ЛитМир - Электронная Библиотека

— Предположим, я соглашусь выйти замуж. Но за кого? — Перл было все труднее скрывать свои чувства. — Я даже соглашусь выйти замуж до своего дня рождения.

— Как за кого? — Герцогиня посмотрела на нее с подозрением. — За кого ты можешь выйти замуж, если не за лорда Хардвика?

Перл грустно улыбнулась. Она прекрасно знала человека, готового жениться на ней. И этот человек позволил бы своей супруге жить так, как ей нравится, — она в этом нисколько не сомневалась. Да, она могла выйти за него замуж, но знала, что никогда его не полюбит.

Чувствуя, что в душе ее что-то отмирает, Перл проговорила:

— Я выйду за лорда Беллоусворта. Прошу вас послать за ним, чтобы я могла сообщить ему о своем согласии.

— Как быстро в парламенте управились! Даже не верится! — Маркус поздравил новоиспеченного лорда Хард-вика за завтраком в его собственном доме. Люк пригласил друга, чтобы посоветоваться по некоторым вопросам. — Обычно в парламенте дебатируют до потери сознания, прежде чем прийти к какому-либо решению, — с улыбкой добавил Маркус.

Всего через неделю после того, как Люк перебрался в Хардвик-Холл, палата лордов по рекомендации геральдической палаты подтвердила титул Люка.

— По-моему, лордам очень хотелось побыстрее завершить дело, — согласился Люк. — Похоже, мой дядя не пользовался их любовью, хотя и считался весьма влиятельным человеком.

— Да, верно, его не любили, — кивнул Маркус. Люк сделал глоток кофе и раскрыл «Тайме». На первой полосе газеты сообщалось о решении палаты лордов.

Взглянув на друга, Люк проговорил:

— Без твоей помощи мне не обойтись, маркиз.

— Всегда готов служить. А если вспомнить Оксфорд… Кто бы мог тогда подумать, что у тощего Люка ди Санто так обернутся дела?

— Уверяю тебя, не я, — усмехнулся Люк. Просмотрев страницу светской хроники, он посмеялся над дикими измышлениями относительно его прошлого и не менее фантастическими предсказаниями будущего. Как эти писаки могли знать, что его ждет в будущем, если он сам не имел об этом ни малейшего представления?

Маркус перегнулся через стол, чтобы, посмотреть, над чем смеется Люк.

— Уже сейчас все сгорают от любопытства. А что будет, когда ты появишься в свете, своей новой роли?

— Действительно, что будет? Знаешь, уже посыпались приглашения…

— И что же? Кого ты решил осчастливить своим появлением? Я настаиваю на том, чтобы при этом присутствовать. Хочу увидеть лица тех матрон, которые в прошлом сезоне не подпускали тебя к своим дочерям.

— Я пока не решил.

— Завтра вечером в Карлтон-Хаусе состоится грандиозный прием. Будут только сливки общества.

— Но я не уверен, что к этому времени у Уэстона успеют сшить мой новый гардероб.

— Да, возможно, тебе придется подождать, — согласился Маркус. — Ты должен одеться соответствующим образом — не надо давать писакам повод для критики.

— Я тоже так думаю, — кивнул Люк.

Ему бы очень хотелось, чтобы их с Перл встреча произошла не на шумном приеме. И он все еще не знал, как заговорить с ней, как держаться… Может, лучше как-нибудь нанести ей неформальный визит и пригласить на прогулку? Действительно, как с ней встретиться? Он знал, что мог бы посоветоваться с Маркусом, однако не решился — дело казалось ему слишком деликатным.

Люк задумчиво листал газету, и вдруг его внимание привлекло одно объявление. Не веря своим глазам, он дважды его прочел.

— Люк, в чем дело? — спросил Маркус, с беспокойством глядя на друга.

— Нет-нет, ничего. Пожалуй, этот прием в Карлтон-Хаусе действительно подходит для моего первого появления в свете. Съездишь со мной к Уэстону? Мне понадобятся твои советы.

Он отложил газету в сторону, и Маркус так и не узнал, что так ошеломило его друга. Люк прочел объявление о помолвке леди Перл Морстон, дочери герцога Оукшира, с маркизом Беллоусвортом.

Глава 16

У Перл уже заболели скулы от того, что ей все время приходилось улыбаться. Да, она заставляла себя улыбаться, хотя ей хотелось плакать. Более того, временами ей уже казалось, что она напрасно согласилась на помолвку с лордом Беллоусвортом — он был ужасно скучным собеседником.

— …Поэтому мне пришлось убеждать свою мать в том, что если какая-нибудь бродячая кошка и забрела в дом, то из этого вовсе не следует, что в доме завелись мыши, — рассказывал лорд Беллоусворт. — Видите ли, мать терпеть не может мышей…

— Да-да, конечно… — пробормотала Перл, оглядывая бальный зал. «Может, он все-таки появится?» — спрашивала она себя.

— Поэтому она настаивала, чтобы я остался дома. Я посоветовал вызвать крысолова, чтобы ее успокоить, но она сказала, что крысолов наверняка приведет с собой хорька или терьера, а она ненавидит их даже больше, чем грызунов.

Лорд Беллоусворт, казалось, совершенно не удивился, когда Перл, столько раз ему отказывавшая, вдруг изменила свое решение. Она сказала, что выполняет дочерний долг, и он принял это объяснение, не задавая лишних вопросов, поскольку сам был на редкость послушным сыном. Так что ей не пришлось притворяться, будто она питает к нему нежные чувства. Это приносило ей некоторое облегчение, но все же являлось слабым утешением — ведь впереди ее ждала скучнейшая жизнь…

Тут мимо них прошел слуга с подносом, и Перл взяла с подноса бокал шампанского. Это был уже ее второй бокал за вечер. Она надеялась, что шампанское поможет ей оставаться вежливой с женихом — и со всеми остальными.

— Утром придется приказать служанкам, чтобы прошлись по всем углам — пусть моя мать удостоверится, что никто в доме не прячется, — продолжал бубнить Беллоусворт. — Она такая хрупкая и ранимая, поэтому я всегда стараюсь поддержать ее в таких случаях.

Сделав очередной глоток шампанского, Перл улыбнулась и кивнула:

— Да, это замечательно. Маркиз тоже улыбнулся.

— Ваше умение сострадать… Этой вашей чертой характера я всегда восхищался, леди Перл.

«Так же, как моим богатством?» — хотелось спросить. Но она сдержалась и ограничилась еще одной улыбкой. Шампанское, по-видимому, уже начинало действовать — во всяком случае, ей казалось, что настроение у нее улучшалось.

Однако Перл по-прежнему считала, что совершила ошибку, согласившись на помолвку. Сначала ей следовало поговорить с отцом. Правда, в этом случае ей пришлось бы рассказать отцу о том, как низко она пала — отдалась мужчине, презирающему ее теперь… Видимо, всему виной ее ужасная гордость. Но эта же гордость поможет ей все пережить.

— Конечно, моя мать с нетерпением ждет, когда вы ее навестите. Но боюсь, придется дождаться, когда она почувствует себя лучше. К сожалению, ее здоровье непредсказуемо, так что было бы хорошо, если бы вы приехали с визитом, как только она почувствует себя с утра хорошо.

— Я постараюсь быть свободной в любой момент. — ответила Перл. Да понимает ли он всю абсурдность своей просьбы? — Постараюсь заранее договариваться о встрече только с теми, кого не обидит мой неожиданный уход. — Перл осушила бокал, а услужливый слуга тут же заменил его на полный.

Маркиз чуть нахмурился — то ли ему не понравился ее ответ, то ли любовь к шампанскому. Но Перл было все равно, шампанское помогало ей сохранить чувство юмора, и вечер уже не казался таким невыносимым. А о вечерах, которые ждали ее в будущем, она старалась не думать.

— Разумеется, я постараюсь заблаговременно известить вас об этом, — сказал маркиз, видимо, уловив нотки сарказма в ее интонациях. — Ах, да вы же просто пошутили, не так ли? Мне следовало раньше об этом догадаться. Что ж, я очень рад, что вы не рассердились…

Перл улыбнулась и, сделав очередной глоток, проговорила:

— Нет-нет, конечно, я на вас не сержусь. — «Только боюсь, что могу пристраститься к спиртному, если выйду за вас замуж», — добавила она мысленно.

К счастью, их беседу прервали знакомые, подошедшие, чтобы поздравить с помолвкой. Это было их первое появление в свете в качестве жениха и невесты, и лишь немногие имели возможность их поздравить. После третьего бокала у Перл немного кружилась голова, но она надеялась, что отвечает так, как положено.

41
{"b":"11498","o":1}