ЛитМир - Электронная Библиотека

Люк отстранил ее и, снова нахмурившись, проговорил:

— Перл, о чем ты? Напротив, мне непременно надо встретиться с этим слюнтяем на поле чести. Хотя сомневаюсь, что этот человек знает, что такое честь.

— В том-то и дело, Люк. Я не думаю, что маркиз решится на дуэль. Скорее всего, он сообщит обо всем властям и попытается сделать так, чтобы тебя арестовали.

Люк был тронут ее заботой, однако покачал головой.

— Прости, любовь моя, но я не могу не появиться, поскольку вызов был сделан мной. Даже у такого вора, как я, есть представление о чести.

Она хотела возразить, но он прикрыл ей рот ладонью.

— Кроме того, Беллоусворт может нас удивить и явиться на дуэль, — продолжал Люк. — Возможно, он отличный стрелок.

— Ты меня таким образом хочешь успокоить? — Перл начала сердиться. — Все эти высокопарные слова о чести… они иногда доводят мужчин до безумия. Многие из-за этого расстались с жизнью. Я не хочу, чтобы ты пополнил их число.

— Не бойся, дорогая. Обещаю, что буду осторожен. А теперь я провожу тебя домой.

— Я сама доеду. Похоже, мне придется полагаться только на себя.

Тут Люк подхватил ее и усадил в седло. Затем улыбнулся и сказал:

— Перл, все кончится хорошо, вот увидишь. Никто не будет убит, а Беллоусворт откажется от помолвки. Нам не придется бежать.

— Что ж, тогда рискуй. До свидания, милорд.

«Черт побери, что она имела в виду?» — думал Люк, глядя ей вслед. Он решил, что попозже заедет к Перл и все выяснит. А сейчас следовало предупредить Маркуса, что к нему приедет секундант Беллоусворта.

— Да, я напрасно туда пошел. Ты оказался прав, будь ты проклят. Но мне казалось, что ты ошибся.

Уоллис Нокс сидел в таверне, где он назначил встречу Беллоусворту. Было очевидно, что маркиз на грани нервного срыва.

— Напротив, очень хорошо, что ты туда пошел, — возразил Нокс. — Теперь ты не станешь жениться на девушке, у которой интрижка с моим племянником, не так ли?

Беллоусворт схватился за голову и пробормотал:

— Наверное, нет, не стану. Но теперь мне предстоит драться на дуэли с этим негодяем. И я не сомневаюсь, что он намерен меня убить.

— Значит, ты его вызвал? Замечательно! Я от тебя этого не ожидал.

— Нет, это он меня вызвал. Не мог же я отказаться, верно?

— Он вызвал тебя? А как все произошло?

Тяжко вздохнув, маркиз стал рассказывать о том, что произошло между ним и лордом Хардвиком. Когда он умолк, Нокс презрительно усмехнулся и сказал:

— Знаешь, а он прав. Ты действительно ее недостоин. — Маркиз хотел возразить, но Нокс вновь заговорил: — Главное — не бойся. С тобой ничего страшного не случится. Я позабочусь об этом.

— Но… как? — Беллоусворт явно приободрился.

— Я провел небольшое расследование и даже использовал твою информацию — весьма интересную, должен заметить. Так вот, уверяю тебя, власти арестуют молодого Хардвика до того, как состоится дуэль. Поэтому тебе не следует опасаться за свою жизнь.

— Арестуют?.. Но на каком основании?

Нокс улыбнулся и сделал глоток эля. Немного помолчав, проговорил:

— Мой дорогой лорд Беллоусворт, у меня есть все основания полагать, что Лючо ди Санто, ныне называющий себя герцогом Хардвиком, — на самом деле небезызвестный Святой из квартала Севен-Дайалс.

Глава 20

Всю дорогу до дома Перл никак не могла успокоиться. Как Люк смеет так рисковать? Неужели он не видит, что Беллоусворт не стоит такой жертвы? Она сосредоточила свое внимание только на этом, предпочитая пока не думать о значении его последних слов.

Неожиданно она заметила Джона Марли на гнедой кобыле. Увидев ее, он явно обрадовался.

— Я уже начал беспокоиться и решил, что вы отправились домой другой дорогой, миледи.

— Извините, Джон. Сегодня такое хорошее утро, и мне захотелось покататься подольше.

Герцогиня встретила ее, когда Перл входила в дом.

— Наконец-то ты вернулась. Только не говори мне, что до сих пор была в парке, как мне сообщила твоя горничная.

— Но я действительно из парка, ваша светлость. Сегодня такое чудесное утро! Для приличия я взяла с собой нашего молодого дворецкого. — Перл стоило большого труда, чтобы не надерзить мачехе.

— Сейчас же иди наверх и переоденься, — сказала герцогиня. — Утренние визитеры могут явиться с минуты на минуту, а ты в таком виде… Ты же хочешь выглядеть как можно лучше, не так ли? Наверняка появится лорд Беллоусворт, сама знаешь. Кстати, он немного обижен — ведь ты оказываешь лорду Хардвику знаки внимания.

— Вот как? — Перл улыбнулась; она вспомнила, какое лицо было у маркиза двадцать минут назад. — Но если он обижен, то, может, он не приедет, верно?

Герцогиня промолчала, и Перл, снова улыбнувшись, стала подниматься по лестнице. Ей хотелось хотя бы несколько минут побыть наедине со своими мыслями. Но в спальне ее ждала Хетти, так что размышления пришлось отложить. Горничная принялась раздевать хозяйку, потом стала причесывать ее.

— Сегодня у вас выдалось прекрасное утро, миледи, не правда ли?

Перл нахмурилась.

— Почему ты так говоришь? Только потому, что я так поздно вернулась? — Это было самое важное утро в ее жизни, но она не могла сказать об этом Хетти. Пока не могла.

— Да, поэтому. И еще… у вас взгляд стал… какой-то другой. Надеюсь, все в порядке.

— Я тоже надеюсь. — Перл вздохнула.

К счастью, Хетти больше не задавала вопросов. Закончив причесывать хозяйку, она удалилась. Перл знала: герцогиня пошлет за ней, как только явится первый визитер. Но до этого она ни за что не спустится. Она подошла к окну и задумалась.

«Нам не придется бежать».

Это слова Люка сейчас снова всплыли в памяти. Возможно, он имел в виду, что Беллоусворт освободит ее от обязательств и они смогут пожениться. Хотя нет, он вовсе не это хотел сказать. И если не будет другого выхода из создавшегося положения, то им действительно придется бежать.

А теперь он, даже с риском для себя, хватается за неожиданно подвернувшийся случай. Похоже, Люк ради нее готов на все, хотя знает, что его могут арестовать.

Перл говорила себе, что она должна этому радоваться. Бегство означало бы потерю Фэрборна — ведь до дня ее рождения оставалось еще более трех недель. Теперь же поместье останется за ней. Однако эта мысль не принесла ей облегчения. Жить и управлять имением одной? Но с кем она станет делиться своими успехами? К кому будет обращаться за советом и поддержкой?

«Видимо, я не такая самостоятельная, как мне хотелось бы», — подумала Перл. Она чувствовала, что без Люка все ее планы ничего не стоят. Без Люка и поместье ни к чему.

Тут в дверь постучали, и раздался голос служанки:

— Ее светлость просит вас спуститься, миледи. Прибыли гости.

«Может быть, один из посетителей — Люк, приехавший, чтобы развеять мои сомнения», — думала Перл, спускаясь по лестнице.

Однако Люка в гостиной не оказалось. Единственным визитером была миссис Хаверсток, вдова викария. Затем приехали леди Уиттингтон и мисс Чалмерс, которые, по всей видимости, проводили в утренних визитах всю свою жизнь. В течение следующих двух часов засвидетельствовали свое почтение и обменялись сплетнями еще несколько дам и два джентльмена. Но ни Люк, ни лорд Беллоусворт так и не появились.

Наконец все уехали, и Перл пошла вслед за герцогиней в столовую, где подали ленч. Перл умирала от голода, так как утром не позавтракала. Но мачеха заговорила — и Перл мигом лишилась аппетита.

— Так я и знала. Ты обидела лорда Беллоусворта даже сильнее, чем я думала. Иначе он приехал бы.

Сейчас воспоминание об утренней встрече уже не казалось Перл забавным.

— Да, выходит так, — кивнула она. — А может быть, он понадобился своей матери.

Но почему не приехал Люк?

Утро прошло, настал день, а Перл все еще надеялась, что Люк заедет и пригласит ее на прогулку. Но он не приехал. Не появился он и на музыкальном вечере у леди Уиттингтон. Не было и Беллоусворта, хотя ранее они договаривались там встретиться.

51
{"b":"11498","o":1}