ЛитМир - Электронная Библиотека

Значит, вот как обстоят дела? Ну что ж, тем лучше. Когда Ричардс получит от этой девчонки все, что ему требуется, он использует ее в качестве приманки для Пакстона, чтобы убить одним выстрелом сразу двух зайцев, то есть решить две проблемы одновременно.

Ноуэл сохранял строго нейтральное выражение лица. Он бы с удовольствием вообще избежал этой встречи, если бы не чувствовал себя обязанным держать в поле зрения и Ричардса, и Ровену.

Он наблюдал, как девушка принимает комплименты от Ричардса, и едва подавил смехотворное желание немедленно выяснить отношения с этим типом. Но этот человек не сказал ничего такого, что могло бы вызвать подобную реакцию, а любые враждебные действия с его стороны по отношению к Ричардсу могли бы поставить под угрозу всю операцию.

При виде Ровены Ноуэлу всякий раз вспоминалось — как наяву! — ее тело, как красиво выглядит она без одежды. Он изо всех сил старался скрыть от посторонних глаз свою физическую реакцию на это воспоминание.

Когда она заговорила с Галлоуэем и его кузеном, это у Ноуэла не вызвало таких мук ревности — наверное, потому что она не защищала ни того, ни другого, когда притворялась, что хочет его прошлой ночью. Если, конечно, она притворялась… Не может быть, чтобы невинная девушка могла столь убедительно имитировать реакцию своего тела.

Когда Ровена наконец повернулась к Ноуэлу, то сделала это явно неохотно. Она холодно кивнула ему, хотя заалевшие щечки выдали ее волнение.

— Мисс Риверстоун, — так же холодно кивнул в ответ Пакстон. Но когда он попробовал встретиться с ней взглядом, она уклонилась и повернулась к мистеру Ричардсу.

Будь он проклят!

Ноуэл, конечно, не верил, что Ровена испытывает к Ричардсу какие-то романтические чувства. Ее просто восхищал склад его ума — а если этот тип является тем, кого разыскивает Пакстон, то он очень ловок и хитер. Он надеялся вскоре раздобыть необходимые доказательства…

Ноуэл заставил себя улыбнуться леди Хардвик, разговаривавшей с кем-то из гостей. Неожиданно в его душу закралось сомнение. Неужели он закрывает глаза на улики, указывающие на других подозреваемых, потому лишь, что ему безумно хочется, чтобы преступником оказался Ричардс? Быть того не может! Он объективен, профессионал, а поэтому не может допустить подобного!

Но сомнение сохранилось. Ровена Риверстоун мешала ему ясно мыслить. Это началось в первый же вечер, когда он встретил ее. Что, если теперь из-за этого он гоняется за призраками? Все, что у него было собрано против Ричардса, сводилось к его своеобразным оборотам речи да к сведениям о том, что он обыграл нескольких партнеров в карты. Что, если ловушка, расставленная Ноуэлом для очеркиста, не сработает? Он совсем не продвинется в своих расследованиях. Ему требовалось больше доказательств.

— Умоляю извинить меня, леди Хардвик, — сказал Ноуэл, упорно избегая глядеть в сторону Ровены. — У меня на сегодня назначены кое-какие дела.

— Понимаю, — сказала Перл и бросила любопытный взгляд на Ровену. — Значит, увидимся вечером?

Он кивнул в знак согласия и поспешил подняться в свою комнату за шляпой, а также для того, чтобы сообщить Кемпу о своих планах. Был один человек, который должен был знать о всех перемещениях Ричардса во время войны. Это его отец. Только он мог либо подтвердить, либо опровергнуть собранные доказательства. Именно с ним собирался встретиться и поговорить Ноуэл.

Сегодняшний бал Ровена воспринимала совсем по-другому, чем свой первый, который прошел неделю назад. На сей раз она была знакома более чем с половиной присутствующих — к тому же могла узнать их, потому что была в очках.

Перл сначала разочаровалась, когда Ровена спустилась вниз с очками на носу, но потом пожала плечами.

— Думаю, ты уже произвела нужное впечатление. Нельзя же заставлять тебя без конца ходить полуслепой. Ты и без того храбро держалась, — сказала подруга.

— Разве могла я поступить по-другому, когда ты столько сделала для меня? — сказала в ответ Ровена, подумав, однако, уж не перевесил ли все хорошее, что сделала для нее Перл, тот факт, что она познакомила ее с Ноуэлом Пакстоном. Судя по тому, какой несчастной она себя почувствовала, когда он вошел в бальный зал, так оно и было.

Как только Ровена встретилась с ним взглядом, на нее немедленно нахлынули все непристойные страстные чувства. И даже теперь, когда она упорно избегала смотреть на него, ее мысли крутились вокруг Ноуэла. Она ощущала его взгляд на себе, как физическую ласку… Или все это было лишь в ее воображении?

Ее бальная карточка была почти заполнена, но она оставила на всякий случай вальс под тем предлогом, что еще недостаточно овладела искусством этого танца. В глубине души Ровена надеялась, что, как и прежде, Ноуэл пригласит ее на вальс.

— Добрый вечер, Ровена, — приветствовала ее леди Маркус, и девушка воспользовалась этим предлогом, чтобы повернуться спиной к Ноуэлу, который пробирался сквозь толпу в ее направлении. — У вас новые очки? Они вам очень к лицу.

Ровена не могла не рассмеяться, услышав дипломатичное замечание Куинн.

— Спасибо, но я носила очки всю жизнь и ненадолго отказалась от них только по настоянию Перл. Однако иметь возможность видеть окружающий мир гораздо приятнее.

— Это очень храбрый поступок. Могу себе представить, как неприятно, когда плохо видишь то, что тебя окружает, особенно когда вокруг так много незнакомых людей.

— Да, это не очень приятно. Однако это дало возможность испытать нечто новое. Я была вынуждена уделять все свое внимание тому человеку, с которым разговариваю, потому что на расстоянии нескольких шагов уже не могла никого узнать.

Теперь же она видела отчетливо всех, включая Ноуэла, который только что поздоровался с ее братом. При виде красивого профиля Пакстона у Ровены замерло сердце.

Куинн усмехнулась:

— Понятно, почему вы пользовались таким успехом. Я заметила, что каждый джентльмен обожает, когда женщина уделяет все внимание ему одному.

— Постараюсь это запомнить, — сказала Ровена. — Мой брат появился. Извините, я должна поговорить с ним до того, как начнутся танцы.

К тому времени как Ровена добралась до Нельсона, Ноуэл уже отошел от него — то ли к ее облегчению, то ли к разочарованию.

— Вот и ты, Ро! Есть успехи? — не скрывая нетерпения, приветствовал ее брат.

— Да. Причем успехи весьма значительные, — ответила она. — Ты больше не должен мистеру Ричардсу. — Достав долговые расписки из ридикюля, она протянула их ему.

Нельсон раскрыл рот от удивления.

— Как тебе удалось убедить его? Ты, надеюсь, не сделала ничего… неподобающего, Ро? Я уже говорил тебе, что Ричардс меткий стрелок. Мне совсем не хотелось бы вызывать его на дуэль, чтобы защитить твою честь.

Ровена подавила смех, похожий, скорее, на всхлипывание, вспомнив, сколь неподобающим образом она себя вела — правда, не с мистером Ричардсом.

— Конечно, нет, Нельсон. Как ты мог подумать? Если хочешь знать, я поставила твой долг на кон и выиграла.

Глаза Нельсона чуть не вылезли из орбит.

— Ты играла с Ричардсом в карты — и выиграла?

— Не в карты. В шахматы. — При воспоминании об этом она улыбнулась.

Нельсон еще некоторое время смотрел на сестру, потом расхохотался:

— А я-то всегда говорил, что ты зря тратишь время на эту игру! Ты же нашла все-таки возможность извлечь из нее выгоду! — Он хлопнул Ровену по плечу, как сделал бы, одобряя поступок мужчины. — Ты слишком умна, Ро, но на сей раз я благодарен тебе за это.

Умна, как бы не так! Наверное, она истощила все свои умственные способности, играя в шахматы с Ричардсом, если судить по ее поведению после этой партии.

— Полно тебе! По крайней мере тебе не придется беспокоиться о передаче Лестеру информации, что могло бы поставить под угрозу твое положение в министерстве внутренних дел. — Ровену все еще разбирало любопытство по поводу этого требования Ричардса.

48
{"b":"11499","o":1}