ЛитМир - Электронная Библиотека

Люк выдержал паузу и, пристально глядя на Хардвика, повторил:

— Требую правды.

— А если я тебе все расскажу, ты оставишь меня в покое? Покинешь этот дом?

Люк молча кивнул. Он еще не решил, как использует информацию, которую получит, однако знал, что в привидение больше играть не будет.

— Что ж, хорошо, — сказал Хардвик. — Я даже, наверное, почувствую облегчение… — Он откашлялся. — Твоя смерть вопреки всеобщему мнению не была несчастным случаем. У меня были долги — карточные долги. Я решил… я подрезал подпругу на твоем седле в то утро, когда ты в последний раз поехал на охоту. В результате я получил доступ к твоим бухгалтерским книгам и сумел расплатиться по долгам. После этого… я больше никогда не играл в карты.

Но Люк хотел узнать больше.

— А Доротея?

Хардвик вздрогнул, будто от удара.

— Откуда ты… Неужели она… — Он окинул взглядом комнату, словно ждал, что вот-вот появится еще одно привидение.

Люк с трудом удержался от улыбки. Он молча ждал ответа.

— Да, я виноват, — пробормотал Хардвик. — Поскольку ты умер, я решил не останавливаться на достигнутом. Я приказал Крэнли сжечь Дауэр-Хаус… А там находились твоя жена и сын. Крэнли молчал все эти годы, потому что я хорошо ему заплатил.

Люк медленно поднял руку и, направив указательный палец на бледного и дрожащего Хардвика, заявил:

— Виновен.

— Что?..

— Виновен! — произнес Люк еще громче и сделал шаг вперед.

— Но я…

Люк сделал еще один шаг, и тут Хардвик, не выдержав, с диким воплем бросился бежать. Уже внизу закричал:

— Крэнли, вставай! Собери мои вещи! Мы немедленно уезжаем из Лондона! Нет-нет, не спрашивай!.. Выполняй приказание!

Люк оставался в спальне еще несколько минут. Потом, воспользовавшись потайной дверью и коридором для прислуги, прошел в кладовую и выбрался из дома. Он был очень собой доволен.

— Уехал из города? — удивилась Перл. — Что ты хочешь сказать? Почему?

Горничная пожала плечами.

— Говорят, что он уехал среди ночи. Я решила, что вы захотите об этом узнать, но кроме этих слухов, я ничего не знаю.

— Каких слухов? Хетти замялась.

— Поверьте, я обычно не люблю глупых слухов, но мне точно известно, что за день до его внезапного отъезда почти все его слуги потребовали расчет. Говорят, что в Хардвик-Холле завелись привидения.

Это было так неожиданно, что Перл рассмеялась.

— Привидения? Ты хочешь сказать, что привидения выгнали лорда Хардвика из дома?

— Я этого не говорю. — Хетти смутилась. — Я просто передаю вам слухи.

— Вероятно, лорд Хардвик вообразил, что его преследует мстительное привидение. Ведь его совесть нечиста… А вдруг он неожиданно сошел с ума и это напугало его слуг?

— Можно принять и такое объяснение, — согласилась Хетти.

Перл все еще не получала никаких известий от Люка. Судя по всему, он не собирался ничего предпринимать. Возможно, он по привычке, а может, по необходимости вернулся к своей прежней жизни… Но теперь, когда Хардвик уехал из Лондона, она могла помочь Люку, почти не рискуя навлечь на себя гнев его дяди. Ведь именно последнее обстоятельство удерживало ее.

— Пошли Джона Марли за миссис Стедмен, — сказала Перл. — И еще… Узнай, будет ли у моего отца свободное время сегодня днем. Справедливость должна наконец восторжествовать.

Спустя два часа, выслушав рассказ пожилой женщины, герцог проговорил:

— Ужасная история… Мне никогда не нравился этот человек, но для суда будут недостаточны воспоминания двадцатичетырехлетней давности. Чтобы обвинить в убийстве такого человека, как Хардвик, требуется нечто большее.

— Я уже проверила имеющиеся записи, папа. — Перл протянула отцу бумаги. — Вот… Дата венчания, а также даты рождения и смерти. Они полностью соответствуют рассказу миссис Стедмен.

Герцог просмотрел документы и кивнул.

— Во всяком случае, это уже что-то существенное. Но почему этим занимаешься ты, Перл? Где этот мистер Сент-Клер, или ди Санто, или… как он еще себя называет? Почему он сам не занимается этим делом?

— Мне кажется… он не хочет привлекать к себе внимание, папа. Честно говоря, я подозреваю, что он боится ответственности, с которой связано более высокое положение в обществе. Сент-Клер воспитан по-другому. К тому же он узнал об этом совсем недавно.

— А что за итальянский дядюшка? Родственник его матери?

— Наверное, — кивнула Перл. — Этот дядюшка помог Люку… мистеру Сент-Клеру окончить Оксфорд. Помог при условии, что он возьмет его фамилию.

Миссис Стедмен посмотрела на Перл с удивлением, но, к счастью, промолчала.

— Хм… очень странно. — Герцог насупил кустистые брови. — Как же твой мистер Сент-Клер сможет удостоверить свою личность? Есть какие-либо доказательства, подтверждающие его обвинение? Уверяю тебя, дорогая, геральдическая палата потребует чего-то более существенного, чем слухи.

Перл закусила губу. Люк выдвигал такие же возражения, но она их отмела, полагая, что он просто не хочет заниматься этим делом.

Тут миссис Стедмен снова заговорила:

— Какого рода доказательства вам нужны, ваша светлость? У меня есть дневники леди Доротеи и несколько безделушек, которые она мне оставила.

— У вас все это с собой?

Миссис Стедмен кивнула и, пошарив по карманам своей накидки, достала две небольшие книжечки в кожаных переплетах. Потом отстегнула брошь от своего домотканого платья и положила ее на стол рядом с дневниками.

— Это поможет делу?

Герцог пожал плечами и принялся листать дневники. Потом взял брошь и стал внимательно ее рассматривать.

— Я вижу здесь герб Хардвиков, — сказал он минуту спустя.

— Да, муж леди Доротеи подарил ей эту брошь, когда они поженились. Она всегда ее носила, а снимала только перед сном.

Герцог снова стал изучать дневники.

— Я нахожу здесь подтверждение вашему рассказу. Но полагаю, вам это известно. Вы, случайно, не в дневниках прочитали вашу историю?

Няня покраснела под строгим взглядом герцога. «Неужели все обман?» — подумала Перл.

— Нет, ваша светлость. С чтением у меня плоховато, хотя леди Доротея и пыталась меня учить. Но я так и не научилась. Могу только написать свои имя и фамилию.

— Понимаю, — кивнул герцог. — Я думаю, вы были хорошей и преданной служанкой, миссис Стедмен. — Он повернулся к Перл: — Дорогая, если мистер ди Санто сможет подтвердить, что он — тот самый мальчик, о котором говорится в этом дневнике, полагаю, что мы сможем поставить перед палатой лордов вопрос о передаче титула. Пошлите за мистером ди Санто немедленно. Я хочу с ним поговорить.

— Да-да, конечно! — воодушевилась Перл.

— Обвинение в убийстве все же чрезвычайно сомнительно, как ты понимаешь. Лорд Хардвик настолько влиятелен…

— Я понимаю, — сказала Перл. Об этом ей сейчас не хотелось беспокоиться. Главное, что Люку должны вернуть его титул и положение в обществе. — Думаю, что мистер Сент-Клер сам должен решать. Возможно, он пожелает выдвинуть обвинения… Спасибо тебе, папа.

Герцог встал, кивнул пожилой женщине и вышел из комнаты. Перл и миссис Стедмен стали прощаться. Уже за дверью библиотеки Перл спросила:

— Вы хотели бы увидеть Люка, миссис Стедмен?

— Ах, миледи, еще бы! Вы можете привезти его ко мне?

— Да, конечно. Хетти, — обратилась Перл к горничной, — отведи миссис Стедмен вниз и скажи, чтобы приготовили карету. Нам предстоит сделать важный визит.

Подходя к своему дому. Люк увидел знакомую синюю карету. «Может, Перл еще что-нибудь узнала?» — промелькнуло у него. Все последние дни он корил себя за то, что так внезапно покинул Перл. И это после того, что она для него сделала! Сейчас у него появилась возможность все исправить… и рассказать ей о своих проделках — это наверняка ее рассмешит.

Сидя в карете, Перл то и дело поглядывала на окна Люка. Какое-то время он понаблюдал за ней издалека, затем подошел и постучал в дверцу кареты. Она вздрогнула, потом улыбнулась — и ему показалось, что лучи солнца прорвали тучи и осветили мрачную улицу.

37
{"b":"11498","o":1}