ЛитМир - Электронная Библиотека

— А как он собирался осуществить свой чудовищный план?

Миссис Стедмен тяжко вздохнула, и по ее морщинистой щеке покатилась слеза.

— Он устроил пожар. После смерти мужа миледи было невыносимо оставаться одной в огромном особняке. Думаю, она уже тогда боялась мистера Нокса. Поэтому она переехала в Дауэр-Хаус в аббатстве Нокс — этот дом в то время пустовал. С собой она взяла лишь Люка, меня и еще одну служанку, Мэри.

Перл кивнула и проговорила:

— А может, пожар в Дауэр-Хаусе — просто несчастный случай? Вы уверены, что это устроил… Уоллис Нокс?

Миссис Стедмен снова вздохнула и покачала головой.

— За час до пожара я видела у дома Крэнли, подручного мистера Нокса. Я хотела сказать об этом миледи, но забыла. Может, если бы я… — Пожилая женщина всхлипнула.

Перл легонько прикоснулась к ее плечу.

— Но ведь леди Хардвик спаслась вместе с сыном, не так ли? А если бы вы постарались предотвратить пожар, то, возможно, была бы предпринята еще одна попытка поджечь дом.

Миссис Стедмен утерла глаза кончиком передника и кивнула.

— Вы, наверное, правы, миледи. А леди Доротея… В общем, мы сразу же покинули дом. Мэри в это время отсутствовала, поэтому нас в Дауэр-Хаусе было только трое. Мы спрятались в лесу неподалеку от дома и видели, как он сгорел дотла.

Перл наконец-то поняла, что произошло.

— Значит, лорд… мистер Нокс так и не узнал, что вы спаслись?

— Нет, не узнал. Миледи хотела, чтобы он думал, будто мы все сгорели, — иначе он снова попытался бы их убить. Мы поселились в домике, где она помогла одной жнщине при родах, потому что акушерка не могла прийти. Эти люди нас очень выручили. Они дали одежду нам и мальчику и обещали держать язык за зубами.

Пожилая женщина рассказала о том, как леди Доротея, чтобы спасти сына, выдавала себя за простолюдинку. Потом Люк подрос и после смерти матери стал жить своей жизнью, и миссис Стедмен потеряла его из виду.

Выслушав этот удивительный рассказ, Перл обратилась к дворецкому:

— Джон, у меня есть для вас еще одно поручение. Я напишу письмо, а вы отнесете его в Сомерсет-Хаус[7].

Перл решила, что затребует документы на передачу титула и собственности нынешнему лорду Хардвику, а также сведения, относящиеся к предыдущим обладателям титула. Поскольку лорд Хардвик считался претендентом на ее руку, такой запрос никому не показался бы странным.

— А ты, Хетти, прикажи приготовить маленькую карету, ту, что без гербов на дверцах. Мне надо нанести кое-кому визит.

В безрезультатных поисках работы Люк провел еще один день. Возвращаясь домой, он еще издали увидел роскошную синюю карету, стоявшую перед его домом. Карета казалась здесь совершенно неуместной, и Люк решил, что она принадлежит аристократу, по ошибке заехавшему в лондонские трущобы. Возможно, это был тот шанс, которого он ждал… и которого страшился.

С другой стороны, это могла быть ловушка. В таком случае карета находилась под наблюдением, так что не стоило даже приближаться к ней.

Люк осмотрелся, но не заметил никого, кроме двух пьянчуг, дремавших на пороге соседнего дома. Оставаясь в тени, он подкрался к карете и, стараясь не привлекать внимания кучера, заглянул в нее. В карете сидела женщина, судя по всему, служанка.

Люк на несколько секунд задумался. Потом, по-прежнему держась в тени, обошел дом — он решил проверить, не стоит ли кто-нибудь у входа.

Увидев Перл, он не поверил собственным глазам. Неужели это она, женщина, о которой он думал и днем и ночью? Но перед ним действительно была Перл — не застав его дома, она сейчас спускалась по ступенькам, и вид у нее был очень грустный.

Забыв об осторожности, Люк вышел из тени, и Перл, увидев его, вскрикнула от радости:

— Ах, Люк, ты здесь!

Он тоже обрадовался, но вместе с тем и смутился. «Что она здесь делает? Зачем она сюда приехала?» — промелькнуло у него.

— Перл, почему вы… — пробормотал Люк в замешательстве. — Это чистейшее безумие, миледи. Вы очень рискуете…

— Дело того стоит, — ответила она. — Люк, я должна тебе кое-что сообщить — нечто очень важное. Может, сядешь в мою карету?

«Конечно же, ей не следует подниматься ко мне, — думал Люк. — Ведь я не сумею сдержаться…»

— Что ж, пожалуй, — кивнул он. И тут же мысленно добавил: «Все-таки чертовски странно… Что она может мне сообщить?»

Когда они подошли к карете, Люк снова осмотрелся, и ему показалось, что в конце улицы промелькнула какая-то тень. Может, Перл одурачили? Может, за ней следили полицейские, рассчитывавшие, что она приведет их к его дому?

Но тут он понял, что не сможет сейчас покинуть ее — даже если за ней следили. Будь что будет, но он хотя бы несколько минут проведет с Перл.

Люк помог Перл забраться в карету и последовал за ней. Как только закрылась дверца, она повернулась к нему.

— Ах, Люк, у меня для тебя замечательные новости! Я узнала, кто ты на самом деле. И это гораздо лучше, чем то, на что я смела надеяться.

Он смотрел на нее во все глаза; он любовался ею, не обращая внимания на присутствие Хетти, и до него не сразу дошел смысл ее слов.

— Перл, о чем ты? — спросил он наконец. — Как тебе это удалось?..

— Я провела… небольшое расследование в окрестностях Эджвера. Ты бы и сам мог его провести, если бы захотел. — Это был упрек, но ее глаза сияли. — Уверяю тебя, когда ты все узнаешь, ты будешь ругать себя за то, что не сделал этого уже много лет назад.

Люк с сомнением покачал головой.

— Что ж, расскажи… — Он улыбнулся. Прелестная и храбрая Перл! Она заботится о его благополучии больше, чем он сам! — А потом, — добавил Люк, чуть нахмурившись, — мы поговорим о риске, которому ты здесь подвергаешься. Ведь приехав сюда…

Царственный жест ее руки, обтянутой перчаткой, заставил его умолкнуть.

— Я смогла разыскать твою старую няню, миссис Стедмен.

Теперь он был весь внимание — имя няни всколыхнуло давние воспоминания…

Люк слушал — и не верил, ему казалось, что Перл говорила не о нем, а о ком-то другом, о ком-то… более достойном.

— Так что видишь, — заключила она, — ты не более простолюдин, чем я. На самом деле ты даже из более древнего рода. И не менее богат. Ты герцог, Люк. Пэр Англии.

Он покачал головой.

— Прямо роман какой-то. Няня всегда любила слушать романы, которые нам читала мама. Я думаю, что ты тешишь себя несбыточной надеждой, как и моя старая няня.

Она нахмурилась. Неужели он не верит ей?

— Люк, я проверила все документы — записи о венчании и рождении. И о пожаре. Я тоже сначала не поверила, но это правда, уверяю тебя.

— Даже если все эти факты соответствуют действительности… это не означает, что они относятся ко мне. Нет доказательств, что я тот, за кого ты меня принимаешь. Во всяком случае, у меня таких доказательств нет.

— Разве миссис Стедмен не была твоей няней? Какие еще доказательства тебе нужны?

Но Люк упорствовал, он не мог смириться с мыслью, что принадлежит к аристократам: ведь он всю жизнь их ненавидел!

— Она могла прочитать обо всем этом в газетах. — Люк пожал плечами. — Миссис Стедмен — очень пожилая женщина, и ее могла подвести память. Няня могла просто-напросто сочинить эту трогательную историю — чтобы утешить себя мыслью, что когда-то она была важной персоной.

— Судя по твоим рассказам, Люк… В общем, не так трудно поверить, что твоя мать была знатного рода. Ты отказываешь ей в этом?

Он понял: Перл уже слишком хорошо его знает, поэтому и задала именно этот вопрос. Разумеется, его мать совершенно не походила на простолюдинку. К тому же няня, когда оставалась с ней наедине, всегда называла ее «миледи» — Люк прекрасно об этом знал, но в детстве не придавал этому значения, а потом… Потом он старался не вспоминать о том времени.

— Ей не отказываю. Но я — совсем другое дело. Даже если все это правда, это надо еще доказать, иначе рассказ няни вряд ли повлияет на мою судьбу.

вернуться

7

Здание, где расположены различные правительственные службы.

32
{"b":"11498","o":1}