ЛитМир - Электронная Библиотека

Маркиз закивал и тоже поднялся со скамьи.

— Да-да, конечно, миледи. Мама будет довольна… э-э… то есть… Если я могу чем-нибудь…

Перл попыталась улыбнуться.

— Благодарю вас, милорд. Но думаю, я сама справлюсь. До свидания.

Кивнув Беллоусворту, Перл побежала в дом и поднялась в свои комнаты. Вызывая Хетти, она позвонила в колокольчик и тотчас же села писать письмо Люку. Минуту спустя появилась Хетти, но Перл попросила ее подождать. Закончив, она посыпала чернила песком, запечатала письмо и передала его горничной.

— Постарайся как можно скорее передать это лорду Хардвику в собственные руки. Как только будет ответ, неси его ко мне.

— Да, миледи. — Хетти вышла из комнаты.

Через пять минут горничная вернулась и сообщила, что Джон уже отправился с письмом к лорду Хардвику.

— Спасибо, Хетти. Мой отец дома? — Самое неотложное было сделано, и теперь она могла выполнить обещание и официально расторгнуть помолвку.

— Не знаю, миледи, но я пойду, посмотрю. Вернувшись, Хетти сообщила, что герцога дома нет. Перл не хотела говорить с мачехой. Решив дождаться отца, она села у окна с книгой в руках.

— Здесь ты будешь в безопасности, — сказал Люк Рифле, когда они подъехали к небольшому поместью Хардвиков, находившемуся в двух часах езды от Лондона. — К тому же я воспользуюсь случаем и представлюсь здешней прислуге.

Рифля вылез из коляски и стал озираться.

— Это здесь единственный дом, сэр?

— Не считая фермерских построек — единственный. Пошли, Аргос. Тебе здесь понравится, хотя Рифля, кажется, не в восторге.

— Что вы, сэр, просто я никогда не бывал в таком месте.

Люк подошел к двери, но не успел он постучать, как дверь тут же открылась, и он увидел дородную женщину в чепце и в переднике.

— Миссис Мичем? — догадался Люк, вспомнив имя домоправительницы.

— Да, это я. — Домоправительница говорила с шотландским акцентом. Внимательно посмотрев на Люка, она спросила: — А вы новый хозяин, верно? Я вижу герб Хардвиков на дверце коляски. Я не знала, что вы приедете, а то приготовила бы комнаты и приказала бы зажарить несколько кур к обеду.

— Не стоит извиняться. Я сам не останусь, а оставлю вам этого мальчика. Его зовут Рифля, и я хочу, чтобы вы дали ему какое-нибудь дело. В Лондоне он был моим камердинером, но и здесь пригодится. Пусть поживет тут какое-то время.

Миссис Мичем посмотрела на Рифлю и вдруг улыбнулась.

— Что ж, мы найдем ему занятие, милорд. Входите, входите же в дом! — Миссис Мичем снова улыбнулась и широко распахнула перед ними дверь.

Люк вскоре понял, что его дядя редко посещал это поместье; видимо, он большую часть времени проводил в Лондоне или в главном поместье Хардвиков, на севере Англии. Именно поэтому штат прислуги здесь был совсем небольшой: домоправительница, две служанки, повар и один слуга.

Дом стоял на вершине холма, и из окон были хорошо видны окрестности. Люку здесь очень понравилось. Впрочем, ему предстояло осмотреть еще и главное поместье. «Как только все уладится, надо будет обязательно туда съездить», — думал он, осматривая комнаты.

Люк потратил два часа на то, чтобы обойти дом и ближайшие фермы, устроить Рифлю в удобной комнате и поужинать на скорую руку. Собираясь в обратный путь, он подозвал Рифлю и сказал:

— Я вернусь, как только смогу. Если все пройдет так, как надо, я очень скоро заберу тебя отсюда.

— Не торопитесь, милорд, — усмехнулся Рифля; он только что отведал восхитительной похлебки со свежим хлебом. — Похоже, мне здесь понравится.

Убедившись, что Рифля будет в безопасности и хорошо накормлен, Люк отправился в Лондон. Хотя утром ему предстояло драться на дуэли, на сердце у него было легко. В город он приехал почти в полночь, но приказал кучеру ехать не домой, а остановиться возле дома Маркуса.

Маркус, только что вернувшийся с какого-то бала, встретил его в холле.

— Хорошо, что ты заехал, Люк. Мы еще не обсудили детали дуэли. Значит, встречаемся в шесть? Все как договорились?

— Если только у тебя нет других известий от секундантов Беллоусворта.

Они сидели в библиотеке и попивали бренди из запасов Маркуса.

— С вечера среды Рибблтон больше не появлялся. Я все еще считаю, что ты сглупил, Люк. Даже если ты не собираешься убивать Беллоусворта.

— Мне бы очень хотелось прикончить его, но я дал слово не делать этого. И подозреваю, что дуэль пойдет этому слюнтяю на пользу — если только он не привезет с собой свою мать.

Оба рассмеялись. Потом Маркус предложил:

— Почему бы тебе не остаться у меня на ночь? Можем немного поболтать, перед тем как идти спать. Утром перекусим и вместе поедем в Примроуз-хилл.

Возвращаться в Хардвик-Холл Люку не хотелось, и он охотно принял предложение друга. Они приятно проводили время, вспоминая разные дуэли и годы учебы в Оксфорде.

— Ты не знал, что я тебе завидовал? — неожиданно спросил Маркус. — Тебя никогда не волновало, что может с нами случиться, если нас поймают. А вот я все время думал: что скажет мой отец, если узнает о наших проделках? Наверное, очень удобно, когда твои родственники живут далеко.

Люк в задумчивости посмотрел на друга. Он знал, что завтрашняя дуэль окончится ничем, но никогда и ни в чем нельзя быть до конца уверенным… Возможно, этот разговор с другом — их последний разговор.

— Ты, Маркус, даже не представляешь, как далеко. По правде говоря, у меня никаких родственников не было. Поэтому я завидовал тебе.

— Не было?.. А как же твой дядя в Италии и тетя Лавиния? Признаюсь, я иногда подозревал, что ты от меня что-то скрываешь, но…

— Очень многое скрывал. — Люк грустно улыбнулся. — Но сейчас я хочу все тебе открыть. — И Люк вкратце рассказал о своей жизни — рассказ занял всего лишь несколько минут.

Он боялся, что друг его осудит, но Маркус слушал как завороженный, а потом засыпал Люка вопросами.

— Значит, тебе никогда ни перед кем не приходилось отчитываться? — Похоже, теперь Маркус завидовал Люку еще больше, чем прежде. — Какими же, наверное, наивными забавами казались тебе наши «подвиги» в Оксфорде! С твоими приключениями не сравнятся даже рассказы моих братьев Питера и Энтони о войне. И подумай только, что может сделать Святой после того, как ты стал богатым человеком, лордом Хардвиком!

Люк покачал головой:

— Святой ушел в отставку. Маркус кивнул:

— Да, понимаю. А леди Перл? Она знает хоть что-нибудь?..

— Она все знает. Ради нее, я и покончил с этим.

— Жаль. Но это еще больше укрепляет меня в моем решении: ни одна женщина никогда не поймает меня на крючок.

— Бросаешь вызов судьбе? — Улыбнувшись, Люк добавил: — Вообще-то я тебя прекрасно понимаю…

Они еще немного поговорили на эту тему, а затем отправились спать.

Камердинер Маркуса поднял Люка еще до рассвета. Быстро одевшись, Люк спустился в столовую, где Маркус уже пил кофе.

— Перед тем как мы поедем в Примроуз-хилл, я должен заскочить домой. — Люк допил кофе. — Не могу же я появиться в мятом сюртуке. Я же должен вызвать у противника страх… Одолжи мне Кларенса на полчаса. Рифли сейчас нет дома, а нового камердинера я еще не успел нанять.

— Да-да, конечно. А я использую эти полчаса, чтобы привезти доктора. Для Беллоусворта, разумеется. — Маркус улыбнулся, но Люк понял, что его друг все же обеспокоен. — Жаль, что вы не выбрали шпаги. Ты все такой же хороший стрелок, каким был в Оксфорде?

Люк тоже улыбнулся.

— Скоро мы это узнаем, не так ли?

Уоллис Нокс оглядел деревья и кустарники, окружавшие поляну, окутанную предрассветным туманом. Пожалуй, вон та рощица подойдет идеально. Крадучись, он пересек поляну, пробрался сквозь густой кустарник и спрятался.

Да, отсюда прекрасно была видна вся поляна, а он останется невидим. Уоллис достал блеснувший в свете утра пистолет и проверил его еще раз. У него не было возможности привести в негодность пистолет племянника, но это не важно. Через час, если все пойдет по плану, к нему вернутся и его титул, и все его земли. Он устроился поудобнее и стал ждать.

55
{"b":"11498","o":1}