ЛитМир - Электронная Библиотека

Перл повела его сначала вверх по узкой лестнице, а затем за угол и по коридору. К счастью, им не встретился никто из слуг — все они, видимо, были заняты обслуживанием гостей. В конце коридора Перл открыла еще одну дверь — дверь вела в ее собственную гостиную.

— Подождите минутку, — прошептала она. Затем заглянула в комнату и тихо позвала: — Хетти…

Горничная, сидевшая у туалетного столика, от неожиданности вздрогнула.

— Миледи! Что вы здесь делаете?

— Сбежала. — Она закрыла за собой дверь, оставив Люка в коридоре. — Ты же знаешь, я и раньше так делала. Прошу тебя, пойди и скажи герцогине, что у меня разболелась голова. Мистер ди Санто ушел, так как не захотел оставаться без меня, поэтому передай ей и его извинения.

Хетти пристально посмотрела на Перл. Потом кивнула:

— Хорошо, миледи. Но я вернусь, чтобы помочь вам раздеться.

— Не надо. Только расстегни эти крючки на спине, прежде чем уйдешь. А я лягу в постель, я ужасно устала. Встретимся утром.

Хетти расстегнула крючки и вышла через обычную дверь. Перл сразу же заперла за ней эту дверь.

«Что, если Люк догадался о моих намерениях и исчез?» — подумала она, бросившись к другой двери. Но он все еще ждал.

— Здесь нам никто не помешает, — сказала она, впуская его в комнату.

Перл все больше нервничала, и Люк, видимо, это заметил. Внимательно посмотрев на нее, он спросил:

— Вы хотели мне что-то показать?

— Да. То есть… — Помня о расстегнутом платье, она попятилась к письменному столу и нашарила на нем газету. — «Политический вестник». Вы его читаете?

По его взгляду Перл поняла, что ее поведение кажется ему странным. Но он все же подошел к столу.

— В последнее время не читаю. Вы хотите показать мне какую-то статью, напечатанную именно в этом номере?

«С чего, черт возьми, начинают, когда хотят соблазнить мужчину? — лихорадочно думала Перл. — Надо сейчас же что-нибудь предпринять, иначе он уйдет, а с ним — и мой последний шанс». Он протянул руку за газетой, но она быстро спрятала ее за спину.

— Люк, я… — Она смело взглянула ему в глаза в надежде, что он поймет то, чего она не смела выразить словами.

Вероятно, он что-то прочел в ее взгляде, потому что глаза его вспыхнули. Это придало ей храбрости, и она, уронив газету, положила руку ему на плечо.

Он накрыл ее своей рукой.

— Перл, вы не понимаете, что играете с огнем. Вы такая наивная…

Ну да, с огнем. Этот огонь сжигал ее до самых кончиков пальцев. Но она больше не колебалась. Другой рукой она дотронулась до его щеки.

— Я все понимаю. Но я хочу, чтобы вы… это сделали. Люк, пожалуйста.

Она обвила руками его шею и заглянула ему в глаза — они затуманились желанием. Но он, даже не пытаясь обнять ее, проговорил:

— Перл, вы представляете, что вы со мной делаете?

— Да. Потому что вы делаете со мной то же самое. Прошу вас, Люк, не отвергайте меня.

Тут он застонал и, сжав ее в объятиях, впился поцелуем в ее губы. Охваченная пламенем желания, Перл ответила на поцелуй. Она мечтала об этом с той минуты, как неделю назад ушла из его дома. Об этом и о многом другом. Не прерывая поцелуя, она стащила с рук перчатки и запустила пальцы в его волосы. Но он вдруг чуть отстранился. Затем, отступив на шаг, пробормотал:

— Мы не должны… Я не могу. Я никогда себе этого не прощу.

— А я не прощу вас, если вы этого не сделаете, — улыбнулась Перл, опьяненная его близостью и своей властью над ним. — Я приняла решение. Я хочу быть свободной. Так помогите же мне.

Какое-то время он колебался — Перл поняла это по его глазам. Но она уловила момент, когда он наконец сдался. Вскрикнув от радости, она бросилась к нему с поцелуями, и он обнял ее и привлек к себе.

Она прижалась к нему всем телом и стала развязывать его галстук. Потом добралась до пуговиц жилета. Перл боялась, что Люк начнет протестовать, но он, судя по всему, окончательно сдался. Обнаружив, что крючки на ее платье уже расстегнуты, он тихо рассмеялся.

— Вы и впрямь решительная.

— Я привыкла получать то, чего хочу. — Перл улыбнулась. — И я хочу этого уже давно — с того момента, как увидела вас.

Она стащила с него жилет и принялась расстегивать рубашку.

— Что ж, у аристократов свои привилегии, — усмехнулся Люк. — Кто я такой, чтобы отказывать вам, миледи?

«Вот именно — кто?» — задумалась Перл. Но задумалась лишь на мгновение; охваченная желанием, она сняла с него и рубашку, а Люк тем временем ухитрился спустить ее платье до талии и принялся расшнуровывать корсет.

— Полагаю, где-то поблизости у вас есть кровать? — спросил он неожиданно.

Перл кивнула в сторону спальни, дверь которой была распахнута настежь. Люк подхватил ее на руки и понес. Если бы какой-нибудь другой мужчина позволил себе нечто подобное, она пришла бы в ярость, возможно, испугалась бы. Но это был Люк…

Переступив порог спальни, он уложил ее на роскошную мягкую постель. Затем, присев на край кровати, снял башмаки и бриджи. Перл же, воспользовавшись тем, что Люк сидел к ней спиной, стащила через голову сорочку.

Увидев его восставшую плоть, она в первый момент ужаснулась. Как такое возможно? Как же…

Он улыбнулся и нежно поцеловал ее.

— Я буду осторожен, обещаю. Я не хочу, чтобы ты вспоминала об этом с сожалением.

— Я доверяю тебе, Люк. — И это было правдой. Никому еще она не доверяла так — всем сердцем, — как доверяла сейчас человеку, лгавшему ей едва ли не с первой минуты их знакомства. — Покажи мне, что нужно делать.

— Как всегда, прилежная ученица. — Он усмехнулся, прижал ее к себе и пробормотал: — Перл, я хочу, чтобы ты чувствовала то же, что чувствую я. И ты не должна бояться.

В ответ она откинулась назад и рывком привлекла его к себе. А затем стала поглаживать по спине и по плечам, наслаждаясь теплом его тела. Он тоже принялся ласкать ее, оставляя огненные следы там, где прикасались его пальцы. Но ей хотелось большего.

И Люк это понял.

Он прижал ладонь к ее животу и запустил пальцы в островок волос между бедрами. Перл вскрикнула и затрепетала, наслаждаясь неведомым ей прежде ощущением — острым, точно боль. Его пальцы ласкали ее лоно, и она громко стонала. Ей хотелось, чтобы эти дивные ощущения длились и длились…

Внезапно движения его пальцев прекратились, и она вскрикнула, протестуя. Но он тут же прижался к ней всем телом, и Перл почувствовала, как к лону ее прикоснулась его горячая пульсирующая плоть. Она инстинктивно задвигала бедрами, и он стал осторожно погружаться в нее, все глубже и глубже…

Они двигались в одном ритме, сначала медленно, потом все быстрее. Наконец он полностью вошел в нее, и Перл содрогнулась — у нее возникло ощущение, что ее тело взорвалось подобно фейерверку и разлетелось на тысячи сверкающих искр. Такого она даже представить себе не могла. А Люк по-прежнему приподнимался над ней и снова опускался. Наконец он вошел в нее последний раз и, тоже содрогнувшись, громко застонал.

Несколько минут они лежали без движения, лежали, обнявшись. Сердце Перл билось все медленнее, и дыхание постепенно восстанавливалось. О последствиях думать сейчас не хотелось, она лишь упивалась удовлетворением, упивалась ощущением блаженства.

Наконец Люк шевельнулся и прикоснулся ладонью к ее щеке. Потом нежно поцеловал и прошептал:

— Не жалеешь?

Она улыбнулась ему — улыбнулась своему возлюбленному.

— Нисколько. Я даже не представляла себе…

— Я тоже, Перл. Я… — Глаза его вспыхнули, и ей показалось, что он хочет сказать что-то очень важное…

Но в следующее мгновение все изменилось: Люк отстранился от нее — и словно отдалился. И она поняла его. Он был прав. Они оба знали, что он должен уйти; более того, знали, что, наверное, уже больше никогда не увидятся. Да, она знала это, но ее сердце отказывалось смириться…

Люк молча поднялся с кровати и стал одеваться.

«Но может быть, он все-таки… Нет, я не могу спросить его об этом, — думала Перл. — Это было бы нечестно по отношению к нам обоим».

27
{"b":"11498","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мираж золотых рудников
Когда исчезнет эхо
Никогда не верь пирату
Девчонка из Слезных трущоб
Те, кто пошел в пекло
Стихи, мысли, чувства
Вальс гормонов 2. Девочка, девушка, женщина + «мужская партия». Танцуют все!
Детекция скрываемой информации. Психофизиологический подход