ЛитМир - Электронная Библиотека

— Смею ли я надеяться, что у вас остались незанятыми еще один-два танца? — спросил вдруг мистер Пакстон, послушно меняя тему разговора.

Она снова занервничала:

— Мистер Галлоуэй просил оставить за ним первый танец, а потом я свободна.

— Значит, второй за мной? И еще, возможно, вальс? — спросил Ноуэл. Взгляд его проницательных светло-карих глаз старался внушить ей уверенность в себе.

У нее немного отлегло от сердца, хотя в непосредственной близости от него она испытывала волнение.

— Договорились, сэр. — Ровена не осмелилась бы танцевать вальс с кем-нибудь другим, потому что пока не вполне освоила этот танец. Но что касается мистера Пакстона, она была уверена, что он простит ей неизбежные ошибки.

— В таком случае оставьте за мной третий танец, — попросил лорд Фернуорт.

Ровена согласилась. Потом подошел лорд Маркус, представивший ей своего брата и мистера Тэтчера, каждый из которых тоже попросил оставить за собой танец. К их компании присоединились другие джентльмены, и вскоре все танцы были расписаны на целый вечер.

Она была поражена, но испытывала страх и удовольствие одновременно. По-видимому, Перл была совершенно права. Оставалось лишь надеяться, что вечер пройдет без каких-либо серьезных промахов с ее стороны.

Гости продолжали прибывать. Оркестр начал настраивать инструменты.

— Через несколько минут начнутся танцы, — сказал мистер Пакстон. — Не хотите ли до этого подкрепиться?

Подавив радостное волнение, вызванное его вниманием, Ровена согласилась и робко оперлась на предложенную им руку. Во фраке Ноуэл выглядел еще красивее, чем она ожидала.

— Видите человека, который стоит возле колонны, рядом с пальмой в кадке? — спросил он. — Это герцог Веллингтон. Позднее я вас ему представлю.

Ровена с волнением взглянула в указанном направлении, но увидела лишь весьма расплывчатые контуры фигуры высокого мужчины. Она в нетерпении открыла ридикюль, чтобы достать очки, но заметила, что за ней наблюдает мистер Галлоуэй, и снова спрятала сумочку, мысленно упрекнув себя в тщеславии.

— Благодарю вас, — сказала она, обращаясь к мистеру Пакстону, — я буду с нетерпением ждать этого.

Ноуэл едва заметно усмехнулся, не слишком заботясь о том, что она поймет, что от него не укрылась возникшая у нее проблема.

— Когда увидите его с близкого расстояния, сразу поймете, почему друзья ласково называют его Старым носатиком.

— С близкого расстояния? — рассмеялся мистер Галлоуэй. — Да его длинный нос отлично виден и отсюда.

Ровена поняла, что это, должно быть, тот самый человек, которого она заметила, когда он здоровался с Перл.

Она снова взглянула в его сторону и кивнула, не обращая внимания на то, что мистер Пакстон явно забавлялся ситуацией. Но она обещала Перл по возможности обойтись без очков. Это совсем не тщеславие — просто надо выполнять свои обещания.

— Таланты герцога, несомненно, компенсируют любые недостатки его внешности, — сказала она. — Судя по тому, что я слышала, он блестящий военный стратег.

Оба джентльмена согласились и принялись обсуждать подробности одной из его наиболее удачных компаний. Ровена воздержалась от вопросов, но слушала их очень внимательно.

— Я имею сведения из самых надежных источников, что слоеные пирожки с крабами необычайно вкусны, — сказал мистер Пакстон, когда они подошли к столам с закуской. — Может быть, выпьете также стаканчик оршада?

Ровена окинула взглядом закуски, помня, что не должна щуриться. Но не успела она найти среди них слоеные пирожки с крабами, как мистер Галлоуэй подал ей тарелку с пирожками.

— Благодарю вас.

— Рад служить прекрасной леди, — сказал он многозначительно.

Ровена вдруг ощутила неловкость. Откусив кусочек, она закашлялась и едва восстановила дыхание. На глазах выступили слезы.

— Ваш оршад, — послышался рядом голос мистера Пакстона. — Он протянул ей стакан. Ровена сделала глоток.

— Я не ожидала, что пирожки такие слоистые, — оправдывалась она. — Такие я никогда раньше не пробовала.

— Вот как? — удивился мистер Галлоуэй. — В Лондоне на подобных раутах они составляют излюбленную закуску. Неужели их не подают на балах в сельской местности?

— Наверное, в сельской местности у мисс Риверстоун были более интересные занятия, чем посещение балов, — высказал предположение мистер Пакстон, прежде чем девушка успела ответить.

Он был абсолютно прав, и Ровена взглянула на него с раздражением. Уж не хочет ли он выставить ее провинциальным «синим чулком»? В этот момент раздались вступительные аккорды менуэта.

— Это наш танец, не так ли, мистер Галлоуэй? — нежным голосом спросила она, передавая тарелку и пустой стакан мистеру Пакстону. Ноуэл удивленно приподнял бровь, но она этого уже не увидела.

Мистер Галлоуэй повел ее на площадку, и она остановилась напротив него. Он поклонился, она присела в реверансе, и танец начался. В течение первых нескольких минут внимание Ровены было сосредоточено на каждом па, но этот танец она знала с детских лет и вскоре почувствовала себя достаточно уверенно, чтобы обращать внимание на окружающих.

— Должен признаться, что ломаю голову, но не могу догадаться, чем таким вы могли заниматься в деревне, что было бы приятнее бала, — сказал мистер Галлоуэй, когда исполнение очередной фигуры танца свело их вместе.

Ровена решила, что безопаснее всего смешать в ответе правду с вымыслом.

— В течение последних нескольких лет я присматривала за хозяйством брата и следила за тем, чтобы арендаторы ни в чем не испытывали нужды. Возможно, это занятие не такое приятное, однако необходимое.

— Но у вас наверняка остается время для более приятного времяпрепровождения? — Он кокетливо поиграл рыжеватыми бровями. — Ухаживания местных дворян? Чтение романов?

— Я, конечно, читаю… — призналась Ровена. К счастью, фигура танца развела их в разные стороны и она не успела сказать, что ее круг чтения редко включает такую легкую литературу, как романы. Нет уж, лучше не развивать тему. И не говорить об отсутствии в деревне ухажеров.

Когда они снова сошлись вместе, партнер сообщил кое-какие сплетни о некоторых из присутствующих гостей, указывая на них кивком головы. Ровена улыбалась и смотрела в их сторону, хотя чаще всего ничего четко разглядеть не могла.

Тем лучше. Она не любила, когда на ее мнение оказывал влияние всякий вздор.

К концу танца девушка пришла к выводу, что мистер Галлоуэй человек поверхностный, пусть даже большой мастер говорить цветистые комплименты. Она надеялась, что не все ее партнеры окажутся такими же.

— Благодарю вас за танец, мисс Риверстоун, — сказал он, галантно поклонившись. — Могу ли я надеяться, что вы оставите за мной еще один?

Она вежливо улыбнулась:

— Возможно. Благодарю вас, мистер Галлоуэй.

Ровене пришло в голову, что разговор по крайней мере с одним из ее партнеров будет интересным. Вспомнив, что обещала следующий танец мистеру Пакстону, она воспрянула духом и сразу же заметила, что он направляется к ней, пробираясь сквозь толпу.

Когда он подошел достаточно близко и она смогла разглядеть выражение его лица, то вспомнила, что обошлась с ним чуть ли не грубо, хотя он был абсолютно прав.

— Вы все еще хотите танцевать со мной? — спросила она, как только мистер Галлоуэй отошел от нее. — Боюсь, я вела себя непростительно.

Увидев ухмылку на его физиономии, она вздохнула с облегчением.

— Я вас поддразнивал, так что вполне заслужил такое обхождение.

— Я понимаю, что этого не следовало делать. Оркестр заиграл вальс, и мистер Пакстон в притворном отчаянии воскликнул:

— Это несправедливо! Я надеялся станцевать с вами этот танец и еще вальс, а оказалось, что этот танец и есть вальс!

Ровена обрадовалась, поняв, что ему явно приятно быть в ее компании. Как-никак Ноуэл был самым красивым из всех присутствующих мужчин.

— Не возражаете, если я оставлю за вами и следующий вальс, если, конечно, сыграют еще один? — робко спросила Ровена, подавая ему затянутую в перчатку руку. — Вы уже знаете, как плохо я танцую. Я предпочла бы сохранить это в тайне от всех остальных.

19
{"b":"11499","o":1}