ЛитМир - Электронная Библиотека

Ровена не сразу поняла, что ее слова могут быть восприняты либо как кокетство, либо как оскорбление, но он, очевидно, не усмотрел в них ни того, ни другого и ласково улыбнулся:

— Обещаю сохранить вашу тайну.

Если близость мистера Галлоуэя вызывала у нее неловкость, то от близости мистера Пакстона замирало сердце. И все же, вспомнив его последние слова, она спросила:

— А как насчет остальных моих тайн?

— Извините. — В его глазах промелькнул едва заметный огонек. — Все объясняется лишь тем, что я нахожу вас настоящую гораздо более интересной, чем образец добропорядочности, который вы пытаетесь сегодня изобразить. Не хочу, чтобы вы скрывали свои таланты и ум.

Она почувствовала, что краснеет. Нечто подобное говорила ей Перл, но она имела в виду, что неказистая внешность не позволяет разглядеть ее положительные качества. Неудивительно, что с этим человеком ей было так легко и комфортно, если «комфортно» — подходящее слово в данном контексте.

Танец начался, они вышли на площадку, и Ровена с благодарностью вспомнила о вчерашней практике. Без нее пришлось бы сегодня пропускать все вальсы. Раньше ей казалось, что танцы будут пыткой, но теперь она даже испытывала удовольствие.

— Вы великолепно танцуете, — заметил мистер Пакстон. — Я и не подозревал, что из меня получится такой хороший учитель.

Ровена улыбнулась, стараясь, чтобы он не заметил, что его слова доставляют ей большое удовольствие:

— Как это по-мужски: поставить себе в заслугу достижения женщины!

Ноуэл поднял брови, признавая справедливость упрека, но тут она сбилась с ритма, и он быстро исправил положение.

— Ладно уж, то, что я сейчас не оскандалилась, целиком и полностью ваша заслуга, — сказала она.

Он громко рассмеялся и привлек тем самым внимание окружающих. Но сразу же понизил голос, хотя в глазах его продолжали плясать веселые искорки.

— Вы действительно большая оригиналка, мисс Риверстоун. Я говорю это как высочайший комплимент.

Ровене очень хотелось сказать, что он стал более щедр на комплименты с тех пор, как произошли изменения в ее внешности, но она воздержалась. Конечно, Пакстон не такой поверхностный человек, как мистер Галлоуэй, но она не могла отрицать, что и его отношение к ней слегка изменилось, когда он увидел ее в новом обличье.

— Ваш брат, сэр Нельсон, будет сегодня здесь? — спросил он вдруг.

Ровена удивленно взглянула на него:

— Вы наводили справки о моей семье, сэр? Да, Нельсон здесь. Он прибыл одним из первых.

— Вот как? Я хотел бы познакомиться с ним. Он, наверное, очень интересный собеседник, как и вы.

Девушка была очень польщена комплиментом. И еще, желание познакомиться с ее братом, несомненно, указывает на его интерес к ней. Однако, взглянув на Пакстона, она заметила на его лице такое же выражение, какое бывало у него, когда он обдумывал следующий ход за шахматной доской.

— Я представлю вас при первой возможности, — сказала она, подумав, уж не почудилось ли ей это. Да и какую стратегию можно обдумывать, находясь в бальном зале?

— Спасибо. — Он все еще хмурился, но прежде чем она спросила его о причине, улыбнулся. — Хотите попробовать покружиться?

Она сразу же запаниковала, так что все посторонние мысли вылетели из головы.

— Покружиться? Вы полагаете, это разумно?

— Думаю, вы вполне готовы к этому. Снимите руку с моего плеча и повернитесь направо.

Ноуэл снял руку с ее спины и высоко приподнял их сомкнутые руки, а она несколько неуклюже сделала полный оборот и снова оказалась лицом к лицу с ним. В конце поворота она чуть запнулась, но Пакстон снова быстро положил руку на ее спину, а она схватилась за его плечо, чтобы удержать равновесие.

— Очень хорошо, — с явным удовлетворением произнес он, несмотря на ее промах. — А теперь снова: раз, два, три; раз, два, три… — Он продолжал считать, пока она снова не стала двигаться в такт музыке.

— Кажется, обошлось. По крайней мере я не шлепнулась посредине зала. Но хорошего понемножку. — По правде говоря, сердце у нее колотилось так сильно, что она едва могла выдержать ритм танца.

— Трусиха, — поддразнил ее Ноуэл точно так же, как Перл вчера поддразнила его самого. — Я думал, что вам в большей мере присущ дух авантюризма.

Ровена вздернула подбородок и, попавшись на его подзадоривание, чуть было не сказала, что готова попытаться исполнить любую фигуру, но, к счастью, в этот момент танец закончился.

«Надо сказать что-то такое, чтобы он понял: я не боюсь пробовать то, чего никогда раньше не делала», — подумала она. И в это мгновение увидела, что к ней направляется брат.

— Сюда идет Нельсон, — сказала она, подавив в себе неподобающее леди желание оставить за собой последнее слово. — Вас представить?

Мистер Пакстон проследил за взглядом девушки и с некоторым опозданием снял руку с ее талии.

— Буду признателен.

Ровена подавила вздох, почувствовав, что его рука покинула талию. На какое-то мгновение могло даже показаться…

— Ро, можно тебя на пару слов? — спросил брат, подойдя к ним. Ей показалось, что он чем-то встревожен.

— Конечно. Но сначала позволь мне представить тебе мистера Пакстона, друга лорда Хардвика. Мистер Пакстон, познакомьтесь с моим братом сэром Нельсоном Риверстоуном.

Джентльмены обменялись рукопожатием.

— Рад познакомиться, — сказал Нельсон с рассеянным видом.

«Интересно, чем он так взволнован?» — подумала Ровена.

— Я тоже, — ответил мистер Пакстон. — Слышал отличные отзывы о вашей работе в министерстве внутренних дел.

— Вот как? Должен сказать, что мне это приятно слышать. Мы поговорим позднее, хорошо? Сначала я должен сказать кое-что сестре.

— Разумеется, — поклонившись, Пакстон ушел. Ровена взглянула на брата:

— Я танцую следующий танец с лордом Фернуортом.

— Да ну? Ты сегодня пользуешься большим успехом. Рад за тебя. Но ты потом возместишь ему танец. Я только что понял, что ты одна сможешь помочь мне выбраться из весьма неприятной ситуации. — К ее великому удивлению, он покраснел. — У меня проблема, Ро, и мне нужна твоя помощь.

Глава 7

— Проблема? — удивленно переспросила Ровена. — Какая? — Но прежде чем он успел ответить, появился лорд Фернуорт, чтобы напомнить, что она обещала ему танец. Судя по его невнятной речи и глупой улыбке, он явно уже хватил лишнего. Ровену это даже обрадовало, потому что давало повод спровадить его.

— Вы не возражаете, если мы станцуем в следующий раз? — спросила она. — Я совсем забыла, что обещала этот танец брату.

Лорд Фернуорт великодушно махнул рукой:

— Само собой разумеется. Все равно я не силен в танцах. Предпочитаю коротать время за карточным столом. Чтобы хорошо танцевать, нужна практика, а у меня ее нет. Я ведь хотел уговорить вас посидеть со мной во время этого танца.

— У меня тоже маловато практики, лорд Фернуорт, — с облегчением произнесла девушка. — И я с удовольствием посижу с вами позднее.

— Да, да, конечно. — Он говорил громко, слишком широко размахивая руками, но, главное, согласился. Ровена сразу же повернулась к Нельсону:

— Говори, что у тебя за проблема и чем я могу помочь? Нельсон направился к двум креслам, стоявшим в стороне от толпы. Ровена следовала за ним.

— Ну? — сказала она, как только они уселись в креслах. Нельсон, собираясь с духом, засунул палец за воротничок сорочки, чтобы немного ослабить узел галстука.

— Мне, право, неловко говорить об этом. Видишь ли, проблема эта финансового характера. Теперь, когда ты получила доступ к наследству, мне показалось, что ты могла бы мне помочь. Видишь ли, я… — Он не договорил, явно не решаясь продолжать.

Стараясь не показать, как сильно удивлена, Ровена прикоснулась к его руке:

— Говори же, Нельсон. Ты знаешь, что мне можно доверять. Это карточные долги? — Она знала, что у брата есть слабость к картам.

Он кивнул, опустив глаза:

— Да, ты попала в точку. Я по уши в долгах… и даже хуже.

20
{"b":"11499","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Мод. Откровенная история одной семьи
Мысли парадоксально. Как дурацкие идеи меняют жизнь
Делай космос!
Думай и богатей: золотые правила успеха
Тринадцатая сказка
Эти гениальные птицы
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять