ЛитМир - Электронная Библиотека

В первом случае предположение Ровены, несомненно, сильно его позабавило. Но во втором — Ричардс может решиться на отчаянные поступки. В любом случае Ровена может оказаться в опасности. Но как Ноуэлу убедить ее быть осторожнее, если не рассказать всю правду не только о Ричардсе, но и о Святом?

Ноуэл напомнил себе, что все еще не имеет неопровержимых доказательств того, что Ричардс — тот человек, которого он ищет, хотя и надеялся получить их в самое ближайшее время. Впервые с того момента, как он заподозрил Ричардса, Ноуэл надеялся, что ошибся, хотя интуиция говорила обратное. До тех пор пока он не будет абсолютно уверен, ему придется каким-то образом защищать Ровену — либо с ее согласия, либо без оного.

Четко сформулировав цель, Пакстон в течение последних двух часов, танцуя с другими дамами, исподтишка наблюдал за ней. Ричардс дважды приближался к Ровене, но она всякий раз с улыбкой уходила танцевать с партнером, которому был обещан следующий танец. С довольно большого расстояния было трудно заметить все нюансы выражения ее лица, но Ноуэл был почти уверен, что она старалась избегать Ричардса.

Похоже, что его слова не пропали даром.

Глава 17

Ровена с нетерпением ждала, когда, наконец, завершится этот нескончаемый вечер. Она чувствовала себя как выжатый лимон и больше не знала, чему верить, потому что все, чему она верила до сих пор, было поставлено под сомнение.

— Благодарю за оказанную честь, мисс Риверстоун, — сказал мистер Оррин, когда закончился котильон.

Девушка улыбнулась, хотя нервы ее были напряжены до предела в мучительном ожидании. Следующим был вальс, а Ноуэла не было. Появится ли он, как обещал? Что можно сказать ему после их последнего разговора?

— Мисс Риверстоун? — раздался за спиной голос, который она весь вечер боялась услышать. — Вы, кажется, говорили, что не танцуете вальс? Не поговорить ли нам наконец во время этого танца?

Заставив себя снова улыбнуться, Ровена повернулась к мистеру Ричардсу, почти готовая согласиться. Может быть, это позволит ей решить хотя бы одну из мучающих ее загадок?

— Как я понимаю, вы тоже не танцуете вальс, сэр? — спросила она, чтобы затянуть время и решить, что делать.

— По-моему, танцы — глупое времяпрепровождение, рассчитанное на то, чтобы упростить ритуал поиска партнера противоположного пола для тех, кто не умеет делать это более прямым и рациональным способом.

Говоря это, Лестер сверлил девушку взглядом темных глаз, от которого у нее мороз пробегал по коже. Ощущение было, к сожалению, не из приятных.

— Вы правы, — автоматически согласилась она, вовремя спохватившись, что повторяет, как попугай, его слова, вместо того чтобы выразить свое собственное мнение. — Но я вижу в танцах больше того, о чем вы сказали это. Я нахожу в них аналогию с общественными структурами, хотя это может показаться глупым.

— Вот как? — воскликнул явно удивленный мистер Ричардс, но тут же вновь улыбнулся. — Но ведь едва ли вы верите, что это структуры…

— Прошу прощения, мисс Риверстоун, — прервал Ричардса Ноуэл, неожиданно появляясь из-за колонны. — Кажется, это наш танец?

Ровена почувствовала облегчение, которого не смогла скрыть.

— Мистер Пакстон! Я думала, что вас отвлекли какие-то другие дела.

— Никогда! — Его улыбка была такой же многозначительной, как у Ричардса, и Ровене стало от нее тепло. — Начнем?

— Леди не танцует вальс, — не слишком дружелюбно сказал Ричардс. — Она предпочла посидеть во время этого танца со мной, Пакстон.

Ноуэл повернулся к Лестеру, приподняв брови:

— Леди отлично вальсирует с подходящим партнером. Вы, кажется, все еще ее недооцениваете.

При этом намеке на вчерашнюю шахматную партию лицо Ричардса потемнело от злости.

— А вы, кажется, имеете привычку совать нос не в свои дела, — грубо сказал он. — Вы помешали нашему разговору.

— Многое можно узнать, если сунуть свой нос в дела, которые некоторые предпочли бы хранить в тайне, — ответил на это Ноуэл с загадочной полуулыбкой. — В любом случае мисс Риверстоун обещала мне этот танец раньше. Разве не так? — Он повернулся к ней за подтверждением.

Крайне смущенная Ровена кивнула:

— Он прав, мистер Ричардс. Благодаря практике я постепенно учусь вальсировать, но до настоящего умения мне еще далеко.

— Благодаря практике совершенствуется любое мастерство, — заявил Ноуэл, огоньки в глазах которого, придавали словам дополнительное значение. — Начнем?

Девушка подала ему руку:

— Извините, мистер Ричардс. Я действительно обещала.

— Надеюсь, вы понимаете теперь, что не следует давать обещания, не подумав как следует, — сказал Лестер, неприязненно покосившись на Ноуэла. Потом он, кажется, взял себя в руки. — Ничего. Мы продолжим наш разговор позднее.

Пока Ноуэл вел партнершу на площадку, где уже вовсю танцевали, она решила, что «позднее» будет не сегодня. Она уйдет к себе сразу же после ужина. Такого смятения чувств с нее на один вечер довольно.

— Возможно, я ошибаюсь, — сказал Ноуэл, кладя руку на спину девушке и вливаясь в танец, — но мне показалось, будто вы были рады предлогу прервать разговор с Ричардсом?

Ровена с удивлением взглянула на Пакстона, тщетно пытаясь игнорировать чувства, охватившие ее при прикосновении его руки.

— Как вы можете… Видите ли, после нашей первой беседы он необычайно настойчиво пытался вызвать меня на разговор с глазу на глаз.

— И вам от этого не по себе.

Девушка кивнула. Почему, интересно, она призналась в этом человеку, который был, несомненно, врагом Ричардса?

— В конце концов, я его не настолько хорошо знаю.

— Именно это я пытался внушить вам, — сказал Ноуэл. — Я понимаю, что, по-вашему, им движут благородные побуждения, однако у меня есть веские причины думать по-другому. Я хотел бы, чтобы вы верили мне, Ровена. — От его теплого взгляда она чуть не растаяла прямо на танцевальной площадке.

Приложив героические усилия, Ровена попыталась собраться с мыслями.

— Но как я могу доверять вам, если мы с вами идеологические противники? — взмолилась она. — Неужели вы заставите меня поступиться моими принципами, лишь бы я верила вам?

К ее удивлению, Пакстон улыбнулся:

— Думаю, что мы с вами не такие уж непримиримые противники, как вам кажется, Ровена. Как я уже говорил, некоторые ваши мнения основывались на недостаточно обширной информации.

— А вы снабдите меня недостающей информацией? — В ее вопросе слышались одновременно и вызов, и мольба, но Ноуэл лишь с явным сожалением покачал головой:

— Пока не могу. Именно поэтому я и прошу вас верить мне. Пакстон говорил какими-то загадками, а она не могла их отгадать. Ровена сделала еще одну попытку.

— Вы пытаетесь сказать мне, что мистер Ричардс не является Святым из Севен-Дайалса?

— Прошу вас, Ровена, не выуживайте у меня информацию, которую я пока не готов вам предоставить. Если все пойдет так, как я надеюсь, моя работа завершится через несколько дней. После этого я расскажу вам все.

Через несколько дней? За это время Ноуэл предполагает арестовать Святого? Или он имеет в виду нечто совсем другое?

Ровена перестала задавать вопросы, но от мысли разобраться в том, что происходит, не отказалась. Однако для этого приходилось отречься от всего, во что она верила.

Она припомнила недавнюю словесную перепалку между Ноуэлом и мистером Ричардсом. Старший по возрасту джентльмен, кажется, слегка угрожал Пакстону, которому удалось, однако, каким-то образом обратить эту угрозу против него самого. Они почти открыто признались в том, что являются противниками, причем соперничали они не только из-за нее.

Если Ровена надеется каким-то образом повлиять на их соперничество, то ей придется выбирать, на чьей она стороне, причем сделать это надо как можно скорее.

Танец закончился, и Ноуэл повел Ровену ужинать. Как и прежде, он попытался отыскать столик, за которым они могли бы побыть одни, но, к сожалению, к ним почти сразу же подошли лорд и леди Маркус.

51
{"b":"11499","o":1}