ЛитМир - Электронная Библиотека

Пес поднял голову и вильнул хвостом — очевидно, давая знать, что все понял. Кивнув Перл, Люк вышел и прикрыл за собой дверь.

Услышав, как в замке провернулся ключ, Перл невольно вздрогнула. Он запер ее! Запер… точно в тюрьме! Поднявшись со стула, девушка шагнула к двери, но тут вдруг заметила, что Аргос наблюдает за ней с любопытством. Перл рассмеялась, она почувствовала себя ужасно глупой. Конечно же, он должен был запереть дверь — в таком районе, как этот, следует соблюдать осторожность.

Посмеявшись над своими страхами, Перл снова села.

— Оказывается, я авантюристка, — обратилась она к псу. — Как же я собиралась осуществлять свои смелые планы социальных реформ, если так напугалась только оттого, что оказалась в неблагополучном районе Лондона? Правильно мистер Сент-Клер думает, что я дурочка.

Пес завилял хвостом и положил лапу ей на колено.

— Не смущайся, Аргос, возражай мне. Если леди говорит о самой себе плохо, джентльмен должен вежливо возражать.

Пес отказывался отвечать, и Перл невольно улыбнулась. Снова поднявшись, она прошлась по комнате и осмотрела свое временное убежище. Ее первая оценка была верной — обстановка и произведения искусства оказались самого высокого качества, и это вызывало удивление…

Перл подошла к буфету и нашла хлеб и сыр, о которых говорил хозяин. Она вдруг вспомнила, что не ела с самого завтрака, и с возмущением подумала: «Неужели Маунтхиты не кормят своих наемных работников?»

Отрезав себе хлеба и сыра, Перл вновь уселась на стул. Она делила свой скромный ужин с песиком, и тот, принимая из ее рук кусочки сыра, с благодарностью вилял хвостом. Аргос ее просто очаровал, и время проходило незаметно.

Люку не хотелось оставлять Пегги одну, но у него не было выхода — следовало найти подругу этой хорошенькой девушки. Судя по всему, Пегги была слабоумная, но, как ни странно, Люк чувствовал: что-то в ней очень его привлекает… Привлекает до неприличия.

Посмеиваясь над собой, он спустился в окутанный туманом переулок. Когда это соображения приличия сдерживали его? Впрочем, он ведь никогда не опускался до того, чтобы воспользоваться доверчивостью ребенка. А Пегги при всей своей привлекательности была, в сущности, ребенком.

И все же он чувствовал, что его влечет к этой девушке — он ощущал это почти физически.

«Не смей об этом думать», — одернул себя Люк. Действительно, сейчас следовало думать совсем о другом… Следовало воспользоваться возможностью и забрать свою добычу, спрятанную в укромном месте за домом Маунтхитов. Таким образом, он убьет сразу двух зайцев — найдет подругу Пегги и заберет сверток. К тому же хотя бы временно он не будет видеть свою соблазнительную гостью.

Сейчас, когда с ним не было Пегги, Люк шел гораздо быстрее, и минут через десять он уже находился в переулке позади Беркли-сквер. Музыкальный вечер у Маунтхитов, видимо, еще не закончился, потому что особняк был по-прежнему ярко освещен.

С невозмутимым видом, словно просто вышел на вечернюю прогулку, Люк свернул в небольшой сад позади дома. Осмотревшись, он отодвинул в сторону несколько кирпичей под кустом роз. В неглубокой ямке, которую Люк приметил перед тем, как начать работу в особняке, лежал завернутый в тряпку сверток — лежал там, где он его и оставил.

Люк сунул сверток под рубашку и запахнул куртку, чтобы сверток не слишком выпирал. Конечно, рискованно заходить в дом с добычей, но у него не было выбора — следовало найти подругу Пегги.

В кухне все еще царила суматоха, но к этому часу было уже поспокойнее. Люк подошел к поварихе, притворяясь, будто он под хмельком.

— Ах, это ты? — Она нахмурилась. — Где же ты пропадал больше часа? Судя по твоему виду, стащил вино его светлости!

— Что вы, миссис, я пил свой джин, — заплетающимся языком пробормотал Люк. — Я отработаю еще часок.

— Пошел прочь! Пьяницам нечего здесь делать!

— А как же мой шиллинг? — Он посмотрел на повариху. — И я не уйду без моей сестры Хетти.

Что-то, проворчав себе под нос, повариха послала служанку поискать Хетти. Затем отсчитала в протянутую руку Люка шесть пенсов.

— Получай половину[4], и пусть это послужит тебе уроком.

— Половину? — Чтобы не вызвать подозрений, Люк начал спорить. Вскоре вернулась служанка и заявила, что не нашла никакой Хетти. — Вы уверены? — спросил Люк. Ему не пришлось разыгрывать беспокойство. Ведь если девушку нигде не могли найти, значит, ему предстояло оставить Пегги у себя дома на ночь, а он вовсе не был уверен, что сможет совладать с собой. — Хетти вот такого примерно роста. — Он поднял вверх руку. — Она с темными кудрявыми волосами, немного моложе меня…

Одна из судомоек сказала, что заметила похожую девушку, но никто не видел ее уже час или даже дольше.

— Наверное, она пошла искать своего непутевого братца, — предположила повариха. — Тебе должно быть стыдно, что ей приходится за тебя беспокоиться. Мы лишились уже трех наемных работников, если считать тебя. Ты не видел ту блондинку, с которой заигрывал перед тем, как пойти и напиться?

— Блондинку? А я заигрывал? — Люк нахмурил лоб, словно пытаясь, что-то вспомнить.

— А-а, все вы одинаковые! Убирайся!

Люк пожал плечами и, пошатываясь, вышел в переулок. Несколько минут спустя он ускорил шаг. Серебро у него под рубашкой звякнуло. Он достал сверток и сунул его в карман. По крайней мере, он недурно поживился. К тому же ограбил один из самых недостойных домов. Хотелось бы увидеть лицо этого самонадеянного дворецкого, когда там, где лежало серебро, он обнаружит его визитную карточку. Но что, черт побери, делать с девушкой?

Когда он вернулся домой, Пегги посмотрела на него с улыбкой. Люк всю дорогу убеждал себя, что она его не привлекает, что он всегда предпочитал умных женщин, но он прекрасно понимал, что обманывает себя — конечно же, его влекло к этой девушке.

Тут она поняла, что он пришел один, и улыбка ее померкла.

— Хетти не было в доме у Маунтхитов. — Он пожал плечами. — Хотя по описанию ее узнали и сказали, что видели такую девушку. Но ее нигде не нашли. Вероятно, она назвалась другим именем.

Пегги стиснула зубы. Вид у нее был испуганный и одновременно смущенный, и Люк вдруг почувствовал, что ему хочется заключить ее в объятия и утешить. Усилием воли он подавил это желание и, как бы выражая сожаление, снова пожал плечами.

— Я… я была уверена, что вы найдете ее, — запинаясь, пробормотала Перл. — О Боже, что мне теперь делать? Без Хетти я не знаю, куда идти…

— Может, утром нам повезет больше, — проговорил Люк, пытаясь успокоить девушку.

— Утром? — переспросила она. Тяжко вздохнув, Люк пояснил:

— Если вы не знаете, куда вам идти, то вам придется провести ночь здесь. Другого выхода я не вижу.

Глава 3

— Провести ночь здесь? — в ужасе проговорила Перл. Она намеревалась произнести эти слова тоном крайнего возмущения, но на деле получился какой-то жалкий писк.

— Пегги, здесь вы будете в полной безопасности, уверяю вас. — Взгляд черных глаз Сент-Клера был все таким же пристальным, но в нем она увидела скорее сочувствие, чем желание.

И все-таки она покачала головой:

— Нет, я не должна… Господи, где же Хетти? Перл полагала, что горничная дочери герцога Оукшира была хорошо известна среди прислуги всех аристократических домов, поэтому, возможно, Хетти также назвалась другим именем. Они это не обсуждали, а разлучили их сразу же, как только они вошли в дом Маунтхитов.

Перл вдруг пришло в голову, что Хетти наверняка вернулась домой, как только обнаружила, что ее хозяйка исчезла. И вероятно, люди герцога уже получили приказ прочесать весь Лондон, чтобы найти ее!

В этой ситуации, конечно же, разумнее всего отказаться от своего плана и вернуться в Оукшир-Хаус до того, как разразится скандал. Хетти оказалась права, хотя Перл нелегко было в этом признаться. Она представила, что скажет мачеха, и на ее лице появилась гримаса отвращения. Сама мысль о том, что Обелия будет ее всячески унижать, казалась невыносимой.

вернуться

4

В одном шиллинге 12 пенсов.

6
{"b":"11498","o":1}