ЛитМир - Электронная Библиотека

Леди Маунтхит, леди Уиттингтон и леди Вэринз восторженно ахали и засыпали ее советами, а джентльмены отпускали двусмысленные шуточки. Перл кивала и улыбалась, однако ей в эти минуты хотелось оказаться где угодно, но только не рядом с лордом Беллоусвортом. Внезапно кто-то прикоснулся к ее руке, и она, обернувшись, увидела леди Минерву.

— Признаться, новость оказалась довольно неожиданной, — сказала подруга.

Перл поняла, что Минерва хочет поговорить с ней наедине, и, извинившись перед знакомыми, отошла в сторону. Минерва действительно была самым близким ей человеком в Лондоне. Кроме, конечно…

Нет, сейчас лучше об этом не думать.

— Я так удивилась, когда прочла объявление во вчерашней газете, — зашептала Минерва. — Я считала, что ты питаешь нежные чувства к новому лорду Хардвику, а он — к тебе.

Тяжко вздохнув, Перл пробормотала:

— Я тоже так думала какое-то время… Но ты же знаешь, как бывает. — Она небрежно взмахнула рукой.

— Значит, ты действительно так решила, Перл? А его эта новость не расстроила? — Минерва казалась искренне озабоченной.

Перл пожала плечами, но слова подруги причинили ей.

— Расстроился ли он? Понятия не имею. Вообще-то я сомневаюсь. Мы уже несколько недель не виделись и не разговаривали, хотя он до сих пор в Лондоне. Правда, он живет отшельником.

К своему ужасу, она почувствовала, что у нее защипало в глазах. Не хватало еще, чтобы Минерва заметила, что она вот-вот расплачется. Но та смотрела куда-то поверх ее плеча. Потом вдруг проговорила:

— Кажется, дни его затворничества кончились. Бабочка вылупилась из кокона.

Перл обернулась и увидела Люка — он только что вошел в зал и отвесил изящный поклон регенту, его дочери принцессе Шарлотте и ее мужу принцу Леопольду.

Люк был одет по последней моде; причем костюм, сшитый у Уэстона — в этом не могло быть ни малейших сомнений, — сидел на нем безупречно. Кроме того, бросался в глаза ослепительно белый галстук, заколотый булавкой с огромным сапфиром.

— Если ты не возражаешь, Перл, я возобновлю свое знакомство с лордом Хардвиком, — пробормотала Минерва, с восхищением глядя на Люка. — Кроме того, я хочу присутствовать при вашем… при вашем примирении.

Подмигнув подруге, она направилась к новоиспеченному герцогу Хардвику — и то же самое, как отметила Перл, сделала добрая половина молодых леди, находившихся в зале. Перл с трудом отвела взгляд от этого образца портняжного искусства и увидела подошедшего к ней лорда Беллоусворта.

— Вы с леди Минервой закончили вашу дружескую беседу? Она одобряет ваш выбор, не так ли?

Перл заставила себя улыбнуться.

— Разумеется, одобряет.

А что она скажет Люку? Ведь они неизбежно столкнутся. И что он ей скажет?

Беллоусворт не сразу заметил, что происходило у входа в зал. Заметив же, нахмурился и пробормотал:

— Этот выскочка Хардвик решил почтить свет своим присутствием… Мне кажется, ему следовало бы дождаться, когда пресса перекинется на другие новости. Его появление здесь претендует… на сенсацию.

Перл снова посмотрела на Люка — в этот момент он склонился над рукой Минервы. Затем выпрямился и с улыбкой что-то проговорил. Перл уже хотела отвести глаза, но тут Люк повернулся и посмотрел прямо на нее. Хотя их разделял огромный зал, она чуть не лишилась чувств — таким напряженным был его взгляд…

Вскоре Перл заметила, что Люк направляется в ее сторону. По дороге он с улыбкой отвечал на приветствия, однако ни на секунду не упускал ее из вида. Покосившись на Беллоусворта, она поняла, что он ужасно нервничает, однако ничего не могла поделать. Люк же тем временем подходил все ближе…

Прошло еще несколько секунд — и вот он уже поднес к губам ее руку.

— Полагаю, вас следует поздравить, — проговорил он с вежливой улыбкой.

— Вы правы, — кивнул лорд Беллоусворт. — Леди Перл согласилась сделать меня счастливейшим из смертных.

— Надеюсь, вы сможете сделать ее столь же счастливой. Я даже настаиваю на этом, — добавил Люк, взглянув на Перл.

У нее перехватило дыхание — она увидела, какая боль промелькнула в глазах Люка. Но он тут же взял себя в руки и снова улыбнулся.

Маркиз нахмурился и проговорил:

— Я тронут вашей заботой, Хардвик, но она совершенно неуместна. Мы будем счастливы в браке, хотя вас это не касается. — Он потянулся к руке Перл — Люк все еще держал ее в своей.

Выпустив руку Перл, Люк отступил на шаг и пристально взглянул на маркиза.

— В таком случае, Беллоусворт, советую вам сделать так, чтобы это не стало моим делом. Желаю вам счастья, леди Перл.

Последние слова Люка почему-то вывели ее из себя. И Перл вспыхнула. Она не позволит, чтобы мужчины ссорились из-за нее, словно голодные собаки из-за кости.

— Благодарю вас, милорд. — Перл окинула мужчин высокомерным взглядом. — А теперь, джентльмены, прошу меня извинить. Мне надо поговорить с леди Минервой.

Минерва, стоявшая неподалеку, с улыбкой наблюдала за перепалкой. Услышав слова Перл, она отвернулась, сделав вид, что все происходящее ее совершенно не интересует.

— Я так и знала. Он все еще любит тебя, — заявила она, когда Перл подошла к ней. — И что ты теперь будешь делать?

— Выпью еще один бокал шампанского. — Перл подозвала слугу с подносом. — А мужчины… Мне нет до них никакого дела!

Люк проводил Перл восхищенным взглядом. В лиловом шелке, оттенявшем цвет ее глаз, с золотистыми волосами, убранными в высокую прическу, она была еще более прелестной, чем прежде. Покосившись на маркиза, он подумал: «И все-таки она будет моей, пусть даже я недостоин ее. Да, она станет моей, и я сумею сделать ее счастливой. Но как Перл могла с ним обручиться? Наверняка ее вынудили…»

Повернувшись к Беллоусворту, тоже наблюдавшему за Перл, Люк проговорил:

— Полагаю, у этой дамы свой взгляд на вещи. Вы уверены, что вам нужна именно такая жена?

— А вам что за дело, Хардвик? Допускаю, что леди Перл пользовалась большей свободой, чем это… принято, но она станет образцовой маркизой. Надеюсь, вы в этом не сомневаетесь.

Люк усмехнулся и сказал:

— Я не сомневаюсь лишь в одном: леди Перл будет на редкость самостоятельной маркизой.

Оставив Беллоусворта размышлять над его словами, Люк направился к Маркусу.

— Что ты ему сказал? — Маркус с удивлением посмотрел на друга. — Похоже, он обиделся. Я думал, что твоя цель — взять высшее общество штурмом, а не сделать своими врагами его наиболее уважаемых представителей.

— Беллоусворт уже родился брюзгой. А я просто поздравил его с помолвкой.

— Ах да, с красавицей леди Перл! — спохватился Маркус. — Я узнал об этом только сегодня. Тебе не повезло, дружище, но теперь у тебя есть выбор. — Маркус указал на молодых леди, смотревших на Люка с явным интересом — так же, как и их мамаш». — К тому же тебе придется задуматься о наследнике. В этом смысле у меня, как у младшего сына, есть свои преимущества.

Люк улыбнулся и ответил:

— С наследником все будет в порядке. Я уже сделал выбор.

Маркус уставился на него с изумлением.

— Но ты ведь здесь только появился… Прошло всего десять минут… Кто же… — Маркус проследил за взглядом друга — тот смотрел на Перл и леди Минерву. — Неужели ее лучшая подруга?

Люк снова улыбнулся и молча покачал головой.

— О нет, так не годится, Люк. — Удивление Маркуса сменилось тревогой. — Неужели ты этого не понимаешь? В твоем положении ты можешь получить все, что пожелаешь. Не начинай со скандала. Возможно, Беллоусворт действительно брюзга, но в обществе его уважают.

— Все, что пожелаю? — усмехнулся Люк. — Что ж, посмотрим… Давай подвергнем меня испытанию.

Маркус что-то проговорил себе под нос, но Люк, не обращая на него внимания, направился к мисс Чалмерс и ее матери.

По-прежнему улыбаясь, Люк беседовал с дамами, однако думал совсем о другом: он твердо решил, что сделает Перл счастливой — пусть даже против ее воли.

Осушив четвертый — или это был уже пятый? — бокал шампанского, Перл проговорила:

42
{"b":"11498","o":1}