ЛитМир - Электронная Библиотека

Люк взял миссис Стедмен за руку и усадил ее на стул рядом с собой. Взглянув на герцога, сказал:

— Что ж, ваша светлость, скажите, что я должен делать.

«Теперь я его потеряла», — промелькнуло у Перл. Чтобы скрыть подступавшие к глазам Слезы, она встала и быстро вышла из комнаты. Уже в коридоре Перл прислонилась к дверному косяку и дала волю своему горю.

Она добилась своего — заставила Люка остаться в ее мире. Но в результате между ними разверзлась пропасть, и только она одна была в этом виновата.

Глава 15

Золотая клетка оказалась даже более тесной, чем он предполагал. Не успевал Люк кончить с одной кипой бумаг и отсидеть еще одно слушание в геральдической палате, как на него наваливались следующие дела. Прошел май, исчезли туманы, и выглянуло солнце, но Люк, казалось, этого не замечал. Целые дни он просиживал в номере отеля «Иббетсон», изучая документы.

Тихое повизгивание отвлекло его от бумаг — Аргос просился погулять.

— Можно мне выйти с ним, сэр… э-э… милорд? — пробормотал Рифля.

Прежде чем надолго обосноваться в отеле, Люк заехал к себе и прихватил Рифлю и Аргоса. Правда, теперь он сомневался, что сделал доброе дело.

— Вам совсем не обязательно сидеть здесь целый день, — улыбнулся Люк. — Идите, гуляйте. Но будьте осторожны. Мы не знаем, прекратили ли сыщики свои поиски. И обращайся ко мне «сэр» — ведь пока дело не закончено.

Рифля все еще не мог взять в толк, как же теперь величать Люка.

— Мы вернемся часа через два. Сейчас возьму свою шапку и поводок Аргоса. Только не знаю, смогу ли я его удержать.

Люк вздохнул. Как бы ему хотелось пойти вместе с ними! Он бы с огромным удовольствием шатался по улицам Лондона и ни о чем не думал, полагался бы лишь на свой ум и на удачу. Увы, он потерял свободу — видимо, навсегда. И еще он потерял Перл.

Сначала он злился на нее — руководствуясь собственными, пусть благородными, целями, она заставила его взяться за это дело, не оставив ему выбора. Однако уже через неделю Люк понял, что именно это его в ней и восхищало: не считаясь с ценой, она поступала так, как подсказывала ей совесть.

А цена была немалая — и для нее, и для него. Он мельком взглянул на нее, прежде чем она в тот день покинула библиотеку. Было очевидно: Перл очень переживала — ей казалось, что она лишилась его уважения. Он с нетерпением ждал того времени, когда сможет поговорить с ней и все ей объяснить… Но одному Богу известно, когда это время наступит.

Его жизнь уже не принадлежала ему — ведь передача титула едва ли могла пройти незамеченной. Сам принц-регент призвал к себе Люка, как только герцог Оукшир сообщил ему новость. Газетные карикатуристы высмеивали принца, однако он обладал немалой властью, и Люк, отвечая на его вопросы, немного робел, что было совершенно ему несвойственно.

Репортеры каким-то образом обо всем узнали, и новость, появившаяся на первых страницах газет, всколыхнула весь свет. Люк не знал, что именно говорят в высшем обществе, но ему было очень не по себе, хотя прежде он без труда делал вид, будто принадлежит к этому кругу. Что ж, одно дело притворяться, но совсем другое…

Осторожный стук в дверь прервал его размышления. Поскольку Рифля все еще находился в соседней комнате — он пытался надеть на Аргоса ошейник, — Люк сам открыл дверь.

— Доброе утро, милорд, — приветствовал его клерк из геральдической палаты.

При слове «милорд» Люк нахмурился — ведь официально титул еще не был ему пожалован.

— Здравствуйте, мистер Тиббетсон. Принесли еще бумаги на подпись? Или меня зовут, чтобы задать какие-то вопросы?

Ответы на вопросы о том, чем он занимался последние годы, совершенно истощили его фантазию. Но пока его рассказы выглядели вполне правдоподобно и не вызывали подозрений.

— Нет-нет, милорд, — ответил клерк, поправляя очки. — Но у меня есть для вас новость. У нас наконец появились сведения о вашем дяде.

— от как?! — Люк оживился. — Неужели он приезжает в Лондон, чтобы опровергнуть мои притязания?

— Нет, милорд. — Мистер Тиббетсон протянул ему пространный документ. — В ответ на письмо принца-регента он заявил, что отказывается от титула и собственности.

Люк стал изучать документ. Оказалось, что теперь ему принадлежал не только титул — это произойдет, когда будет получено одобрение геральдической палаты и палаты лордов, — но к нему перейдут также все земли Хардвиков. Дядя оставил за собой лишь дом в графстве Линкольншир, оставшийся ему по завещанию его отца. Там он сейчас и находился. Взамен же дядюшка просил не проводить расследования обстоятельств смерти брата и пожара в Дауэр-Хаусе.

— Понятно… — протянул Люк. — Стало быть, все кончено?

— Все, кроме формальностей, милорд. Но должен предупредить вас: на это может уйти несколько недель.

Люк с сомнением покачал головой; ему казалось, что все произошло слишком уж быстро. К тому же он не ожидал, что дядя с такой легкостью откажется от титула.

— Скажите, а как скоро я получу доступ к моим… деньгам?

Клерк нисколько не удивился вопросу.

— Сегодня к вам придет адвокат, чтобы оформить перевод определенной суммы. А затем вы сможете перебраться в Хардвик-Холл.

Как, оказывается, все просто!

— Спасибо, мистер Тиббетсон. Вы мне очень помогли.

— Счастлив служить вам, милорд. — Отвесив глубокий поклон, клерк удалился.

Люк в волнении прошелся по комнате; его не покидало ощущение, что произошла какая-то ошибка и что рано или поздно его вышвырнут на улицу. Но нет, очевидно, никакой ошибки все-таки не было и он на самом деле герцог Хардвик — со всеми вытекающими из этого последствиями.

— Милорд… — Рифля стоял в дверях соседней комнаты. — Наверное, я уже могу вас так называть, да? Похоже, стоило покорпеть над бумагами, верно?

Люк нахмурился, потом вдруг улыбнулся.

— Да, наверное, стоило. Думаю, надо собрать вещи и переехать в мой новый дом. Так ты принимаешь мое предложение? Согласен стать моим камердинером?

— Я?.. — Рифля разинул рот. — Но вы ведь можете нанять кого-нибудь… более подходящего. Я ведь совсем не обучен этому.

Люк рассмеялся.

— Видишь ли, мне нужен человек, которому я смогу доверять. Мы подыщем кого-нибудь, кто тебя обучит. Если ты, конечно, согласен…

— Стать камердинером герцога Хардвика? Да кто же от этого откажется! Если вы только не думаете, что я буду вас позорить. Я боялся, то есть я всего лишь надеялся… — Мальчик умолк и в смущении потупился.

Но Люк все понял и был тронут.

— Я бы очень огорчился, Рифля, если бы нам с тобой пришлось расстаться. Ты всегда приходил мне на помощь, когда я в ней нуждался. Так что я твой должник, не забывай…

Повизгивание Аргоса положило конец этому разговору.

— Идите и погуляйте, — сказал Люк. — А когда вернетесь, мы кое-что обсудим, согласен?

Мальчик энергично закивал, но казалось, что он не верит в свое счастье. Когда дверь за Рифлей закрылась, Люк ненадолго задумался, потом вдруг улыбнулся. Он твердо решил, что сделает для своего маленького друга все, что в его силах.

Но вот как быть с Перл? Если бы он считал, что она будет с ним счастлива, он завтра же сделал бы ей предложение. Но если бы Перл его приняла, то это было бы на руку ее мачехе. К тому же она, наверное, очень на него обиделась и, возможно, даже не захочет с ним разговаривать. Кроме того, не следовало забывать: какой бы высокий титул ему ни был пожалован, в душе он оставался все тем же Люком Сент-Клером, а Люк Сент-Клер просто-напросто недостоин этой женщины…

А впрочем, почему недостоин? Подобные мысли — проявление трусости. Надо только дождаться, когда титул будет передан ему официально, а потом он сможет встретиться с Перл. Да, он непременно с ней поговорит, ведь она для него дороже всего на свете.

— Спасибо, Хетти. Это замечательная новость. — Перл улыбнулась своей горничной. — Передай Джону мою благодарность за его усердие.

— Да, миледи, передам. — Хетти тоже улыбнулась, хотя была явно обеспокоена. Она вышла, не сказав больше ни слова.

39
{"b":"11498","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Центр тяжести
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
Жертвы Плещеева озера
Школа спящего дракона. Злые зеркала
Благодарный позвоночник. Как навсегда избавить его от боли. Домашняя кинезиология
Авернское озеро