ЛитМир - Электронная Библиотека

Ровена снова посмотрела на свое отражение в зеркале, не вполне веря тому, что видит.

— Где мои очки?

Перл протянула ей очки.

В очках Ровена стала больше похожа на себя прежнюю. Они несколько прикрыли округлость щек, а глаза под очками стали менее заметными.

— Ты уверена, что не хочешь попытаться обойтись без них? — спросила Перл. — Можно было бы носить их при себе, чтобы использовать тогда, когда они необходимы.

Ровена довольно долго пребывала в нерешительности. Отказ от очков был бы проявлением тщеславия, к тому же без них она чувствовала бы себя более беззащитной. Но если они будут под рукой…

Ее цель, напомнила она себе, стать такой женщиной, которая могла бы влиять на сильных мира сего, чтобы заставить их осуществить необходимые изменения. Она медленно сняла очки и снова взглянула в зеркало. Возможно, это будет проще, чем она думала.

— Хорошо. Я попробую.

— Ты уверен, что семьи в доме нет? — спросил Ноуэл, тщательно осматривая фешенебельный городской особняк на Маунт-стрит и отмечая, что ни в одном окне нет света.

Стилт кивнул:

— Да, господин. Многие богачи и их семьи уезжают в это время года из Лондона в деревню, и уж не знаю, чем там занимаются.

Ноуэл улыбнулся, заметив, с каким озадаченным видом мальчишка говорит об этом. Он явно не мог себе представить, что за дела могут выманить кого-то из Лондона. На мгновение Ноуэл с грустью вспомнил о Тайдберне, своем маленьком поместье в Дербошире. И о более крупном поместье в аббатстве Эллсдон, где он несколько раз проводил лето, будучи мальчиком, и которое ему, по всей вероятности, предстояло унаследовать после смерти дядюшки.

— Хорошо, — сказал он. — Я постараюсь не дать слугам повода спускаться с верхнего этажа дома. — Закончив осмотр, он повернул на дорогу, ведущую из конюшен.

Стилт шел за ним следом:

— Слуг там всего двое, насколько нам удалось разглядеть. Немолодая супружеская пара, наверное, дворецкий и экономка.

Иными словами, подумал Ноуэл, никакой опасности нет. И все же надо постараться, чтобы никто не заметил, как он входит в дом и выходит оттуда.

Сегодня его цель заключалась всего лишь в том, чтобы захватить достаточно добра, чтобы обеспечить пищу и крышу над головой трем семьям из Севен-Дайалса, а также восстановить свои навыки взлома. А ведь это Люк предложил использовать этот вечер для совершения первого ограбления в роли Святого.

Заняв удобную позицию для наблюдения за калиткой черного хода, Ноуэл подождал, пока погасли огни в окнах верхнего этажа дома, и осторожно двинулся вперед. Калитка была заперта, но перелезть через забор не составило труда. Как он и предполагал, дверь черного хода и окна внизу были тоже надежно заперты. Пора проверить, не утратил ли он сноровку.

Люк предложил ему воспользоваться его собственными инструментами, но Ноуэл предпочел свой набор отмычек. Они сослужили ему хорошую службу, когда он выступал в роли Кота в Сапогах во Франции. С их помощью он попадал во многие запертые кабинеты и открывал множество запретных ящиков в письменных столах.

Вставив тонкую изогнутую металлическую штучку в замочную скважину, Пакстон ловко поворачивал ее до тех пор, пока замок не открылся. Затем, достав из нагрудного кармана маленький пузырек, смазал дверные петли, и дверь бесшумно распахнулась.

— Жди здесь, — приказал он Стилту, который, стоя рядом, с явным одобрением следил за его работой. После того как Ноуэл узнал, что Черный Епископ с этим не связан, единственным побудительным мотивом продолжения работы под видом Святого стало для него ошибочное мнение, что Святой при ограблении домов использует помощь мальчишек. Ноуэл не собирался привлекать их к этому занятию без крайней необходимости.

Коридор, ведущий от черного хода, был погружен в темноту. Свет проникал лишь сквозь веерообразное окно над входной дверью в дальнем конце коридора, но и это был всего лишь слабый свет уличного фонаря. Ноуэл двинулся вперед, заглядывая по пути в каждую дверь.

В отсутствие хозяев столовое серебро, должно быть, надежно заперто в шкафу под лестницей. Но он спешил сначала проверить столовую. В сервировочном пристенном столе оказалась лишь оловянная посуда, насколько он смог разглядеть при слабом свете, проникавшем сквозь высокое узкое окно, а вот подсвечники на столе были явно серебряные. Завернув их в принесенную с собой ткань, он сунул сверток в мешок.

По пути к лестнице Пакстон заглянул в кабинет и окинул взглядом помещение. Декоративные часы, стоявшие на каминной полке, отправились в мешок следом за подсвечниками. Потом он подошел к письменному столу.

Сэр Рэндольф Олни, если верить слухам, был прочно связан с суссекскими контрабандистами. Хотя ему никогда не предъявляли никаких обвинений, Ноуэл выбрал для ограбления его дом прежде всего именно по этой причине. Кража у человека, богатство которого нажито неправедным путем, не вызывало у него ни малейших угрызений совести.

Сначала он не обнаружил в ящиках стола ничего интересного, кроме нескольких писем, прочесть которые в темноте было невозможно. Однако возле задней стенки самого маленького ящика он обнаружил пригоршню монет, которые, судя по размеру и весу, были золотыми гинеями. Улыбнувшись, Ноуэл положил их в свой карман. Теперь даже столовое серебро искать не потребуется.

Из того же нагрудного кармана, где хранились отмычки и пузырек с маслом, он извлек одну из карточек, которые дал ему Люк. На ней был изображен «фирменный знак» Святого: черная цифра 7, окруженная золотым сиянием. Он сунул карточку в ящик, из которого взял гинеи, и, оглядевшись вокруг, покинул комнату, а потом и дом.

Пакстон увидел Стилта, поджидавшего его в садике, и почувствовал, что его первое дело в роли Святого из Севен-Дайалса прошло без особого напряжения. Правда, он и ожидал, что все будет гораздо проще, чем большинство его «приключений» во Франции. Ведь даже если его поймали бы — а это маловероятно, учитывая, что он сам является главным оружием Боу-стрит в борьбе против Святого, — то к нему отнеслись бы несравненно более снисходительно, чем французы.

— Не хотите ли побывать еще в одном местечке, господин? — спросил Стилт, когда они вышли в переулок за садом. — Через два дома от этого дом тоже пуст. Скит проверял.

Ноуэл покачал головой. Он не знал, кто живет в этом доме, и был твердо намерен красть только у тех, кто этого по тем или иным причинам заслуживал. Или у кого можно было бы получить какую-нибудь информацию о Черном Епископе.

— Не сегодня, Стилт, но поблагодари Скита за его сообразительность. Мы, возможно, побываем там в другое время, — добавил он, надеясь таким образом предотвратить ограбление дома самими мальчишками.

Развернув подсвечники, он передал их Стилту. Потом отдал гинеи.

— Это сегодняшний улов. Должно хватить для семьи О'Маллей, Фабрицио и старой миссис Фенвик, а также на оплату доли, которую ты отдашь Твитчеллу.

— Да, этого им надолго хватит, — согласился Стилт, вновь завертывая подсвечники и ссыпая в карман монеты.

— Если что-нибудь потребуется, ты знаешь, как со мной связаться?

Парнишка кивнул:

— Тиг передаст записку Скуинту, который позаботится о том, чтобы она дошла до вас.

— Правильно! А пока, мальчики, не падайте духом и будьте наготове. Через несколько дней мы снова встретимся.

Ноуэл с радостью забрал бы их всех с улиц немедленно, но знал, что они не пойдут. К тому же их пребывание на улицах приносило пользу. Они держали под контролем беднейших обитателей Севен-Дайалса, а кроме того, Ноуэл рассказал Стилту кое-что о Черном Епископе и был уверен, что парнишка сразу же известит его, если что-нибудь услышит.

Вернувшись полчаса спустя в Хардвик-Холл, Пакстон обрадовался, что не запланировал подобных «вылазок» на последующие несколько дней. Ему уже не хватало общения с умной мисс Риверстоун. Возможно, до начала бала ему удастся сыграть с ней партию в шахматы. Это было бы хорошей гимнастикой для ума, а также позволило бы расспросить ее о брате. Были и другие побудительные мотивы, но он не хотел о них думать…

15
{"b":"11499","o":1}