ЛитМир - Электронная Библиотека

Он протянул Рифле тарелку и принялся обдумывать свой план.

Хетти воткнула последнюю шпильку в ее высокую прическу, и Перл, поблагодарив горничную, спустилась в главную гостиную. После того как кончилось ее приключение и все, что произошло потом, жизнь вошла в свое обычное русло, и Перл с каждым днем все больше мрачнела. Вставать, одеваться, завтракать, принимать визитеров — какая скука…

О прошлом Люка не было никакой информации — да она на нее и не рассчитывала. Войдя в гостиную, Перл невольно нахмурилась — гостей было немного, всего двое, но именно с этими людьми ей ужасно не хотелось общаться.

— Доброе утро, лорд Беллоусворт. Доброе утро, лорд Хардвик. — Эти двое были ее самыми настойчивыми поклонниками. Перл надеялась, что ее приветствие прозвучало достаточно тепло и гости не заметили ее истинного к ним отношения. — Очень рада видеть вас в нашем доме.

— Лорд Беллоусворт только что делился новостями, — сообщила Обелия. — Он рассказывал о расследовании… Мы говорили об этом на прошлой неделе, помнишь?

Перл поняла: мачеха недовольна тем, что она недостаточно радушно приветствовала гостей. Но недовольство мачехи ее нисколько не волновало. А вот расследование…

— Значит, они поймали Святого, не так ли, лорд Беллоусворт? — Перл старалась не выдать своих чувств. — Что сообщил вам ваш кузен?

Оба джентльмена встали, когда она вошла, но теперь снова сели.

— Нет, еще не поймали. Но кузен говорит, что они надеются поймать его в течение недели. Его подручного — мальчишку — выследили. Представьте себе, несколько слуг видели его на Гроувнер-стрит. Правда, их показания противоречивы. Один из сыщиков следит за ним и сейчас. И как только он вернется к своему хозяину, его тут же схватят!

Лорд Беллоусворт сиял так, словно это он вот-вот поймает опасного преступника. Перл деланно улыбнулась. Она мысленно молилась за Люка и за Рифлю.

— Право, я не понимаю, к чему такой переполох? — протянул лорд Хардвик, сдувая воображаемую пылинку со своей перчатки. — Что особенного делает этот человек? Святой просто перераспределяет деньги — очень незначительные суммы. И дает женщинам пищу для разговоров и сплетен. — Он снисходительно улыбнулся, и Перл заставила себя ответить на его улыбку.

Лорд Хардвик всегда отличался снисходительностью к ней и к другим дамам, и обычно ее это раздражало. Но сейчас Перл скорее присоединилась бы к его мнению, чем к мнению лорда Беллоусворта.

— Кроме того, — продолжал лорд Хардвик, — если этого человека схватят, дамы будут считать его мучеником, я не сомневаюсь. Как же в таком случае мы, обычные люди, сможем привлечь к себе внимание прекрасного пола?

— Вы себя недооцениваете, милорд! — воскликнула герцогиня. — Не правда ли, моя дорогая?

Перл снова улыбнулась и кивнула.

— Уверяю вас, джентльмены, любая женщина, если у нее есть хоть капля здравого смысла, предпочтет не вора, а порядочного человека — человека с незыблемыми моральными устоями, такого, как вы.

Джентльмены поклонились, принимая комплимент. Но Перл было не до них — она думала о Люке, думала о том, что ему, возможно, грозит опасность.

Услышав за спиной покашливание, Перл обернулась и увидела главного дворецкого. По выражению его лица она поняла, что он хочет сообщить ей что-то личное. Извинившись, Перл встала и пошла за дворецким к двери.

— В чем дело, Апвуд?

— Я бы не стал вас тревожить, миледи, но мне сказали, что вы дали строгое указание. Джон Марли выполнил ваше поручение. — Как и все слуги в доме, дворецкий был прекрасно вышколен и не проявлял любопытства.

— Спасибо, Апвуд. Скажите ему, чтобы он сейчас же пришел в мою гостиную.

Молча поклонившись, дворецкий удалился. Вернувшись к гостям, Перл сказала:

— У моей горничной что-то случилось с платьем, которое она должна была подготовить к сегодняшнему рауту. Мне надо срочно выбрать какое-нибудь другое, чтобы у нее было время купить необходимые аксессуары. Так что прошу меня извинить.

Возможно, Перл придумала не лучшую причину для того, чтобы оставить гостей, но ничего другого ей не пришло в голову. Джентльмены тут же встали и откланялись; оба уверяли, что и так засиделись. Обелия была явно недовольна, но не стала возражать, и Перл поспешила подняться в свои апартаменты.

Там она увидела не только Марли, но и незнакомую пожилую женщину. Хетти стояла рядом с ними и почему-то очень нервничала.

— Кто это? — Перл взглянула на молодого дворецкого.

— Миледи, я надеюсь, вы меня простите, — пробормотал Марли, — но я подумал, что вы захотите все услышать из уст самой миссис Стедмен. История, которую она вам расскажет, весьма занимательна.

— Вот как? — заинтересовалась Перл. — Прошу садиться, миссис Стедмен. Полагаю, вы имеете какое-то отношение к Люку Сент-Клеру?

— Да, миледи. — Женщина со вздохом опустилась на стул. — Я была его няней, когда он был маленьким мальчиком, а до этого — няней у его матери, да упокоится она с миром.

Перл села напротив женщины.

— Значит, миссис Стедмен, вы именно тот человек, с которым я хотела познакомиться. Вам наверняка известна родословная мистера Сент-Клера.

— Да, известна. Я знаю об этом даже больше, чем он сам. Таково было желание его матери. Но теперь он уже взрослый, и пора ему все узнать. Поэтому я очень благодарна, что вы прислали ко мне своего человека. А то я не знала, как мне разыскать своего мальчика. Вы меня к нему отведете, не так ли, миледи? Или вы хотите сами рассказать ему все?

— Рассказать все? Что именно? — Перл не удалось скрыть свое нетерпение.

— А то, что он вовсе не Сент-Клер. Его мать была урожденной Синклер, а настоящее имя Люка — Нокс. И он полноправный герцог Хардвик.

Глава 12

Перл в изумлении уставилась на пожилую женщину. Ей казалось, что она ослышалась.

— Но… герцог Хардвик только что был здесь. Он ушел всего лишь пять минут назад. Как это возможно, что Люк…

— Это, наверное, его дядя. — Лицо миссис Стедмен исказила гримаса отвращения. — Мистер Уоллис Нокс. Может, он и считает себя герцогом, но он не герцог. Леди Доротея хотела, чтобы Люк занял подобающее ему место, когда он вырастет, и я сделаю все возможное, чтобы помочь ему.

— Леди Доротея? Его мать?

— Да, дочь герцога Синклера, настоящая леди… Нельзя было без слез смотреть на то, как она жила после того, как убежала из собственного дома. Но ей надо было заботиться о маленьком Люке.

— Боюсь, я все еще не понимаю… — пробормотала Перл. Действительно, объяснения миссис Стедмен казались слишком уж невнятными. — Может, вам лучше начать с самого начала, миссис Стедмен? Ваша хозяйка, то есть мать Люка, вышла замуж за лорда Хардвика, и Люк их сын? Этому можно найти подтверждение?

— Да, в приходской книге аббатства Нокс все записано и их венчание, и крещение Люка.

«А копии этих записей должны быть здесь, в Лондоне, — подумала Перл. — Это можно проверить прямо сегодня».

— Я помню эти два дня так, как будто все происходило вчера, — продолжала миссис Стедмен. — Хозяйка была такой счастливой! Хорошо, что она тогда не знала, что ее ждет впереди.

Перл не выдержала и спросила:

— А что ее ждало? Ее муж умер, так?

— Умер?.. — Миссис Стедмен отвернулась, словно собираясь сплюнуть. — Не умер, а убит. И миледи была того же мнения, хотя у нее не было доказательств. Доказательства появились через год, когда негодяй попытался убить ее и Люка. Что это за чудовище? Поднять руку на трехлетнего ребенка…

Перл все еще не была уверена в том, что миссис Стедмен в своем уме, но все же в ужасе воскликнула:

— Действительно чудовище! Кто может совершить такое?! И почему? Каким образом?

— Кто и почему? Мистер Уоллис Нокс, конечно. Тот, который сейчас называет себя лордом Хардвиком. А причина простая… Со смертью брата и Люка все переходило бы к нему — титул, деньги, земли… и остальное.

Перл знала: лорд Хардвик так же богат, как ее отец, возможно, еще богаче. Да, конечно, деньги — серьезный мотив для убийства, но все же ей трудно было в это поверить…

31
{"b":"11498","o":1}