ЛитМир - Электронная Библиотека

Рифля тихо присвистнул.

— Хорошо, что они не все нашли. Хотите, чтобы я продал их для вас?

Люк покачал головой:

— Слишком рискованно. Особенно сейчас, когда тебя разыскивают. Драгоценности слишком… легко узнать. Поэтому я отложил их на черный день еще несколько месяцев назад. К счастью, я припрятал и золото, и оно нам поможет прожить. — Люк положил в карман две монеты, а остальное снова завязал в узелок и спрятал в тайник.

Только после этого он осознал, какое важное решение сегодня принял. Он не воспользуется предложением Перл, но и воровать больше не будет. Ни для себя, ни для других. Ведь воруя, он страдал больше, чем его жертвы, — каждая кража разрушала пусть маленькую, но частицу его души.

Да, решено. Святой из квартала Севен-Дайалс больше никогда не выйдет на охоту.

Хотя в жизни ее произошел драматический поворот, Перл спала на удивление хорошо. Когда же она проснулась, солнце уже стояло высоко. В утреннем свете все ее фантазии растаяли. Но она по-прежнему нисколько не жалела о случившемся. Не жалела, потому что это был Люк… Хетти появилась в спальне в тот момент, когда Перл, потягиваясь, собралась вставать. В руках горничной был таз с горячей водой для утреннего умывания.

— Вы прекрасно выглядите, миледи, — улыбнулась она.

— Просто я хорошо выспалась, — ответила Перл. «Ни с кем не стану делиться своей тайной, — добавила она мысленно. — Странно, что Хетти ничего не заметила, — ведь я теперь совсем другая».

Перл встала с постели, подошла к окну и подставила лицо лучам солнца. Ее настроение не могла испортить даже небольшая боль между ног. Ей хотелось петь и танцевать. А когда она вспомнила о своем плане, то не смогла удержаться от улыбки.

— У меня появилась новая идея, Хетти, и мне снова понадобится твоя помощь.

Горничная насторожилась.

— Неужели хотите опять переодеться и уйти из дома, миледи?

Перл весело рассмеялась, и Хетти посмотрела на нее с беспокойством — ей почему-то казалось, что «новая идея» хозяйки не сулит им обеим ничего хорошего.

— Видишь ли, Хетти, я решила заняться… сбором фактов. Кому из прислуги можно было бы довериться? Мне нужен надежный человек, такой, чтобы никому не проболтался.

Хетти ненадолго задумалась.

— Дольше всех в Оукшир-Хаусе служит старший конюх Уильям. Но я сомневаюсь, что он станет что-либо делать за спиной герцога. Еще есть Джимми, который помогает на кухне. Этот за деньги готов на все. Но он слишком болтлив. Погодите! — Хетти щелкнула пальцами. — Джон Марли — вот кто нам нужен. Раньше он был помощником конюха, а теперь — один из дворецких. Джон — человек надежный, я бы даже доверила ему свою жизнь.

— Но разве он не обязан докладывать обо всем моему отцу?

Хетти едва заметно покраснела и покачала головой.

— Он не станет докладывать, если я попрошу его об этом. Мне кажется… Джон испытывает ко мне симпатию.

Две недели назад подобное заявление горничной не понравилось бы Перл (прислуге не разрешалось заводить между собой интрижки), но сегодня она лишь улыбнулась.

— Наверное, он подойдет, Хетти. После того как я позавтракаю, попроси его зайти ко мне в гостиную.

Час спустя молодой дворецкий стоял перед Перл, с беспокойством поглядывая то на нее, то на Хетти. Джон Марли не был красив, но у него было приятное и честное лицо. К тому же Хетти ему доверяла. «Пожалуй, он подойдет», — решила Перл.

— Джон, вы когда-нибудь были в Эджвере? — спросила она, сразу же приступая к делу.

Он не удивился (слишком хорошо был вышколен) и утвердительно кивнул:

— Да, миледи, дважды.

— Очень хорошо. У меня есть для вас поручение. Памятуя о том, что в любой момент могли начаться утренние визиты, Перл тут же объяснила, что ей нужно. Вспомнив рассказ Люка о его детстве, она изложила все, что знала о нем.

— И обо всем доложите только мне, Джон. Можно через Хетти, если вам это удобнее. Конечно, ваш труд будет оплачен, поскольку мое поручение не входит в ваши прямые обязанности. Я позабочусь о том, чтобы Апвуд не заметил вашего отсутствия.

— Спасибо, миледи. — Дворецкий поклонился. — Вы можете на меня положиться. Если нужная вам информация существует, я ее получу.

Его речь отличалась от речи обычного дворецкого, а уж от речи конюха — тем более. Перл поняла, что у Джона Марли тоже есть планы на будущее, и это ей понравилось.

— Спасибо, Джон. Я уверена, что у вас все получится.

— Очень хорошо, мистер ди Санто. Зайдите через неделю, и мы посмотрим, нашлось ли для вас что-нибудь подходящее.

Клерк конторы по найму захлопнул книгу записей, и Люк понял, что больше с ним разговаривать не будут.

Он молча кивнул и вышел, хотя ему очень хотелось послать очкастого клерка к дьяволу. Это была уже четвертая контора; в двух из них он воспользовался своим оксфордским именем, поскольку вакантные места требовали образования, подтвержденного официальными документами, а в остальных назвался настоящим именем, так как там предлагались более скромные места работы.

Поиски работы оказались еще более унизительными, чем он предполагал. В его жизни это была ступенька вниз — во всяком случае, Люк так считал. Теперь он уже начал сомневаться, что сможет выполнить обещание, данное Перл и самому себе.

Прошла почти неделя с тех пор, как он покинул Мейфэр, и Люк каждый день с замиранием сердца листал страницы скандальных хроник в газетах. Но пока ничего, связанного с леди Перл, не обнаружил. Это могло означать лишь одно: она никому ничего не сказала. Но почему не сказала? На этот вопрос он не мог ответить.

Может, она стыдилась признаться в их связи? Или молчала, оберегая его? Впрочем, какая разница? Ведь у каждого из них — своя собственная жизнь, и они никогда больше не встретятся.

Вернувшись, домой, Люк обнаружил у двери Рифлю.

— Я видел старика, — сказал мальчик. — И мне пришлось спрятаться за угол дома, чтобы он меня не заметил. Мне нельзя больше промышлять в этих местах. Даже если он не выдаст меня за обещанное вознаграждение, это сделает кто-нибудь из моих бывших дружков.

— Не надо тебе рисковать, Рифля. Мы найдем тебе какое-нибудь новое дело, не такое опасное. А потом сыщики забудут про тебя.

«Старик», о котором говорил мальчик, был хозяином воровского притона — Люк увел оттуда Рифлю два года назад. Негодяй так и не простил мальчишку за то, что тот ушел, и, вероятно, мог выдать его полиции, чтобы преподать урок другим своим «подопечным».

— Я бы мог снова вернуться к нему, — пробормотал Рифля, понурившись. — Он был не таким плохим… Даже не бил нас, когда мы долго не приносили ему деньги. Не бил, если не был пьян, конечно…

Люк нахмурился. Если он позволит Рифле вернуться к «старику», то он тем самым предаст мальчика.

— Не говори глупости, Рифля. Ты теперь стал более образованный. Разве я не научил тебя читать и писать? Мы найдем тебе что-нибудь получше. Хотя сначала ты, возможно, будешь не так много зарабатывать.

— Хорошо бы, сэр. — Рифля немного приободрился. Люк невольно усмехнулся. Мальчик верил ему безоговорочно, хотя сам он не очень-то был в себе уверен.

— У меня уже есть кое-что на примете, — солгал Люк. — Если я получу место, на которое рассчитываю, то смогу сам тебя нанять в качестве слуги.

— Правда, сэр?

Мальчик просиял, и Люк с улыбкой кивнул:

— Да, правда. Так что можешь начать прямо сейчас. Я приготовлю что-нибудь на обед, а ты пока почисти мои сапоги. Мне надо до вечера еще кое-куда сходить.

Рифля с жаром принялся за дело, а его старший друг нарезал хлеба и сыра — это и был их скромный обед. Хотя Люк твердо решил порвать с прошлым, он не мог не подумать о том, что одной кражи было бы достаточно, чтобы они с Рифлей прожили безбедно целый год.

Без Перл его жизнь потеряла всякий смысл. Какой толк в том, что он изменится, если она этого не увидит и не одобрит? И сколько еще осталось людей, которые отчаянно нуждаются в его помощи? Что, если рискнуть — и украсть в последний раз?

30
{"b":"11498","o":1}