ЛитМир - Электронная Библиотека

Обещания следовать этому совету она, однако, не дала.

Глава 17

Как и предсказывала Минерва, утром Перл проснулась с ощущением, будто у нее на голове марширует полк солдат.

— Больше никогда в жизни не притронусь к шампанскому, — пробормотала она в подушку.

Внезапно дверь распахнулась, и в комнату ворвалась Хетти с подносом в руках.

— Доброе утро, миледи! — закричала она громче, чем когда-либо, — так, во всяком случае, показалось Перл. — Герцогиня уже час ждет вас внизу, но я убедила ее, что вам надо отдохнуть.

Поставив поднос на столик, Хетти подошла к окну и раздвинула шторы. В комнату хлынул ослепительный солнечный свет.

— Я принесла вам горячий шоколад и тосты, но если хотите, то я принесу и завтрак.

— Почему… — Перл приподнялась и со стоном схватилась за голову. — Почему ты так ужасно кричишь?

— Кричу? — Горничная смутилась. Потом с беспокойством посмотрела на хозяйку и спросила: — Вы не заболели, миледи?

Все еще держась за голову, Перл очень медленно и осторожно покачала ею. Слава Богу, голова не раскололась. Но от запаха шоколада ее стало мутить.

— Никакой еды, никакого шоколада, — прошептала она. — Чаю, пожалуйста. — Она и чаю не попросила бы, если бы у нее во рту не пересохло.

— Сейчас принесу, миледи. И я скажу ее светлости, что надо послать за доктором. — Забота Хетти показалась бы Перл трогательной, если бы не ее пронзительный голос.

Перл снова покачала головой:

— Не надо доктора. Просто я вчера выпила слишком много шампанского.

Хетти тут же улыбнулась и сказала:

— Тогда я знаю, чем вам помочь, миледи. — Горничная старалась говорить как можно тише, и Перл была ей за это благодарна. — Я скоро вернусь, потерпите.

— Спасибо. И, пожалуйста, не говори герцогине.

— Ни слова не скажу, миледи, обещаю! — Хетти подмигнула, ухмыльнулась и, подхватив поднос с шоколадом, исчезла за потайной дверью.

Перл вздохнула с облегчением и, откинувшись на подушку, стала разглядывать лепной потолок. «Как мне пришло в голову выпить столько шампанского? — думала она. — Я ведь могла…» Тут ей стали вспоминаться отдельные эпизоды минувшего вечера. Ужасно скучный лорд Беллоусворт… Люк, одетый по последней моде… Его спор с Беллоусвортом — спор из-за нее… О, несносные мужчины… Потом разговор с Минервой, а потом…

Перл закрыла лицо ладонями. Силы небесные, она ему все рассказала! А потом… потом он ее поцеловал! Господи, какой ужас!

И тут Перл вдруг почувствовала, что воспоминание об этом поцелуе пусть временно, но облегчило головную боль. Но ничто не могло заглушить ее душевные страдания, даже обещание отца — герцог обещал оставить за ней Фэрборн и разрешил ей уже сейчас управлять поместьем по собственному усмотрению.

Да, все сделали так, как ей хотелось, но она лишилась Люка. Оказалось, что он относится к ней так же, как и прежде. И теперь он, вероятно, понял, какие чувства она к нему испытывает. О, как все запуталось! Она чуть не бросилась ему на шею, хотя помолвлена с другим человеком!

Когда она встретится с ним в следующий раз, надо будет постараться держать его на расстоянии, чтобы он понял: в тот вечер все вышло из-за шампанского. Иначе он устроит скандал только ради удовольствия посмотреть, как станет бесноваться Беллоусворт. А скандал не пойдет Люку на пользу.

Тихий внутренний голосок подсказывал ей, что скандал ее мало волнует, коль скоро они с Люком смогут быть вместе. А впрочем… Ведь Люк вчера не сказал, что хочет жениться на ней — уж это-то она бы запомнила. Нет, она не позволит сделать из себя посмешище. И, конечно же, надо предотвратить столкновение Люка с маркизом. Только бы ей встать с постели…

— Отличная работа, Рифля! — Стоя перед зеркалом, Люк смотрел на свой галстук. — Из тебя выйдет прекрасный камердинер. Ты, наверное, долго тренировался?

— Да, завязывал его на той вазе, что стоит на лестничной площадке. Кларенс говорит, что у меня получается хорошо три раза из четырех (Маркус ежедневно присылал в Хардвик-Холл своего камердинера, чтобы тот обучал Рифлю).

— Я всегда знал, что ты смышленый малый. А теперь подай мне синий… Да, Вудрафф, в чем дело? — Люк повернулся к новому дворецкому — тот стоял в дверях спальни, переминаясь с ноги на ногу.

— Лорд Маркус Нортрап ждет вас внизу. — Молодой дворецкий прежде служил у Маунтхитов, но они уволили его неделю назад без всяких рекомендаций.

— Я уже спускаюсь. Спасибо, Вудрафф. Маркус встретил Люка в библиотеке.

— Я рад, что застал тебя. Я думал о вчерашнем вечере и хотел поговорить с тобой.

— О чем? — насторожился Люк. Он сел на стул у окна и вопросительно посмотрел на друга.

— О том, что ты, очевидно, решил преследовать леди Перл. Я не знаю, насколько хорошо ты знаком с Беллоусвортом…

— Настолько, насколько мне это нужно.

— Но его любят в обществе, — возразил Маркус. — Он что-то вроде избалованного сынка. Я признаю, что человек он никчемный, но влиятельные особы — особенно матроны — всегда заступаются за него.

— Поэтому ты считаешь, что было бы ошибкой, если бы я его унизил, — сделал вывод Люк. — Очень жаль, что ты так думаешь.

Немного помолчав, Маркус продолжал:

— Я знаю, что ты влюблен в леди Перл, и, допускаю, что Беллоусворт ее не стоит. Но можешь ли ты позволить себе скандал, если совсем недавно был принят высшим обществом?

— Тебе гораздо легче, чем мне, — проворчал Люк.

— Но даже я никогда не шел на такой риск. А тебе есть что терять. — Маркус нахмурился. — О твоем новом положении уже говорят во всех гостиных, и вскоре тебе припомнят прошлогоднюю историю, связанную с леди Симкокс, уж поверь мне.

Теперь уже Люк нахмурился.

— Что еще за история?

— Я знаю только сплетни. — Маркус явно жалел, что затронул эту тему.

— Поскольку до недавнего времени я не был в курсе сплетен, может, ты меня просветишь?

Маркус в смущении откашлялся и проговорил:

— Рассказывают, что, перед тем как уехать из Лондона, ты соблазнил леди Симкокс чуть ли не под носом у ее мужа. Она афишировала свою неверность, чтобы Симкокс дал ей развод, и могла бы выйти замуж за тебя, но ты ее бросил. Я этой истории никогда не верил, но…

— Как в любой истории, в ней перемешаны факты и выдумки. Желая избавиться от своего грубияна мужа, леди обратилась ко мне, и я согласился… помочь ей. После того, что она вынесла в браке, у нее не было ни малейшего желания связать свою жизнь со мной или с каким-либо другим мужчиной. Кажется, она намеревалась вернуться в свое родовое поместье.

— Значит, это правда, что вы…

— Джентльмену не пристало распространяться о подобных вещах, — перебил Люк. — Ты выполнил свой долг друга, предостерег меня. Но теперь прошу меня извинить. Я собираюсь на прогулку в парк.

— Составить тебе компанию?

— Нет, мне надо поупражняться в верховой езде. Я все еще в ней не силен.

Маркус улыбнулся.

— Разве твоя тетя Лавиния не держит конюшню?

Люку стало немного стыдно, что он так долго обманывал самого близкого друга, но сейчас было не время в этом признаваться.

— Нет, не держит. Она никогда никуда не выезжает, так что в лошадях нет необходимости. Я почти не ездил верхом со времен Оксфорда.

В то время уроки верховой езды казались ему бессмысленными, но сейчас он был рад — эти уроки пригодились. Люк не счел нужным сообщать Маркусу, что рассчитывает увидеть в парке леди Перл и Беллоусворта. Он лишь надеялся, что не будет выглядеть слишком смешно, когда их встретит. А встретит он их непременно.

— Тогда я прощаюсь. — Маркус встал, и Люк проводил его до парадной двери. — Ты не забудешь о том, что я тебе сказал?

— Не забуду. Я очень ценю, что ты держишь меня в курсе, Маркус. — Люк знал: ему будет легче осуществить задуманное, если он будет знать, что о нем говорят, и что о нем думают.

Как только Маркус отбыл, Люк приказал оседлать лошадь. Он надеялся, что очень весело проведет следующий час.

44
{"b":"11498","o":1}