ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Креативный вид. Как стремление к творчеству меняет мир
Ангелы спасения. Экстренная медицина
Революция в голове. Как новые нервные клетки омолаживают мозг
Так держать!
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение
Счастливый год. Еженедельные практики, которые помогут наполнить жизнь радостью
Народный бизнес. Как быстро открыть свое дело и сразу начать зарабатывать
Я большая панда
Нож. Лирика

Какое-то время она шли молча. Люк, видимо, взвешивал все «за» и «против». Когда с ними поравнялась двуколка, он сказал:

— Хорошо. Но я оставляю за собой право все отменить, если хотя бы на минуту заподозрю, что тебе грозит опасность.

— Согласна. — Перл улыбнулась; уже давно она не была в таком прекрасном расположении духа, как сейчас.

К сожалению, им и на сей раз не удалось поговорить обо всем — пора было возвращаться. Впрочем, Перл не огорчалась: она знала, что Люк ее любит, и только это имело значение.

— Я давно не занималась благотворительностью, — проговорила Перл, когда Люк помогал ей забраться в двуколку. — Но на завтра я планирую что-нибудь сделать для обездоленных.

— Благородное дело, миледи. Я тоже собираюсь когда-нибудь этим заняться.

Герцогиня никогда не интересовалась благотворительностью, поэтому Перл не сомневалась: мачеха ничего не заподозрит, когда она в сопровождении горничной и молодого дворецкого отправится в тюрьму.

На следующее утро они вошли во двор тюрьмы в сопровождении Джона Марли и Хетти. Люк, игравший роль слуги, надел неприметную ливрею, Перл же, напротив, оделась как можно наряднее.

— Эй, охрана! — крикнула она стоявшему у входа охраннику в мундире. — Я привезла одежду для заключенных и желаю также поговорить с некоторыми из женщин. Позовите капеллана, пожалуйста.

Люк с Джоном начали выгружать из кареты тюки со старой одеждой, а Хетти им помогала.

— О… сейчас, миледи, — пробормотал охранник и скрылся за массивной дверью.

Как только охранник ушел, Перл прошептала:

— Где он содержится? Ты смог узнать?

— На третьем этаже, в самом конце коридора, в отдельной камере. — Двое конюхов Люка, бывшие прежде учениками трубочиста, которых спускали в печи по трубам, еще накануне произвели разведку.

— Я постараюсь как можно ближе подойти к этому месту, потом отвлеку внимание охраны, а ты сделаешь остальное. Если нас… — Перл умолкла, потому что охранник вернулся. Но вернулся он не с преподобным Коттоном, с которым Перл уже встречалась при таких же обстоятельствах, а с незнакомым тюремщиком, назвавшимся мистером Уэрнером.

— Миледи, какая честь! — воскликнул он. — Заключенные будут вам очень благодарны, уверяю вас. Ваша щедрость будет вознаграждена небесами.

Перл едва заметно кивнула.

— Не сомневаюсь, мистер Уэрнер. Но пока я всего лишь озабочена тем, чтобы облегчить участь этих несчастных. Прошу вас, отведите меня к ним.

— Вы, ваша светлость, желаете войти в тюрьму? Но условия содержания… В общем, там небезопасно. Если вы просто оставите все…

— Нет, мистер Уэрнер, я хочу посмотреть, каковы условия содержания, чтобы потом сообщить об этом моему отцу герцогу Оукширу. Если же вы беспокоитесь о моей безопасности, то дайте людей, которые будут меня охранять. Я желаю поговорить с заключенными, все меня поняли?

Тюремщик энергично закивал и помчался выполнять поручение. Через несколько минут он привел с полдюжины молодцов весьма устрашающего вида.

— Теперь вы можете идти, миледи.

Перл приказала принести одежду, которую выгрузили из кареты, и вошла в тюрьму. Люк и Джон Марли следовали за ней.

— Какой же здесь отвратительный воздух! — воскликнула Перл. — Такой воздух может загубить их здоровье, мистер Уэрнер. Возьмите это себе на заметку. — Она протянула тюремщику небольшой блокнот и карандаш.

Тот стал что-то записывать, а Перл продолжала говорить о недостатке света и слишком узких коридорах. Когда они подошли к камерам на третьем этаже, она в ужасе воскликнула:

— О Боже! Камеры переполнены, мистер Уэрнер! Условия действительно отвратительные, и это может привести к заразным заболеваниям. Неужели все заключенные содержатся в таких переполненных камерах?

— Нет, миледи, не все. Более опасные преступники сидят в одиночных камерах. — Тюремщик указал на слабо освещенный коридор слева.

Перл обернулась и взглянула Люка. Тот едва заметно кивнул. Согласно его информации, именно в этом коридоре и находилась камера Рифли.

— Я чувствую, что мне понадобится дополнительная охрана. — Перл притворно содрогнулась. — Потом вы отведете меня в женское отделение. А вот эти вещи пусть распределят здесь.

Пока мистер Уэрнер ходил за дополнительной охраной, Перл собрала в кучу почти всю мужскую одежду и приказала самому рослому из охранников распределить ее между заключенными. Воспользовавшись суетой, Люк проскользнул в глубь коридора — туда, где находились одиночные камеры, — и прижался к первой же двери; ему надо было дождаться, когда все покинут коридор.

Как он и рассчитывал, охранники, стоявшие у одиночных камер, теперь собрались вокруг Перл, чтобы охранять ее. Стараясь не думать о том, какому она подвергается риску, Люк направился к последней двери справа. Наклонившись, он прошептал в замочную скважину:

— Рифля, ты здесь?

— Да, сэр, — тотчас же последовал ответ. — Косой сказал, что вы сегодня за мной придете.

— Рифля, подожди минутку.

Люк осмотрелся. В коридоре не было ни души. Достав из кармана связку отмычек, Люк сунул одну из них в замочную скважину и с ловкостью, выработанной длительной практикой, отпер дверь.

— Как я рад, что вы не забыли, как это делается, сэр, — усмехнулся Рифля.

— Я тоже рад. Но у нас мало времени. Пошли. Вот сюда…

Люк повел Рифлю в один из боковых коридоров. Вскоре они дошли до поворота, но тут перед ними возник дюжий охранник.

— Эй, кто вы такие? И куда направляетесь?

Не отвечая охраннику, Люк схватил Рифлю за руку, и они побежали обратно. Охранник от неожиданности немного замешкался, но потом бросился за ними в погоню. Однако Люк был уверен, что они смогут оторваться.

Снова завернув за угол, он увидел, как Перл и ее охрана входят в женское отделение. Заметив Люка, она тут же остановилась и, отвлекая внимание охранников, воскликнула:

— Добрые люди! Защитники наших законов! Я уверена, что вы, как и я, сочувствуете этим несчастным женщинам, ибо в день Страшного суда с вас спросится за то, как вы обращались с ними.

Люк с Рифлей еще до того, как запыхавшийся охранник успел их догнать, свернули в коридор, ведущий к главному выходу.

— Куда… Куда они пошли? — услышал Люк голос охранника, прервавшего импровизированную проповедь Перл.

Беглецы продолжали идти, стараясь ступать как можно осторожнее.

— Простите? — прозвучал у них за спиной негодующий голос Перл. — Вы почему не со всеми? Мистер Уэрнер, вы же обещали, что меня будут охранять все ваши люди!

— Да, миледи. Где вы были, мистер Фитерс? Люк взглянул на Рифлю и сказал:

— Быстро переодевайся. — Он протянул мальчику специально припасенную одежду.

— Да, сэр. — Переодевшись в чистый костюм, Рифля усмехнулся. — А она храбрая…

— Очень храбрая, — кивнул Люк.

— Вы собираетесь на ней жениться, сэр? — неожиданно спросил Рифля.

Прежде чем ответить, Люк подвел Рифлю к выходу. К счастью, дверь оказалась не заперта. Она даже не охранялась.

— Об этом еще будет время подумать. Сейчас главное — доставить тебя домой целым и невредимым.

Они быстро пересекли тюремный двор и без помех выбрались на улицу. Только тут Люк наконец-то вздохнул с облегчением. Однако он тотчас же нахмурился. Теперь уже сомнений не оставалось: власти не отказались от мысли поймать Святого. Жизнь с Перл была бы раем на земле — но имел ли он право подвергать ее риску?

Люк вынужден был признаться, что не знает ответа на этот вопрос.

Глава 21

Тот час, что Перл провела в тюрьме Ньюгейт, был самым длинным в ее жизни. Страдания и отчаяние, которые она увидела в тюрьме, лишь подтвердили ее убеждение: Англии необходимы социальные реформы. Впрочем, сейчас она думала только о Люке. Ей удалось отвлечь преследовавшего Люка охранника — но смог ли он выйти за ворота тюрьмы неузнанным? Где он спрячет Рифлю, чтобы его не нашли? И чем кончится эта ужасная дуэль?

Все эти вопросы очень мешали ей играть роль леди-благотворительницы. Но все-таки одежда, привезенная ею, была роздана, ободряющие речи, обращенные к женщинам-узницам, произнесены, и она наконец-то почувствовала, что настало время уезжать.

53
{"b":"11498","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Волшебная сумка Гермионы
Assassin's Creed. Преисподняя
Конец Смуты
Тихая сельская жизнь
Лбюовь
Сумеречный Обелиск
Революция в голове. Как новые нервные клетки омолаживают мозг
Сетка. Инструмент для принятия решений
Цена вопроса. Том 1