ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я польщен тем, что вы имели такое намерение, и, уверяю вас, оно… сработало.

— Ну и что нам с этим делать? — спросила она, снова поднимая глаза.

Вновь изумленный и очарованный ее прямолинейностью, Пакстон поспешно придал своему лицу серьезное выражение.

— Готов выслушать ваши предложения. Что бы вы предпочли?

Она нахмурила бровки, видимо, не чувствуя юмора в этом необычном разговоре.

— Наверное, нам было бы разумнее всего избегать друг друга. Я, конечно, предпочла бы продолжать отвлекать вас от вашего расследования, но это было бы несправедливо с моей стороны.

— Это великолепно.

Она неуверенно взглянула на него:

— Вы смеетесь надо мной? Понятно. Но что, если у меня несколько изменились приоритеты?

— Я был бы очень удивлен, если бы ваши приоритеты не были хорошо продуманы.

Ровена усмехнулась уголками губ, и стала от этого еще привлекательнее.

— Рада, что моя неопытность веселит вас, сэр. Однако, поразмыслив, я решила, что в нашем дальнейшем общении нет смысла.

— Вот как? — Каждое ее высказывание было для него неожиданностью. Ноуэл наслаждался этим разговором.

— У нас с вами очень мало общего, — объяснила она. — Вас устраивает существующее положение, вы ставите законы, придуманные человеком, выше элементарной справедливости, тогда как я неисправимый идеалист.

— Понятно. — Он кивнул. — Но что вы скажете о шахматах? У нас к ним общий интерес, а кроме того, мы оба любим спорить, отстаивать свои противоположные точки зрения.

— Это… это правда. — Она снова отвела взгляд. — Но едва ли этого достаточно для продолжительной дружбы.

Ноуэл вдруг осознал, что Ровена Риверстоун нужна ему для большего, чем мимолетный флирт. Ему хотелось ознакомиться со всеми особенностями ее ума и тела… и не спеша познавать ее, пока не узнает лучше, чем самого себя. Он хотел ее на всю жизнь.

Это потрясающее открытие моментально отрезвило его. Как он мог позволить этому случиться, особенно сейчас? Но с фактами не поспоришь.

— Возможно, — наконец согласился Пакстон, с усилием заставляя себя вернуться к тому, что она сказала. — Однако я сам был свидетелем того, что дружба может процветать и на гораздо меньшей основе. Я не убежден также, что наши идеалы так несхожи между собой, как вы, очевидно, считаете.

— Значит, вы все-таки не хотели бы избегать меня, несмотря на то что я, как вы утверждаете, представляю опасность для успеха ваших расследований? — Ровена бросила на него кокетливый взгляд, что было ей несвойственно и от этого выглядело особенно соблазнительно.

Ноуэл не удержался от улыбки:

— Значит, вы твердо решили сделать все, что сможете, чтобы спасти этого негодяя? Если быть до конца честным, то должен признаться, что не хочу избегать вас. По правде говоря, совсем наоборот.

— Значит ли это, что вы вернетесь в Хардвик-Холл?

Ноуэл помедлил с ответом. Ему необходимо было собрать кое-какую информацию и, возможно, произвести несколько налетов под видом Святого, ему предстояло осуществить свой план, который позволит раз и навсегда разоблачить личность этого загадочного Мистера Р.

— Возможно, через день-два, — ответил он. — У меня действительно есть кое-какие обязанности, которые я не могу игнорировать, как бы мне этого ни хотелось. Как только я их выполню, мне, надеюсь, удастся переключить свое внимание на более приятные дела.

— Вы хотите сказать, что это будет тогда, когда вы схватите Святого? Вы считаете, что осталось всего несколько дней до его поимки? — В голосе девушки звучала неподдельная тревога. Ноуэлу было приятно, что она так беспокоится о Святом.

Он пожал плечами:

— Я не осмелился бы конкретизировать дату, но мое расследование успешно продвигается. Я даже начинаю хорошо понимать Святого.

— И все-таки вы по-прежнему хотите положить конец его деятельности. Вы меня разочаровываете, сэр. — Ее взгляд упрекал его даже больше, чем слова.

Ноуэлу больше, чем когда-либо, захотелось рассказать ей все. Не только о том, что Святой это он, но и о своем подозрении, что Ричардс является тем самым предателем-шпионом, за которым он охотится.

Однако говорить об этом было пока рано. Еще не все составные части головоломки встали на свои места, чтобы можно было воссоздать всю картину целиком. Если бы он заметил, что ей что-то угрожает, тогда дело другое, но, судя по всему, опасности не было. Да и какую угрозу она могла представлять для Черного Епископа?

— Возможно, когда вы лучше узнаете меня, ваше отношение ко мне изменится, — только и сказал Пакстон, но этого было недостаточно, чтобы Ровена перестала глядеть на него с осуждением.

Ему безумно захотелось чем-то порадовать ее, дать ей какое-то ощутимое доказательство своих чувств. Сказать ей необыкновенный комплимент, сделать великолепный подарок.

Драгоценности ее матери? Он вспомнил, как она расстроилась, увидев их на леди Маунтхит. Она наверняка будет рада получить их обратно.

И если он, Ноуэл Пакстон, не мог заговорить о драгоценностях с леди Маунтхит, не вызвав нежелательных пересудов, то Святого такие пустяки не смущали. Он действовал анонимно.

И сегодня в соответствии со своим легендарным планом действий Святой возвратит эти драгоценности их законной владелице.

Глава 12

Они дошли до пруда, и Ровена сняла руку с локтя Ноуэла. У него снова появилось то же самое выражение лица, которое было во время шахматной партии и которое, как она опасалась, не сулило ничего хорошего Святому из Севен-Дайалса.

— Вы действительно знаете или предполагаете, кто этот Святой на самом деле? — не удержавшись, спросила девушка, хотя сомневалась, что он ей ответит.

Но Пакстон ответил:

— Видите ли, если я заговорю, то у меня появится искушение рассказать вам все, что мне известно, а это было бы в высшей степени неразумно. Скажу лишь, что Святой, как мне кажется, скоро сам обнаружит себя, в том числе и перед вами.

У Ровены разгорелось любопытство. Но по выражению лица Ноуэла она поняла, что больше он ничего не скажет. Интересно, когда он назвал ее красивой, то действительно так думал или это были пустые слова? Но и об этом она, конечно, не могла спросить. Иначе выглядела бы безмозглой глупышкой.

— Вы намерены присутствовать на литературном вечере, который запланирован на сегодня леди Хардвик? — вместо этого спросила Ровена.

Он покачал головой:

— Я буду занят. Но вы, полагаю, получите удовольствие от этого мероприятия и едва ли заметите мое отсутствие.

По правде говоря, Ровена действительно ждала этого мероприятия с большим удовольствием, чем остальных увеселений, запланированных Перл.

— Мне будет не хватать вас, — автоматически сказала она, слишком поздно подумав, что, может быть, не следовало бы высказываться так откровенно. Ноуэл сказал, что восхищается ее искренностью, но ведь чаще всего это объяснялось всего лишь ее импульсивностью. Невероятно, но придется научиться продумывать свои реплики в разговоре, как ходы в шахматной игре.

— Придется утешиться этим, пока буду заниматься сегодня своими скучными служебными обязанностями. — Вынув карманные часы, Пакстон взглянул на циферблат и нахмурился. — Пора идти. Я пробыл здесь дольше, чем предполагал.

Хотя в голосе его звучало сожаление, Ровена, не желая давать ни ему, ни кому-нибудь другому повод думать, что разочарована, сказала небрежным тоном:

— Да, конечно. Было приятно снова увидеться с вами.

Искорки, блеснувшие в его светло-карих глазах, подсказали ей, что он прекрасно понимает, что она умышленно воздержалась назвать его по имени. Ровена не хотела подчеркивать близость их отношений. Однако не назвала его и мистером Пакстоном, чтобы не переходить на официальный тон.

— Это мне было приятно снова увидеть вас, Ровена.

К ее удивлению, Ноуэл поднес руку девушки к губам и задержал, поглаживая запястье большим пальцем. Эти движения неожиданно всколыхнули все чувства, которые обрушились на нее позавчера вечером. Судя по всему, именно на это он и рассчитывал.

36
{"b":"11499","o":1}