
{"b":"11498","o":1}