ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Наследник из Сиама
Школа Делавеля. Чужая судьба
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
Assassin’s Creed. Origins. Клятва пустыни
Теряя Лею
Цвет Тиффани
На самом деле я умная, но живу как дура!
Сюрприз под медным тазом

Ноуэл подавил усмешку.

— Значит, вы принадлежите к тем, кто полагает, будто Святой из Севен-Дайалса — человек из высшего общества? — спросил он.

— Но это само собой разумеется! — сказал Гарри, сделав широкий жест рукой, в которой держал полупустой бокал. — Я не говорю о случившемся прошлой ночью, потому что любой уличный воришка мог забраться в пустой дом. Но многие из его наиболее знаменитых ограблений произошли во время великосветских увеселений, на которых присутствовали именно завсегдатаи самого высокого ранга.

— Кроме слуг, — напомнил Ноуэл. — Возможно, он всего лишь предприимчивый лакей. Лорд Питер кивнул:

— Именно это я и говорю. Незачем людям, принадлежащим к верхушке общества, подозревать друг друга… хотя я допускаю, что он один из нас. Гораздо проще джентльмену притвориться слугой, чем… Ах, мисс Риверстоун! — воскликнул он, глядя через плечо Ноуэла.

Пакстон не оглянулся, хотя искушение было велико. Он чувствовал, как его тело реагирует на ее присутствие.

— Умоляю простить меня за то, что не пришел за вами раньше, — сказал лорд Питер. — Ведь это наш танец, не так ли? Идемте, я расскажу вам последние новости. — Он повел девушку на площадку, болтая о последней проделке Святого, а она с явным интересом прислушивалась к его словам.

Как только Ровена повернулась к нему спиной, Ноуэл оглянулся и стал с удовольствием следить за ее успехами в танцах, прокручивая тем временем в мозгу только что состоявшийся разговор. Он и не ожидал, что слуги так быстро обнаружат его карточку. Однако это может сработать ему на руку.

— Хорошенькая, — сказал Гарри, врываясь в поток его мыслей. — Конечно, если нравятся такие начитанные умницы. Не мой обычный тип, но я не отказался бы покувыркаться с ней в постельке.

Ноуэл круто повернулся, едва сдерживая гнев.

— Не думаю, что мисс Риверстоун предоставила бы вам такую возможность, — холодно произнес он, с трудом подавляя горячее желание закатить этому типу пощечину.

— Наверное, вы правы, хотя мне очень жаль, — сказал в ответ Гарри, не замечая неожиданной ярости Ноуэла.

Пакстон с трудом взял себя в руки. Он не мог не вспомнить некоторых из женщин, которых Гарри соблазнил в Вене.

Это были дурно воспитанные, готовые на все услуги дамочки, и мысль о том, что Гарри причисляет мисс Риверстоун к их числу, приводила его в ярость. Он одернул себя. Что это с ним происходит? Ведь Гарри всегда так говорит.

— Что за история о Святом, которую вы с Питером только что обсуждали? — спросил Ноуэл, во-первых, чтобы сменить тему, а во-вторых, чтобы узнать, что говорят о его приключении вчерашней ночью.

Однако пока Гарри излагал подробности — большей частью правильные, но слегка приукрашенные слугами, Ноуэл переключил внимание на танцевальную площадку, где мисс Риверстоун танцевала с лордом Питером.

Он что-то сказал, она рассмеялась. Потом фигура танца разъединила их. И теперь она оказалась лицом к лицу с мистером Галлоуэем, который беззастенчиво глазел на нее, совершенно непристойно ухмыляясь.

Ноуэл понял, что ему не удалось отбить у Галлоуэя охоту к ухаживанию, заведя с мисс Риверстоун разговор о шахматах и политике. Наверное, придется сделать очередную попытку, даже рискуя навлечь на себя его гнев. Все же это лучше, чем позволить ей стать жертвой такого наглеца.

Более того, это помешало бы Ноуэлу достичь своей цели. Ему надо настолько втереться в ее доверие, чтобы она рассказала все, что знает. Поэтому он должен убедиться, что нравится ей больше, чем любой другой мужчина.

Это абсолютно здравая идея.

К полуночи Ровена валилась с ног от усталости. К этому времени она танцевала вдвое дольше, чем продолжался самый длинный из ее уроков танцев. Интересно, как удается оставаться в живых светским дамам, которые танцуют ночи напролет — да еще в корсетах? Если она будет продолжать в таком же духе, то быстренько сбросит лишний жирок.

— Спасибо, лорд Маркус, — сказала она, когда закончился исполнявшийся в слишком быстром темпе контрданс. Люди из общества привыкли к такому образу жизни, и ей придется, если она желает «вписаться» в общество, научиться жить так же, как они.

— Это я должен вас благодарить, мисс Риверстоун. Ага! Это, кажется, последний танец перед ужином, — сказал он, когда оркестр заиграл вальс. — Прошу прощения, я обещал танцевать его со своей женой. — Он склонился к ее руке и быстро удалился.

Ровена улыбнулась, подумав, что его жене повезло иметь столь преданного мужа — как повезло и Перл. Возможно, счастье в браке для умной женщины не такая уж несбыточная мечта, как она всегда думала…

— Кажется, это мой танец? — послышался за спиной знакомый голос.

Ровена вспыхнула — мистер Пакстон возник рядом как раз в тот момент, когда она о нем думала. Но не мог же он прочесть ее мысли! Девушка улыбнулась самой беспечной улыбкой.

— Спасибо, сэр. Я все еще побаиваюсь танцевать вальс с кем-нибудь другим, — сказала она, кладя ладонь в его протянутую руку.

Он положил другую руку на ее спину.

— Судя по тому, что я видел, у вас нет оснований бояться. Мелкие недочеты вы чрезвычайно быстро исправляете прямо во время танца.

Чрезвычайно смущенная тем, что Пакстон заметил ее ошибки — их было немало, — она потупила взгляд.

— Думаю, что это полностью ваша заслуга.

Он молчал, и Ровена снова взглянула на него.

— Кажется, я сказал глупость, но, поверьте, я не большой мастер говорить комплименты. Я хотел, чтобы это воспринималось как комплимент.

— А мне следовало бы воспринять ваши слова как комплимент, — ответила она, и ее смущение как рукой сняло. — Я не скрывала от вас, что непривычна к танцам. Надеюсь лишь, что об этом хотя бы малая доля присутствующих не узнает.

— Уверен, что они даже не подозревают этого, — сказал Ноуэл с улыбкой, от которой у Ровены замерло сердце.

Нельзя сказать, что она безоговорочно верила ему, но тем не менее была благодарна за то, что он старался придать ей уверенности в себе.

— Я должен принести вам еще одно извинение, — сказал Пакстон. — Я обещал представить вас генералу Веллингтону. Но он слишком быстро уехал. Завтра ему возвращаться в Париж.

Неожиданное разочарование несколько испортило удовольствие от танца.

— Мне очень жаль, но в этом едва ли виноваты вы.

— Нет, пожалуй, не виноват. И я действительно пытался привлечь ваше внимание, когда разговаривал с ним, но вы были в то время целиком поглощены танцем и вашим партнером.

Может быть, ей показалось, но она почувствовала в тоне Пакстона некоторое неодобрение, даже, возможно, ревность? Не может быть, но подумать об этом было приятно.

— Если бы я знала, то с большим удовольствием поговорила бы с генералом, — сказала она сущую правду.

— Чтобы компенсировать несостоявшуюся беседу, я, если хотите послушать, повторю вам за ужином все, что он сказал, — пообещал мистер Пакстон. — Хотя имейте в виду, что я разговаривал с ним недолго.

— С удовольствием. — Ровена надеялась, что он поймет, — ее слова относятся к разговору с герцогом, а не к перспективе сидеть за ужином рядом с Ноуэлом. Само собой разумеется, именно это она и имела в виду.

Танец закончился. Пакстон повел партнершу к маленькому столику возле буфета и отодвинул для нее стул.

— Может быть, ваш брат пожелает присоединиться к нам? — спросил он, обводя взглядом комнату.

И снова Ровена была польщена тем, что Ноуэл хочет поговорить с Нельсоном, но ей пришлось с сожалением покачать головой.

— Боюсь, он уже ушел. Он… не очень хорошо себя чувствовал.

— Надеюсь, ничего серьезного? — Он как будто о чем-то догадывался или ей показалось? — Может быть, вы расскажете мне немного о нем — конечно, после того как я расскажу вам о Веллингтоне.

— Буду очень рада, — ответила Ровена, хотя понимала, что не может поговорить с ним о проблеме Нельсона.

— Вы позволите мне наполнить вашу тарелку или предпочтете сделать это сами? — спросил Пакстон.

22
{"b":"11499","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пепел и сталь
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Спарта. Игра не на жизнь, а на смерть
Любовь попаданки
Мужчины на моей кушетке
Тринадцатая сказка
Диета для ума. Научный подход к питанию для здоровья и долголетия
Звездочёты. 100 научных сказок