ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы обещаете мне, мистер Уэрнер, что качество пищи будет проверено? — Перл строго посмотрела на тюремщика.

— Конечно, миледи. Если бы вы смогли уговорить вашего уважаемого отца повлиять на решение парламента об увеличении дотаций, нам было бы легче…

— Я непременно поговорю с отцом, — заверила тюремщика Перл. — А теперь мне пора.

Садясь в карету, она окинула взглядом улицу, но ничего подозрительного не заметила. Было очевидно, что Люк и Рифля благополучно сбежали. С достоинством попрощавшись с мистером Уэрнером и его помощниками, Перл велела кучеру трогать.

Вернувшись домой, она несколько часов пребывала в волнении. Наконец ей передали клочок бумаги, который, по словам дворецкого, принес какой-то чумазый уличный мальчишка. На бумажке было нацарапано всего лишь одно слово — «Получилось». Но и этого было достаточно, чтобы у нее отлегло от сердца.

Перл успела сунуть записку за корсет, прежде чем мачеха вернулась в гостиную — она давала распоряжения домоправительнице относительно обеда.

Конечно, у Перл оставалось бесчисленное множество вопросов, которые ей хотелось бы задать Люку, — о том, что будет сегодня, завтра и в последующие дни, — но пока ей приходилось довольствоваться этим коротким сообщением. Однако еще никогда вышивание не казалось ей таким скучным занятием. Она уже собралась извиниться и подняться наверх, к своим книгам, чтобы как-то отвлечься, но тут дворецкий объявил о прибытии визитера.

— Ах, лорд Беллоусворт! — воскликнула герцогиня. — А мы уже отчаялись снова увидеть вас. Вы так давно у нас не были. Верно, вас отвлекли очень важные дела?

— Приношу свои извинения, ваша светлость, — с поклоном ответил маркиз. — Да, вы угадали, я был очень занят.

Он сел на указанный герцогиней стул и ответил еще на несколько ее вопросов. Затем повернулся к Перл.

— Я надеялся, что вы согласитесь прогуляться со мной в саду, миледи. Мы могли бы… поговорить.

За Перл ответила Обелия:

— Уверена, что вам, молодым, есть о чем поговорить после того, как вы несколько дней не виделись.

Перл кивнула и встала.

— Разумеется, милорд.

Хотя ей совершенно не хотелось беседовать с Беллоусвортом наедине, это все-таки было лучше, чем общество мачехи.

Они молча вышли в сад, наполненный ароматом распустившихся роз. Усыпанная гравием дорожка привела их к скамье в беседке. Здесь лорд Беллоусворт наконец-то заговорил:

— Я надеялся услышать от вас, миледи, что вы расторгаете нашу помолвку. Не понимаю, почему вы этого не сделали.

Маркиз старался не выдавать своих чувств, но Перл поняла, что ее неверность принесла ему страдания, и почувствовала себя виноватой. Он, конечно, напыщенный болван, но это не его вина. Она нисколько не сомневалась: маркиз никогда по-настоящему ее не любил, но, видимо, то, что она предпочла другого, больно ударило по его самолюбию, а мужчине пережить такое нелегко.

— Милорд, искренне прошу простить меня. В мои намерения никогда не входило ни обманывать вас, ни бесчестить, но герцогиня…

— Не разрешила вам расторгнуть помолвку? — Он хмурился, но в его голосе слышалось сочувствие.

— Я понимаю, что ее чувства… и даже чувства моего отца здесь ни при чем. Я не имела права давать вам надежду…

Он взял ее за руку, и это очень удивило Перл.

— Миледи, если ваши многоуважаемые родители будут настаивать, я все еще готов жениться на вас, но вы должны убедить меня в своей нравственности. Лорд Хардвик — не тот человек… Я хочу сказать, что у меня есть основания полагать…

— Я люблю его, милорд.

— Но вы его почти не знаете! Вам, вероятно, не известно…

— Мне известно достаточно. — Перл села на скамью, и маркизу пришлось сесть рядом.

— Признаюсь, что почувствовала к нему расположение до того, как узнала о его титуле. Но мне казалось, что мои чувства оставались без взаимности.

— Я с самого начала понял, что вы принимаете мои ухаживания из послушания родителям. Но если бы я знал, что вы любите другого… — Маркиз все еще пребывал в нерешительности.

— Моя мачеха может быть очень настойчивой, — сказала Перл.

Лорд Беллоусворт кивнул:

— Да, я тоже это знаю. Она такая же настойчивая, как моя мать. Но если вы любите другого, ваше согласие все же было неразумным поступком.

«Похоже, лорд Беллоусворт не так уж глуп», — промелькнуло у Перл. Она с удивлением посмотрела на маркиза.

— Да, теперь я это поняла, милорд. Как только я узнала, что лорд Хардвик отвечает мне взаимностью, я должна была сразу же расторгнуть нашу помолвку, Я сделаю это сейчас, и вам не придется драться с ним на дуэли.

Перл ожидала, что маркиз обрадуется, но он встал и начал расхаживать по беседке.

— Боюсь, что уже слишком поздно, — проговорил он наконец. — Все подготовлено. Он одурачил вас так же, как одурачил нас всех. Я очень надеялся, что не мне придется говорить вам об этом, но лорд Хардвик занимался… незаконной деятельностью.

— Я это знаю, — сказала Перл, глядя прямо в глаза маркиза.

— Знаете? И все равно любите его? — Он был поражен.

— Люк изменился, уверяю вас. Да, он совершал дурные поступки, но только по крайней необходимости. И к этому его вынудил… родной дядя.

— Его дядя?

— Не всем об этом известно, но человек, которого мы все знали как лорда Хардвика, получил этот титул, убив своего брата. Он покушался и на жизнь своего племянника, нынешнего лорда Хардвика, но мать спасла сына и спрятала его.

— Миледи, что вы говорите?! Как такое может быть? Человек, которого столько лет принимали в свете, столп общества — убийца? А если это правда, то как могло случиться, что никто ничего не узнал?

— Так пожелал принц-регент. Вы можете расспросить моего отца, поскольку он знаком со всеми подробностями этого преступления. Впрочем, как и я.

— О Боже! Какая ужасная новость! Я должен был заподозрить: что-то не так. А теперь вы говорите, что вы его любите! — Маркиз метался по беседке, в отчаянии заламывая руки.

— Милорд, о чем вы говорите? Почему вы считаете, что эта новость так ужасна? Все случилось более двадцати лет назад.

Он наконец-то остановился и проговорил:

— Нокс, дядя лорда Хардвика, сейчас в Лондоне. Это он сказал мне, что лорд Хардвик — вор, тот самый Святой.

Перл похолодела, но тут же взяла себя в руки.

— Вы говорите, что он в Лондоне? — спросила она. — Сейчас? — Так вот почему арестовали Рифлю. И Люку тоже подготовлена ловушка, в этом она уже не сомневалась. Последующий рассказ Беллоусворта подтвердил ее подозрения.

— Сначала Нокс намеревался арестовать его до дуэли — вот почему ее отложили до завтрашнего дня. Но потом он сказал, что я все равно должен с ним встретиться, потому что у него есть другой план. Он придумал, как отдать племянника в руки правосудия. Нокс решил… — Беллоусворт внезапно умолк; казалось, он забыл, о чем говорил.

— Какой план? — спросила Перл. — Расскажите мне, милорд. Побыстрее!

Ее настойчивость, похоже, помогла ему сосредоточиться.

— Он сказал, что я просто должен притвориться, что целюсь в него, но промахнуться. С этим трудностей не будет, я никогда не считался хорошим стрелком.

— Но он пообещал вам, что Люк… лорд Хардвик не застрелит вас? — Перл хотела тут же побежать к Люку и предупредить его. Но потом решила, что сначала узнает все до конца.

— Да, он сказал, что сделает так, что его пистолет просто не выстрелит. Это, конечно, будет простой мерой предосторожности, потому что полиция прибудет на место до того, как каждый из нас сможет сделать по выстрелу.

— А он сказал, что именно собирается сделать с пистолетом лорда Хардвика?

— Нет, но он уверял, что это не имеет значения. Главное — до стрельбы дело не дойдет. Вы… вы полагаете, что Нокс сказал мне не все?

— Совершенно уверена. И я благодарю вас за то, что вы мне рассказали о замыслах Нокса. Я надеюсь использовать эту информацию, чтобы предотвратить трагедию. — Она встала и добавила: — Я предупрежу отца, что расторгла помолвку, милорд, как и обещала.

54
{"b":"11498","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Школа Добра и Зла. В поисках славы
Хрестоматия Тотального диктанта от Быкова до Яхиной
В канун Рождества
Экспедиция Оюнсу
Ее последний вздох
Еда и мозг на практике. Программа для развития мозга, снижения веса и укрепления здоровья
Лед
Сочувствующий