ЛитМир - Электронная Библиотека

Ложа Оукширов оказалась довольно просторной, в ней могли бы поместиться человек десять, не меньше.

Тут герцогиня, обратившись к Беллоусворту, осведомилась о здоровье его матери. Воспользовавшись тем, что маркиз отвлекся, Люк занял место за столом рядом с Перл. Поскольку ее отец сел с другой стороны, маркизу ничего не оставалось, как сесть либо рядом с Люком, либо с герцогиней — в дальнем конце стола. Побагровев, он уселся рядом с Обелией.

— Я слышал, что Воксхолл славится своей ветчиной, — с улыбкой проговорил Люк; он делал вид, что не замечает неудовольствия Беллоусворта.

— Она славится тем, что очень тонко нарезана, — ответила Перл. — Но более всего Воксхол славится своими развлечениями. Слышите? Оркестр уже готовится играть. А когда совсем стемнеет, начнется фейерверк.

Беседуя с Перл, Люк не позволял себе ничего лишнего, хотя ему очень хотелось подразнить сидевшего напротив Беллоусворта. Они с Перл говорили о предстоящем вечере и о других лондонских развлечениях. Герцог с герцогиней тоже принимали участие в беседе. Один лишь Беллоусворт молчал; он сидел с мрачным видом, но на него почти не обращали внимания. Люк пытался спровоцировать его — чтобы тот проявил характер. Напрасно. Маркиз, очевидно, умел только дуться.

И все же Люк решил, что вечер удался. «Наверняка это не последний наш вечер», — думал он, с улыбкой поглядывая на Перл.

Стоя в тени деревьев, Уоллис Нокс, бывший герцог Хардвик, наблюдал за ложей герцога Оукшира. Приехав сегодня в Лондон, он следил за новоиспеченным герцогом Хардвиком почти весь день. Но сейчас он впервые рассмотрел его как следует, и его подозрения подтвердились.

Его племянник, сын покойного брата Джеймса, был необыкновенно похож на отца, разве что волосы казались потемнее. Да, сомнений быть не могло — роль «привидения» сыграл его племянник. Именно он заставил его признаться в убийстве и выгнал из Хардвик-Холла. Именно он унизил его.

Уоллис твердо решил: новоявленный герцог Хардвик поплатится за этот обман, за это унижение. У каждого человека есть свои слабости, и он найдет их у своего племянника — это лишь вопрос времени.

Глава 19

Перл проспала всего несколько часов, однако встала очень рано и сразу же отправилась в парк. «Интересно, что мне сегодня расскажет Люк?» — думала она, приближаясь к воротам.

Вчерашний вечер в Воксхолле немного разочаровал ее. Ее волновала близость Люка и забавляла растерянность Беллоусворта, но за весь вечер им с Люком ни на минуту не удалось остаться наедине. Однако сейчас…

— Доброе утро, миледи! — Люк выехал из-за поворота и приблизился к ней. Он казался еще более привлекательным, чем накануне. — Я очень надеялся, что ты приедешь, Перл.

— Разумеется, я приехала. Должна же я узнать, что именно ты задумал… — Сердце ее забилось быстрее, и стало трудно дышать — даже не верилось, что Люк имеет над ней такую власть.

Они поехали рядом, направляясь на ту же дорожку, что и вчера. Люк оглянулся.

— Сегодня за нами не следует тень?

— Ты имеешь в виду Джона? Это один из наших дворецких, но вчера он выполнял обязанности грума. А сегодня, как только мы выехали из дома, я уговорила его выполнить одно поручение. Правда, я обещала ему не говорить об этом Хетти. Похоже, он страшно боится вызвать ее гнев.

Перл улыбнулась: роман ее горничной и Джона казался ей забавным. Но герцогиня очень рассердилась бы, если бы узнала о нем.

— Значит, когда он выполнит твое поручение, он разыщет нас в парке?

— Нет, я сказала, что мы встретимся на углу Маунт-стрит, когда я буду возвращаться домой. Я… я не знала, куда мы с тобой направимся. Останемся здесь? Или поедем в другое место? — Не слишком ли она осмелела? Но когда Люк был рядом, ей вспоминалась ночь их близости и она чувствовала, что ее снова влечет к нему. Его взгляд потеплел.

— Можно поехать и в другое место.

— А куда бы ты хотел поехать? — Она затаила дыхание. Он внимательно посмотрел на нее, потом едва заметно улыбнулся.

— Может, поедем к самым дальним дорожкам?

Перл кивнула:

— Что ж, поехали. Я думаю, что дальние дорожки — самые удобные. — Ей казалось, что они ведут два разговора — один словесный, а другой без слов. А может, у нее просто разыгралось воображение?

Они развернулись и пустили лошадей рысью, потом галопом. На время забыв обо всех своих неприятностях, Перл наслаждалась прохладным утренним ветерком. Наконец, вернувшись к действительности, сказала:

— Ты собирался изложить мне свой план. Люк подъехал к ней поближе.

— Да, собирался… — Он вдруг умолк и пристально посмотрел ей в глаза.

— И что же? Я слушаю, Люк.

— Вчера я спросил, очень ли ты боишься скандала. Я надеялся… То есть я подумал, что, может быть, смогу…

Перл улыбнулась и, протянув руку, прикоснулась к его локтю. Даже сквозь ткань сюртука она почувствовала, как напряглись мускулы Люка.

— Поверь, я не боюсь скандала. Во всяком случае… не очень. И если ты считаешь, что это единственная возможность…

Он тоже улыбнулся.

— Уверяю тебя, Перл, я не сделаю ничего такого, что причинило бы тебе боль. Я надеялся, что смогу спровоцировать Беллоусворта и он вызовет меня на дуэль. Тогда я освободил бы тебя от него.

— Но дуэли запрещены. — Перл не на шутку испугалась. — Если ты его застрелишь, тебя могут… повесить. Уж лучше я выйду за него замуж. И вообще, как тебе такое могло прийти в голову?!

— Я не собирался его убивать, — усмехнулся Люк. — Он ужасный трус, и я надеялся, что смогу заставить его отказаться от прав на тебя. Боюсь, правда, что он еще больший трус, чем я предполагал. Так что, возможно, мне не удастся спровоцировать его на дуэль.

— Если только у него не появится причина считать, что ты меня скомпрометировал. — Перл казалось, что она начинает понимать замысел Люка. — Поэтому ты спросил меня, как бы я отнеслась к скандалу?

— Да, поэтому. Но есть и другой вариант… — Он снова посмотрел ей в глаза. — Я сам могу его вызвать. Надо только придумать причину… Такую, чтобы тебя никто не заподозрил.

Ее тронула его забота, но она покачала головой:

— Нет, если маркиз действительно трус, он может отказаться от дуэли или подать на тебя в суд. А для тебя это было бы небезопасно — вспомни о своем прошлом. Вызов должен исходить от него. Кроме того, я не желаю оставаться в стороне.

— Я знал, что ты так скажешь, Перл. Я постоянно вспоминаю о нашей ночи… когда мы были вместе…

— Я тоже часто о ней думаю. — И она тут же вновь почувствовала влечение к этому мужчине.

— Поехали со мной, Перл, — сказал он неожиданно. — Еще очень рано, мы никого по дороге не встретим. А Хардвик-Холл совсем недалеко отсюда.

Она лукаво улыбнулась.

— Теперь я понимаю, почему ты выбрал эту дорожку. Но даже если нас увидят — ничего страшного. Разве мы не хотим именно этого?

Он рассмеялся:

— Не только этого, Перл.

Она ощущала его взгляд почти физически — казалось, он обжигал ее.

— Что ж, поехали, Люк. Поезжай вперед, я хочу посмотреть, так ли напряженно ты сидишь в седле, как вчера.

— Гораздо напряженнее, уверяю тебя. И очень скоро ты это почувствуешь.

Через несколько минут они подъехали к Хардвик-Холлу. Им казалось, что их никто не заметил, но все же Люк сначала повернул за дом и лишь там помог Перл спешиться.

— Возможно, нам удастся сделать так, чтобы об этом узнал один только Беллоусворт — остальным вовсе не обязательно что-либо знать.

— Я же сказала тебе, что мне все равно. — Перл думала только об одном: они с Люком снова вместе, снова наедине…

Он поцеловал ее и улыбнулся.

— Знаю. Но мне не все равно. Я постараюсь уберечь тебя от неприятностей.

— Я вовсе не считаю это неприятностью. — Она взглянула ему прямо в глаза.

Он опять поцеловал ее, и Перл вдруг подумала: «Даже один его поцелуй стоит скандала».

— Зайдем в дом? — Ей едва хватило дыхания, чтобы задать этот вопрос.

49
{"b":"11498","o":1}