ЛитМир - Электронная Библиотека

И снова Ноуэл почувствовал, что любопытство, которое вызывала у него мисс Риверстоун, отвлекает от игры. Какой ход он собирался сделать?

Она в ответ пошла конем, и он заметил, какие длинные и тонкие у нее пальцы. При первой встрече Ровена показалась ему толстушкой, но сейчас он понял, что она сложена практически безупречно, хотя ее старомодное платье скрывает фигуру.

Он собрался с мыслями и сделал следующий ход, рассчитывая заставить ее отвести коня таким образом, чтобы он мог атаковать ее ферзя. Но вместо этого девушка удивила тем, что взяла его слона, пожертвовав вышеупомянутым конем.

— Я никогда не выносила, когда меня вынуждали предпринимать какое-то определенное действие, — сказала она, блеснув серыми глазами. — Из-за этой склонности к неподчинению я не раз проигрывала мистеру Уинстону. И ему редко удавалось победить меня тем методом, которым он планировал, потому что я играю неординарно.

Так оно и было. Хотя в конечном счете Ноуэлу удалось выиграть партию, он для этого был вынужден несколько раз менять стратегию.

— Еще раз примите мои поздравления, мисс Риверстоун, — сказал он, объявляя ей мат. — Вы все время держали меня в напряжении. Должен признаться, что вы потрясающий противник.

Он понимал, что говорит чистую правду, причем не только в прямом смысле.

Глава 4

Понимая, что реабилитировала себя как игрок и полностью заслужила похвалу мистера Пакстона, Ровена радостно улыбнулась. Она была намерена не позволить своему смехотворному интересу к этому мужчине отвлечь ее мысли и была довольна, что это удалось, хотя и потребовало немалых усилий.

— Благодарю вас, сэр. Я с удовольствием сыграла бы еще партию, но, кажется, уже близится полночь.

И правда, Перл и ее супруг давно уже закончили игру и сейчас чуть ли не клевали носами на диване, уютно прислонившись друг к другу. Когда закончилась партия, они встали со своих мест.

— Боюсь, у меня не хватило бы терпения на столь продолжительную игру, — призналась Перл. — А ты, значит, сегодня его победила, не так ли, Ровена? Браво! Еще одно очко в пользу так называемого слабого пола.

Ровена взглянула на мистера Пакстона, и ей показалось, что он несколько смущен.

— Во время нашей второй игры я сумел сосредоточиться, — сказал он, — однако ваша мисс Риверстоун играет гораздо лучше, чем может играть женщина. Я тешу себя надеждой, что она далеко не типичная представительница своего пола.

Ровена, так и не поняв, воспринимать его слова как комплимент или как оскорбление, не смогла удержаться, чтобы не ответить в том же духе:

— Думаю, что я более типична, чем вам кажется, сэр, просто я меньше, чем большинство женщин, привыкла скрывать свои способности.

Мистер Пакстон удивленно приподнял брови, но тут заговорил лорд Хардвик.

— Вы меня пугаете! — воскликнул он и обратился к Перл: — Только не говори, дорогая, что у тебя есть таланты, которые ты еще не обнаружила!

— Я очень на это надеюсь, — усмехнувшись, ответила супруга. — А теперь, думаю, мы, ужасающие создания, пожелаем вам доброй ночи.

Вежливо попрощавшись с джентльменами, Ровена следом за Перл вышла из комнаты. Ей все еще не давало покоя высказывание мистера Пакстона.

— Теперь придется убеждать Люка, что у меня нет от него секретов, — рассмеялась Перл, когда они поднимались по лестнице. — К счастью, он находит мой интеллект скорее привлекательным, чем устрашающим.

Ровена уловила скрытый смысл в словах подруги.

— Неужели ты хочешь сказать, что мне следовало бы позволить Пакстону выиграть первую партию? — удивленно спросила она.

— Нет, что ты. Разумеется, нет, — не очень убедительно запротестовала Перл.

Ровене вспомнилось, что мистер Пакстон был весьма рассеянным. Было бы проще простого сыграть капельку хуже, чем она сыграла, — но это было бы нечестно, а ложь она презирала. Она признавала, что хотела бы подружиться с ним. Но что это за дружба, если она не сможет быть самой собой?

— А ты сама так поступила бы? — спросила Ровена.

Подумав мгновение, Перл печально улыбнулась:

— Нет, должна признаться, что тоже не позволила бы ему выиграть. Люку, например, я не позволяю обыгрывать себя, да он и не захотел бы, чтобы я это делала. Но он у меня настоящее сокровище, как в этом, так и во многих других отношениях.

Восхищение Перл собственным мужем вызвало щемящее чувство где-то в области сердца. Хорошо, наверное, испытывать такую любовь, такое доверие. Едва ли ей, Ровене, некрасивой и слишком умной, чтобы быть «типичной» женщиной, суждено когда-нибудь узнать это.

— Твоя мисс Риверстоун — большая оригиналка, дорогая, — сказал Люк, когда они с Перл готовились лечь в постель. — Ты уверена, что попытка представить ее в обществе — хорошая идея?

Перл рассмеялась:

— Ты говоришь, как некогда говаривал ее отец. Ровена — мой самый старый, самый преданный друг и не раз помогала выпутаться из сложных положений. Я чувствую себя обязанной сделать для нее хотя бы это. Только не говори, что боишься, как бы она не поставила нас в неловкое положение.

— Нас? Нет. Но себя… Она, несомненно, умна, но, как видно, язык у нее опережает мысли.

— Необычайно умна — это ты правильно подметил. Я считаю себя одной из самых образованных женщин в Англии, но с Ровеной мне не сравниться. Сомневаюсь, что в поместье ее брата — или даже в библиотеке моего отца — есть хотя бы одна книга, которую она не прочитала. Уж не говорю о газетах и журналах.

Поймав Перл за руку и уложив рядом с собой, Люк кивнул:

— Я так и думал. Судя по всему, она исключительно хорошо информирована обо всех текущих событиях.

— Да уж. Если бы она не была женщиной, то могла бы баллотироваться в парламент, и мы не раз говорили о несправедливости системы, которая не позволяет женщинам это делать.

Люк в притворном ужасе поднял руки:

— Мы, мужчины, должны сохранять за собой хотя бы небольшую долю главенства, иначе вы, слабый пол, окончательно подомнете нас под себя. Однако если она такой эрудированный человек, то сумеет найти свое место в обществе.

Перл наморщила лоб:

— Надеюсь. Но при всей своей начитанности она имеет очень мало житейского опыта и, боюсь, может оказаться слишком… уязвимой.

— Ты имеешь в виду отношения с мужчинами? Едва ли она будет привлекать такое внимание, какое привлекаешь, например, ты, дорогая, — поддразнил ее он.

— Значит, тебе она кажется некрасивой? — Перл улыбнулась и задумчиво посмотрела на него. — Думаю, она просто излишне скромна. Я бы, возможно, сказала что-нибудь нелестное о мужской наблюдательности, если бы не заметила, как сегодня смотрел на нее мистер Пакстон.

Люк вытаращил глаза:

— Только не говори мне, что намерена заняться сводничеством, любовь моя!

— Разумеется, нет. Напротив, я собиралась ее предупредить, чтобы она держалась от него подальше, так как перспективы у него не очень хорошие. К тому же он, наверное, исчезнет, как только поймает нашего шпиона, за которым охотится. Я не хочу, чтобы Ровена осталась с разбитым сердцем.

Вместо ответа Люк обнял жену и поцеловал. Перспективы Ноуэла были значительно лучше, чем могла подозревать Перл, но Люк не мог сказать ей об этом. И какая бы искорка ни пробежала между Ноуэлом и мисс Риверстоун, пусть она разгорится или погаснет без вмешательства Перл.

— Под твоим руководством у Ровены, я уверен, все получится, — пробормотал он, зарываясь лицом в ее волосы. — Не сомневаюсь, что ты сумеешь за два дня подготовить ее к выходу в люди, и надеюсь лишь, что общество будет готово принять мисс Риверстоун.

На следующее утро Ровена первой спустилась к завтраку. На сервировочном столике лежали «Таймс» и «Морнинг кроникл» для лорда и леди Хардвик, а также номер «Политикал реджистер» за эту неделю, который Ровена еще не читала.

Она сомневалась, что это периодическое издание получают в большинстве солидных домов Мейфэра, но ее отнюдь не удивило, что журнал получают в доме Перл. Ее подруга наверняка не будет возражать, если она поинтересуется, что там пишут.

11
{"b":"11499","o":1}