ЛитМир - Электронная Библиотека

Тихо вздохнув, она закинула руки ему на плечи и прижалась к нему. Ее ответный поцелуй был невинным, неопытным и оттого еще более сладким. Он был в восторге, что оказался первым мужчиной, который пробудил чувственность у серьезной мисс Риверстоун.

Поддерживая рукой ее спину, Ноуэл еще крепче прижал ее к себе, игриво прикасаясь языком к ее губам и заставляя их раскрыться. Кто мог бы подумать, что она окажется так хороша на вкус? Ему хотелось…

Ровена вдруг резко отстранилась от него.

— О-ох! Я… я… Спокойной ночи, сэр. — Повернувшись, она помчалась к боковой двери и скрылась за ней.

Ноуэл смотрел ей вслед и думал, что, наверное, даже к лучшему, что она прервала этот изумительный поцелуй. Потому что в противном случае он наверняка поднялся бы с ней наверх… а связывать себя такого рода обязательствами он был отнюдь не готов.

Ровена поднялась по черной лестнице прямо в свою комнату. Может быть, мистер Пакстон сошел с ума? Или это у нее помутился рассудок? Что, черт возьми, только что произошло?

— Мисс? С вами все в порядке? — спросила Матильда, появляясь из гардеробной.

Ровена неуверенно улыбнулась и покачала головой:

— Разумеется, все в порядке. Я устала и сбежала сюда, пока леди Хардвик не заставила меня остаться внизу. Расстегни крючки на моем платье, с остальным я справлюсь сама. Уверена, что тебе, как и мне, хочется поскорее лечь в постель.

Пока служанка помогала ей раздеться, Ровена пыталась обуздать распалившееся воображение. В конце концов это был всего лишь поцелуй. Разве она не читала, что мужчины не придают особого значения таким вещам? Это был один-единственный поцелуй, который не должен давать пищу всяким романтическим фантазиям. Наверное, она что-то такое сказала или сделала, что дало мистеру Пакстону повод подумать, что она напрашивается на подобный знак внимания, и он всего лишь решил любезно удовлетворить ее просьбу.

Однако так из любезности не целуют!

— Спасибо, Матильда! Спокойной ночи.

Ровена, переодевшись в пеньюар, покачала головой. Но разве может она отличить поцелуй из любезности от страстного поцелуя, если никогда не испытывала ни того, ни другого? Возможно, он хотел поцеловать ее из любезности, а она попыталась превратить этот поцелуй во что-то другое. Что он теперь о ней подумает? Щеки у Ровены вспыхнули от смущения. Он, наверное, сразу же заметил, насколько она неопытна. Может, он до сих пор потешается, вспоминая ее?

Ровена не знала, что и подумать. Она действительно очень устала, но теперь ее тело словно проснулось, охваченное незнакомыми желаниями. Она медленно улеглась в постель и заново пережила все великолепные ощущения, пока сон не сморил ее.

Было позднее утро, когда Ровена проснулась — полностью отдохнувшая, если не считать легкой боли в мышцах от непривычных физических упражнений прошлой ночи.

— Доброе утро, мисс, — приветствовала ее, входя в комнату, Матильда. — Или, вернее, добрый день. Уже полдень, но я не осмелилась будить вас, зная, что вы очень поздно легли.

— Спасибо тебе за это. Завтрак я, наверное, пропустила?

— Откуда мне знать, мисс. — Служанка пожала плечами. — Но я могу принести вам поднос с едой сюда, если хотите.

— Не надо. Я спущусь вниз. — Ровене очень хотелось вновь увидеть мистера Пакстона, хотя было немного страшновато. Что, если он будет теперь вести себя с ней по-другому? И следует ли ей относиться к нему иначе?

Пока Ровена спала, были доставлены еще два дневных и одно вечернее платье. Девушка надела желтое платье, отделанное зеленым рюшем по вороту и манжетам. Не желая ждать Франческу, она попросила Матильду заколоть сзади волосы, распустив локоны по плечам.

— Вы выглядите прелесть как хорошо, мисс, — сказала служанка, и Ровена не могла не согласиться с ней. И почему она всю свою жизнь избегала ярких тонов? Поскольку гостей в это время, видимо, не было, она надела очки.

Возле двери в столовую она столкнулась с Перл и мистером Пакстоном.

— Добрый день, соня, — с улыбкой приветствовала ее подруга. — Мистер Пакстон, видимо, не шутил, когда сказал, что ты вчера с ног валилась от усталости. По правде говоря, я считаю, что ты держалась молодцом для своего первого бала. Насколько помню, после своего первого бала я проспала до двух часов дня.

Ровена, остро ощущая на себе взгляд Ноуэла, улыбнулась Перл.

— Но тебе тогда было всего шестнадцать лет, тогда как мне сейчас значительно больше. Я, наверное, должна гордиться своей выносливостью.

— Ты говоришь это, словно престарелая тетушка, — рассмеялась Перл. — Поскольку мы с тобой ровесницы, я могу воспринять это как оскорбление.

— О вас обеих можно сказать лишь, что вы молоды и полны жизни, — галантно сказал мистер Пакстон. — Вы восстановили силы после вчерашних упражнений, мисс Риверстоун?

Вопрос был вполне невинный, но что-то в его тоне и глазах заставило Ровену покраснеть.

— Да, благодарю вас. Вернее, я восстановлю силы после того, как немного поем. Надеюсь…

— На сервировочном столике масса еды, — сказала Перл. — Я так и думала, что ты будешь голодна, когда встанешь. А теперь прошу извинить меня. Мне нужно дать кое-какие указания дворецкому относительно сегодняшней карточной игры.

— А мне нужно выйти по делам, — сказал мистер Пакстон с явным сожалением. Но Ровена старалась не придавать слишком большого значения интонациям.

— Как ваши успехи в розыске Святого? — спросила она, чтобы напомнить самой себе, насколько существенно расходятся их мнения в этом вопросе, а не для того, чтобы действительно узнать, как продвигаются дела.

Ноуэл уставился на нее цепким взглядом:

— Дело продвигается медленно. Но почему вы спрашиваете? Вы что-нибудь слышали?

— Я? Конечно, нет, — быстро ответила она и тут же подумала, что из-за столь поспешного ответа ему может показаться, что она что-то скрывает. Хотя Ровена и впрямь кое-что скрывала. Однако это относилось скорее к эмоциям, чем к фактам. Усилием воли она постаралась придать своему лицу выражение невинной заинтересованности.

Ноуэл довольно долго и с задумчивым видом глядел на нее, потом едва заметно пожал плечами:

— Я знаю, что вы не одобряете моего задания, мисс Риверстоун, однако надеюсь, что если вы услышите что-нибудь… необычное, то скажете мне.

Ровена не стала бы обещать ничего такого, что поспособствовало бы поимке Святого, но не могла устоять против умоляющего взгляда светло-карих глаз.

— Я действительно ничего не слышала, мистер Пакстон, и едва ли услышу. Но если вдруг произойдет что-нибудь такое, что меня встревожит, я непременно дам вам знать.

— Спасибо. Именно на это я и надеялся.

И снова выражение лица Пакстона придало его словам особое значение, и она поняла, что ее обещание подразумевало гораздо большее, чем какие-то новые сведения о Святом. Тем не менее ей не хотелось отказываться от обещания. Независимо от того, согласны вы или не согласны с принципами мистера Пакстона, было в нем нечто такое, что вызывало доверие.

— Вы оба можете хоть целый день смотреть друг на друга мечтательными глазами, а у меня масса дел, и я должна идти, — сказала Перл.

Поняв, что она слишком пристально уставилась на мистера Пакстона, Ровена опустила глаза.

— Я тоже ухожу по делам. Но вечером, конечно, буду здесь.

Он ушел, Перл тоже, а Ровена осталась, чтобы позавтракать в одиночестве и поразмыслить над всем, что происходит.

Чтобы отвлечься, она взяла экземпляр «Политикал реджистер», который, не дочитав, оставила вчера в столовой. Она ушла с головой в чтение передовицы о несправедливостях, которые вынуждены терпеть фабричные рабочие на севере страны. Услышав позади какой-то шум, девушка прервала чтение и увидела входящего в столовую мистера Пакстона.

— Я решил выпить еще чашечку кофе, — объяснил свое появление Ноуэл и кивком головы приказал слуге принести кофе. — Что вы читаете? — Он вернулся в надежде поговорить с ней с глазу на глаз и был очень доволен, увидев у нее в руках газету.

25
{"b":"11499","o":1}