ЛитМир - Электронная Библиотека

— Полагаюсь на ваш вкус, — сказала она. Ее не очень привлекала перспектива выбирать пищу, которую невозможно отчетливо разглядеть. Она так устала, что наверняка начнет щуриться.

Пока она ждала возвращения Ноуэла, у ее столика остановилась Перл:

— Как самочувствие, Ровена? Разве я была не права, когда предсказала тебе потрясающий успех? Девушка улыбнулась:

— Не буду отрицать, что безумно устала, но получила огромное удовольствие. Спасибо тебе, Перл.

— Извини, что не смогла представить тебя никому из интеллектуалов, хотя это входило в мои планы. Даже герцог Веллингтон неожиданно быстро уехал. Однако есть один джентльмен…

Именно в это мгновение возвратился мистер Пакстон, держа в руках две наполненные доверху тарелки. За ним следовал лакей с бокалами.

— Не хотите ли присоединиться к нам, леди Хардвик? — любезно спросил он.

Перл покачала головой:

— Люк ждет меня. Я должна лишь убедиться, что все удобно устроились, чтобы поужинать. Надеюсь, вам все здесь нравится.

Мистер Пакстон и Ровена заверили ее, что все очень хорошо. Перл двинулась дальше и подошла к лорду и леди Маунтхит и их дочерям. Ровене осталось лишь гадать, чье имя она хотела произнести перед появлением мистера Пакстона.

— Веллингтон доволен прогрессом, достигнутым в ходе мирных переговоров в Париже, но находит слишком скучными административные обязанности, — сказал Ноуэл, усаживаясь напротив Ровены.

— Вот как? А известно ли ему, что ходят слухи, будто Наполеон может снова попытаться бежать? — спросила она, забыв о неоконченной фразе Перл.

Они ели и разговаривали о Веллингтоне, политике войны и мира, и Ровена, знавшая о текущих событиях только в общих чертах, жадно впитывала подробности. Судя по всему, мистер Пакстон был на редкость хорошо информированным человеком.

Время от времени что-то в выражении его лица возвращало ее к действительности. Кажется, его забавляет ее интерес к таким вопросам? Хотя напряженность его взгляда едва ли можно бьшо объяснить этим. Девушка попыталась напомнить себе, что такая жажда знаний является необычной и, возможно, даже неприличной для леди, но коль скоро он продолжал сыпать интересными подробностями, она продолжала впитывать эту информацию, словно губка.

— То, что я говорю, является скорее предположениями, чем фактами, — сказал он наконец. — Как я уже говорил, мне удалось побеседовать с Веллингтоном в течение нескольких минут. Но вы собирались рассказать мне о своем брате, не так ли? — И снова в его взгляде появилась этакая цепкость.

Ровена почему-то смутилась, опустила взгляд на тарелку и вдруг с удивлением обнаружила, что съела все, что на ней лежало. Ишь, какой аппетит появился после продолжительных танцев!

— Да, я помню. Что вы хотели бы узнать?

— Что он за человек? Что представляет собой работа, которой он занимается? Вы с ним очень близки? Он вас старается… опекать?

Ровена даже дыхание затаила. Неужели он хочет спросить, потребуется ли ему спрашивать у Нельсона разрешение, чтобы ухаживать за ней? Быть того не может.

— Не могу сказать, что мы были особенно близки в последние годы, — призналась она. — После того как он уехал в Кембридж, я редко видела Нельсона. А оттуда он попал в министерство внутренних дел, где отец получил для него пост. После смерти отца на него были возложены более важные обязанности.

— Какого рода?

— Откровенно говоря, он никогда не обсуждал их со мной. — Ровена пожала плечами. — О его работе я знаю скорее из газет, чем от него самого.

— Из газет?

— Ну, там, конечно, не пишут конкретно о Нельсоне, однако иногда упоминают о Джоне Эддингтоне, под началом которого он работает. Судя по всему, они занимаются в основном претворением в жизнь парламентских указаний относительно обороноспособности в мирное время.

Ей показалось, что мистер Пакстон слегка разочарован.

— Теперь, когда вы в Лондоне, наверное, будете чаще видеться с ним? — спросил он. — Наверное, Нельсон и сам хотел этого, если послал за вами.

— Нет, брат не посылал за мной. Он, конечно, был рад видеть меня. — Это не вполне соответствовало истинному положению вещей, но Ноуэлу незачем было об этом знать. — Я сама приняла решение приехать.

— Вот как? Но почему?

Ровена помедлила, пытаясь сформулировать ответ таким образом, чтобы он был одновременно и правдивым, и уклончивым. Но в этот момент кто-то прикоснулся к ее плечу. Оглянувшись, она увидела Перл, а с ней какого-то незнакомого джентльмена.

— Ровена, я обещала познакомить тебя с самыми интересными из моих гостей, — с улыбкой сказала подруга, взглянув на своего спутника.

Поджарый темноволосый джентльмен улыбнулся в ответ, хотя его угловатое, скорее необычное, чем красивое лицо оставалось печальным.

— Мистер Ричардс, позвольте мне представить вам мисс Риверстоун, мою самую давнишнюю, самую близкую подругу. Уверена, что вам будет интересно побеседовать с ней. Ровена, мистер Пакстон, позвольте представить вам мистера Лестера Ричардса.

Ровена вытаращила глаза на этого человека, черты лица которого было трудно разглядеть, потому что вокруг его головы образовался нимб от света, отбрасываемого канделябром, горевшим за его спиной. Лишившись дара речи, девушка могла лишь протянуть ему руку. Она даже не заметила, как ушла Перл. Он склонился к руке, не сводя с нее цепкого взгляда черных глаз, которые были самой привлекательной его чертой.

— Рад с вами познакомиться, мисс Риверстоун, — сказал он глубоким, хорошо поставленным голосом. — Леди Хардвик высоко ценит ваши способности.

Ровена постаралась скрыть свое смущение. Неужели он вспомнил те два весьма сентиментальных и многословных письма, которые она ему написала?

— Перл чрезмерно добра. Но я рада познакомиться с вами, мистер Ричардс, и хотела бы когда-нибудь поговорить о спенсианской философии.

— Я в вашем распоряжении. — Она его явно забавляла. По всей вероятности, он думал, что ей льстит знакомство с человеком его положения и возможность поговорить о вещах, в которых она совершенно не разбиралась.

— Скажите, что вы думаете о последней работе мистера Спенса «Реальные права человека»? — спросила Ровена, потому что ей очень хотелось показать ему, что она разбирается в этих вопросах.

Он удивленно приподнял брови, и она с радостью заметила уважение, промелькнувшее в его глазах.

— Я думаю… — начал Ричардс, но его прервало покашливание позади Ровены.

Она повернулась с виноватым видом:

— Познакомьтесь с мистером Пакстоном, мистер Ричардс. Он друг лорда Хардвика. Приехал в Лондон, чтобы поймать Святого из Севен-Дайалса.

— Рад, конечно, познакомиться, мистер Пакстон. — Мистер Ричардс слегка поклонился молодому джентльмену. — Я… наслышан о вашей работе. — В его тоне улавливалось неодобрение.

— А я наслышан о вашей, — сказал в ответ Ноуэл тоже без особой сердечности.

Ровена, нахмурив лоб, переводила взгляд с одного на другого. Они явно не были знакомы раньше, но относились друг к другу враждебно.

— Насколько я понимаю, вы не одобряете моих усилий по исправлению несправедливой системы управления? — Слова Ричардса как бы подтверждали мысли Ровены.

Она ожидала, что Пакстон попадется на эту удочку, но не тут-то было.

— Ваши усилия повлиять на парламент не имеют большого значения, — сказал он с холодной улыбкой. — Беспокойство вызывает ваше влияние на впечатлительную молодежь.

Не желая стать свидетельницей ссоры между двумя мужчинами, которых она хотела бы считать своими друзьями, Ровена поспешила вмешаться.

— Не хотите ли присоединиться к нам, мистер Ричардс, чтобы мы могли подробнее обсудить наши разные точки зрения по этому вопросу?

Ровена только теперь вспомнила, что обещала Нельсону просить мистера Ричардса о снисхождении, тем более что сейчас, когда она с ним познакомилась, ей было еще труднее поверить, что он настойчиво требовал деньги у ее брата. Впрочем, и время сейчас было не самое подходящее.

23
{"b":"11499","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Комиссар госбезопасности. Спасти Сталина!
На подъеме
Спаситель и сын. Сезон 1
Альтист Данилов
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Каждому своё 3
Как быстро закончилась ночь
Из школы на фронт. Нас ждал огонь смертельный…
Когда темные боги шутят