ЛитМир - Электронная Библиотека

На следующее утро Ноуэл встал рано, хотя плохо спал ночью. Мысли об удивительной мисс Риверстоун неоднократно перемежались мыслями о том, как он в конце концов разоблачит и схватит Черного Епископа.

Он не мог больше отрицать, что находит Ровену опасно привлекательной. Ее ум, любознательность и невинность, взятые вместе, обладали такой мощной притягательной силой, что она была способна отвлечь его от единственной, жизненно важной цели. От цели, достижение которой могло бы навсегда отвратить ее от него.

— Синий сюртук, сэр? — спросил Кемп, открывая двери резного дубового гардероба.

— Слишком броский. — Ноуэл покачал головой. — Оставь его до вечера. Я думаю, подойдет коричневый. У меня назначена встреча на Боу-стрит, которая продлится некоторое время, а потом я предполагаю посетить кое-какие местечки, послушать, какие новости там обсуждают. Я давненько там не появлялся и, боюсь, совсем оторвался от жизни.

Маловероятно, чтобы у него, начиная с сегодняшнего вечера, возникла возможность встретиться со своим информатором, поскольку из-за праздника, устраиваемого леди Хардвик, он был вынужден на некоторое время задержаться здесь. Однако Ноуэл был намерен использовать эту возможность для получения информации другого рода. Если его подозрения подтвердятся, никакая другая ему может не потребоваться.

— Спасибо, Кемп, — сказал Пакстон слуге, когда тот помог ему надеть коричневый сюртук. — Загляни на кухню и принеси пару булочек и немного кофе, а потом мы уйдем.

Не зная, где проживал Черный Епископ в Англии, Ноуэл начал с самых низов, продвигаясь к верхам. Только в последние несколько недель он начал совершать настоящие набеги на высшие слои общества, причем большую часть этого времени шел по ложному следу Святого.

Интересно, подумал он, следует ли предать гласности тот факт, что его сестра занимает столь высокое положение в обществе, и обыграть титул его деда? Наверное, следует, так как едва ли оба эти факта надолго останутся тайной. Но потом он представил себе выражение лица мисс Риверстоун.

Нет уж, лучше подождать. Пусть она считает его пока сыном младшего сына. Так она скорее скажет то, что ему необходимо узнать.

— Только завтрака мне не хватает! — в смятении воскликнула Ровена, когда в два часа пополудни в ее спальне появилась Перл в сопровождении служанки с подносом, накрытым салфеткой. Все утро она писала черновик очерка для «Политикал реджистер». Теперь ей было нечего делать.

— Я сказала тебе, что не хочу, чтобы кто-нибудь увидел тебя до нашего торжественного открытия занавеса сегодня вечером. Гости начнут съезжаться около шести, — говорила Перл, садясь вместе с Ровеной за маленький столик, чтобы подкрепиться чашкой чаю с сандвичами. — Твое платье привезут в четыре. Вот повеселимся, когда будем одеваться!

— Я начинаю чувствовать себя большой куклой, которая находится здесь, чтобы поразвлечь тебя. — Ровена сердито взглянула на подругу. — Предупреждаю, что вообще не спущусь вниз, если ты сделаешь из меня посмешище.

— Посмешище? — Перл, широко раскрыв красивые глазки, посмотрела на нее с самым невинным видом, который отнюдь не успокоил Ровену. — Неужели ты совсем мне не доверяешь? Ты будешь выглядеть потрясающе, дорогая. Будешь королевой бала. Уж поверь мне.

Ровена кивнула. Она была уверена, что Перл ни за что не допустит, чтобы она своим внешним видом поставила себя в неловкое положение. А ей самой надо постараться, чтобы не поставить приютившее ее семейство в неловкое положение своим поведением.

Платье Ровены доставили точно в срок. Матильда, вынув изумительное шелковое одеяние из элегантной коробки, замерла от восторга.

— Ох, мисс! — пробормотала она. — На рисунке у модистки оно не выглядело таким красивым!

— Ты права. — Ровена глядела на платье, испытывая нечто вроде благоговейного трепета.

— Посмотрим, как оно будет на тебе? — предложила Перл. Матильда зашнуровала на Ровене лучший корсет и надела на нее платье.

— Ах, Ровена, оно великолепно, — заявила Перл. — Хотелось бы мне иметь возможность носить такой цвет. Только не поворачивайся. Еще рано.

Чувствуя себя большой куклой, Ровена неподвижно стояла, отдав себя в руки Матильды и Перл, суетящихся вокруг, и с нетерпением ждала, когда можно будет увидеть результаты их деятельности.

— Теперь прическа. Подожди, Ровена, наберись терпения! — урезонила ее Перл, когда девушка попыталась заглянуть через плечо в трюмо. — Позволь сначала Франческе добавить последние штрихи. Обещай не подглядывать. — Она приказала Матильде прислать парикмахершу и принести чаю.

Явилась Франческа и принялась за работу, что-то приговаривая то по-английски, то по-французски. Провозившись, казалось, целую вечность, она отступила на шаг, любуясь результатом.

— Вуаля!

Ровена вопросительно взглянула на Перл, на лице которой расплылась такая же восторженная улыбка, как у парикмахерши.

— Теперь можешь посмотреть!

Ровена с опаской повернулась и увидела в зеркале незнакомку. Не может быть, что это она!

Изумрудная зелень шелка сделала ярче медный оттенок ее волос, так что они почти светились. Широкая лента более темного зеленого цвета, туго затянутая под грудью, и глубокое — но не слишком — декольте платья подчеркивали изгибы ее тела, узкую талию, округлые бедра и делали фигуру скорее соблазнительно полненькой, чем толстой.

— Не забудь об очках, — напомнила Перл, когда Ровена застыла перед зеркалом. Она протянула подруге зеленый шелковый ридикюль.

— Да. Да, конечно, — пробормотала девушка, не в силах оторваться от своего лица в зеркале. Она сняла очки, и контуры ее отражения несколько смазались.

— Только не щурься, — напомнила Перл, заметив, что Ровена по привычке прищурила глаза. — У тебя есть ридикюль. Можешь положить туда очки — на всякий пожарный случай.

Ровена бросила на подругу испуганный взгляд, однако тут же поняла, что та ее поддразнивает.

— Понятно! Чтобы я не взяла, скажем, свечку вместо стаканчика миндального ликера или гвоздику вместо канапе?

— Ну полно тебе, не дури! Я знаю, что ты не так уж плохо видишь, а на балу тебе едва ли придется читать. Кстати, где твой веер?

— Вот он, — сказала Ровена, показывая зеленый шелковый веер в золотой оправе, который она выбрала под цвет платья.

Перл отступила на шаг, чтобы еще раз окинуть ее взглядом, и одобрительно кивнула:

— Отлично! А теперь оставайся здесь и жди меня. Мне тоже надо одеться. Обещаю, что мне потребуется не больше получаса.

Она торопливо вышла из комнаты. Франческа выскочила за ней следом. Ровена вздохнула. Вот если бы ей иметь уверенность Перл! Сейчас, когда до ее первого появления в обществе осталось меньше часа, она вновь осознала, насколько на самом деле плохо подготовлена.

Нет, выглядела она великолепно — Ровена и не надеялась, что сможет когда-нибудь так выглядеть, — но речь-то идет о женщине, которая скрывается под этим внешним великолепием. Она, например, не способна вести светскую беседу, то есть болтать о всяких пустяках, обходя более серьезные вопросы.

И что делать, вдруг в панике подумала она, если какому-нибудь джентльмену вдруг придет в голову пофлиртовать с ней? Она будет чувствовать себя не в своей тарелке. Не лучше ли остаться в своей комнате, чтобы не поставить в неловкое положение ни себя, ни Перл?

Матильда, возвратившаяся с подносом в руках, увидев хозяйку, охнула:

— Ох, мисс, кто бы мог подумать! Вы красивы, как положено высокородной леди.

Ровена, одновременно и раздраженная, и польщенная неуверенными восторгами служанки, покачала головой:

— Ты преувеличиваешь, но следует признать, что платье мне идет. Однако не я ли тебя учила не судить о людях по их внешнему виду?

— Но я-то знаю, что у вас под платьем, — с плутовским видом заметила служанка, ставя поднос на стол. — И это не изменится, не так ли? Что плохого в том, что я сказала, как хорошо вы выглядите?

16
{"b":"11499","o":1}