ЛитМир - Электронная Библиотека

Поблагодарив своего спутника, Перл убрала волосы под косынку. «Сейчас бы принять ванну и переодеться», — подумала она, спускаясь вслед за ним по лестнице.

При дневном свете квартал Севен-Дайалс казался не таким страшным, хотя был не менее грязным. Какая-то женщина сидела на пороге дома и кормила грудью младенца. А неподалеку двое ужасно худых малышей играли возле мусорной кучи. Еще дальше сидел у стены мужчина, одетый в лохмотья, некогда бывшие кавалерийским мундиром. Вытянув единственную ногу, он гремел жестяной кружкой, прося подаяние.

От жалости у Перл перехватило дыхание.

— Этот человек был когда-то солдатом? Сент-Клер кивнул.

— Таких, как он, тысячи. Они воевали против французов, а потом о них забыли. Теперь они обречены на нищенское существование.

Хотя Перл читала о судьбе этих солдат в газетах, ей не верилось, что правительство, состоявшее из таких людей, как ее отец, могло быть столь бездушным. Но теперь она убедилась в том, что газеты не лгали. Как жаль, что у нее не было с собой денег, чтобы хоть немного облегчить участь несчастного солдата. Впрочем, Перл прекрасно понимала, что этим не решила бы проблему.

— Эй, мистер, мистер Святой, сэр, не могли бы вы помочь моей сестре? — К ним подбежала девочка лет пяти с перепачканным лицом и в рваном платьице. Она стала тянуть за рукав Сент-Клера.

Он мельком взглянул на Перл и поспешил ответить:

— Не сейчас, Эмми, но я скоро вернусь.

— Она так больна. Мама думает, что сестра умрет. — Подбородок девочки задрожал, и по ее грязным щекам потекли слезы.

Увидев, что Люк колеблется, Перл тронула его за плечо.

— Пойдемте, посмотрим, что мы можем сделать, — предложила она. — Пожалуйста, я не против.

Он бросил на нее благодарный взгляд, заставивший ее сердце затрепетать, и кивнул:

— Хорошо. Веди нас, Эмми.

Девочка повела их сначала в темную подворотню, потом по такому же темному коридору. Наконец они оказались в комнате, где вдоль одной из стен лежало несколько тюфяков, набитых соломой. Худая, изможденная женщина склонилась над одним из них; на тюфяке в страшных судорогах билась девочка — вероятно, младшая сестра Эмми.

Перл сразу же распознала симптомы болезни и спросила:

— Как давно девочка в таком состоянии?

Женщина обернулась; в ее глазах стояли слезы. Она с надеждой посмотрела сначала на Сент-Клера, потом на Перл.

— Спасибо, что пришли, мистер Свят… Сент-Клер. От всего сердца спасибо. Боюсь, что мы теряем малютку Мими. Ее бьет уже несколько минут, и она не может остановиться…

Перл склонилась над девочкой.

— Вы держите в доме отраву для крыс? — спросила она.

— Да, конечно. Иначе мы не сможем отпугивать их от еды. Вы думаете, что бедняжка Мими…

— Да, думаю. У вас есть… хотя бы горчица? — Перл уже приготовилась засунуть девочке в рот палец, если не окажется другого средства.

— Горчица? — переспросила женщина. — Да, но…

— Принесите скорее! — закричала Перл. Она еще ниже склонилась над девочкой и прошептала: — Потерпи, дорогая. С тобой все будет в порядке. Все будет хорошо.

— Вы нашли горчицу, миссис Планк? — спросил Сент-Клер (Перл почти забыла о его присутствии). — Хорошо, давайте ее сюда! Скорее!

Люк выхватил из рук женщины бутылочку и передал ее Перл. Та разжала крепко стиснутые зубы Мими и влила ей в рот горчицу. Через несколько секунд девочку стошнило, и вместе с горчицей вышел и яд. Вскоре Мими успокоилась и, облегченно вздохнув, заснула.

— Думаю, она скоро поправится, — прошептала Перл, взглянув на женщину. — Когда она проснется, пусть выпьет побольше воды. Пусть выпьет столько, сколько захочет. И нужно как можно скорее показать ее доктору.

— Я… я постараюсь. Не знаю, как мне вас благодарить, мисс…

— Пегги. Я рада, что оказалась здесь вовремя. — Перл повернулась к Эмми, все это время молча наблюдавшей за происходящим. — Возможно, ты спасла жизнь своей сестренке. Ты должна этим гордиться.

Эмми широко улыбнулась.

— Спасибо, мисс Пегги. Спасибо, мистер Святой.

Девочка бросилась обнимать Перл, и та не смогла удержаться от улыбки. Помогать больным — это было именно то, что она так любила делать, когда жила в поместье отца. Что ж, выходит, навыки, которые она приобрела в поместье, пригодились и в Лондоне. Перл полагала, что помогать людям гораздо приятнее, чем служить украшением на великосветских балах.

— А теперь пойдем? — прошептал Сент-Клер, покосившись на спавшую девочку.

— Да, конечно, — кивнула Перл. Выбравшись на улицу вслед за Люком, она проговорила: — Я очень рада, что мы как раз проходили мимо и сумели помочь бедняжке.

— И я тоже рад, Пегги. — Она подняла глаза и увидела, что он пристально смотрит на нее. — Вы спасли жизнь малышке Мими. Я бы не знал, что надо делать. Где вы этому научились?

Перл поняла, что из-за чрезвычайных обстоятельств совершенно забыла о своей роли дурочки.

— На ферме у Хетти. Там… собаки постоянно съедали отравленную пищу.

— Ах, собаки? — Люк внимательно посмотрел на нее, и Перл поняла, что ее щеки заливает краска. — Думаю, что вы не совсем такая, какой кажетесь на первый взгляд, Пегги.

Перл промолчала. Она чувствовала, что сердце ее учащенно забилось.

Глава 4

— Не хотите вернуться ко мне, чтобы подкрепиться чашкой чаю после всех этих треволнений? Или сразу же пойдем дальше? — Люк с любопытством посмотрел на шагавшую рядом с ним девушку.

Перл заморгала — она медлила с ответом. Люк обратил внимание, что при свете дня ее огромные глаза приобрели необыкновенный фиалковый оттенок.

— Давайте сразу пойдем, — ответила она наконец. — Надо попытаться найти Хетти.

— Ладно. Тогда нам туда.

Люк заметил, что Пегги снова заговорила как необразованная девушка из провинции. А в момент кризиса у миссис Планк ее речь казалась совсем другой. Однако он решил не сообщать Пегги о своем наблюдении. Во всяком случае — пока.

Люк вел девушку по переулкам квартала Севен-Дайалс, избегая самых грязных. Но он замечал, как она в ужасе задерживала дыхание, когда они проходили мимо полуразвалившихся домов. «Возможно, эта девушка вовсе не та, за кого себя выдает, но совершенно очевидно, что у нее доброе сердце», — думал Люк.

Минут через десять они оказались в более респектабельном районе — здесь жили мелкие торговцы и те, кто имел постоянную работу. Еще через десять минут они уже были на окраине Мейфэра.

— Теперь совсем недалеко, — пробормотал Люк. Перл кивнула и поправила косынку — теперь косынка скрывала не только волосы, но и часть лица. Люк это заметил и подумал: «Так почему же она вчера вечером бежала? Похоже, она вовсе не глупа…»

Когда они приблизились к дому Маунтхитов, Перл замедлила шаги.

— А что мы сейчас будем делать? — спросила она. — Думаете, что Хетти все еще здесь?

Он улыбнулся и обнял ее за плечи. Люк чувствовал, что его спутница ужасно нервничает, и ему хотелось успокоить ее, хотелось защитить… Безусловно, Пегги что-то скрывает, но Люк нисколько не сомневался в том, что она очень добрая и порядочная девушка.

— Мы можем зайти с черного хода и расспросить о ней кого-нибудь, — предложил он. — Возможно, вы увидите дворецкого, который вас нанял.

Девушка кивнула, но при этом судорожно сглотнула. Люк нахмурился, однако промолчал. Она послушно пошла за ним, но потом, когда они приблизились к группе конюхов, вдруг остановилась и прошептала:

— Я не вижу дворецкого.

Люк понял, что его спутница не желает идти дальше.

— Может, вы хотите, чтобы я о ней расспросил?

Он, конечно, рисковал — ведь, наверное, уже обнаружилась вчерашняя кража. Но ему вдруг стало ясно, что он готов сделать все — только бы помочь своей очаровательной спутнице.

— Да, пожалуйста, — пробормотала она. — Я была бы очень вам благодарна.

Люк кивнул и проговорил:

— А вы можете подождать у этих ворот, тут вас никто не увидит.

Улыбнувшись своей спутнице, Люк направился к конюхам. Он надеялся, что Пегги не сбежит до того, как он вернется. В этот момент из задней двери вышел слуга в ливрее и, повернувшись к конюхам, прокричал:

9
{"b":"11498","o":1}