ЛитМир - Электронная Библиотека

— Благодарю вас, — сказал Ноуэл, подразумевая благодарность за гораздо большее, чем переданное приглашение. Судя по тому, как на него взглянула Перл, она все поняла.

Мгновение спустя Пакстон вошел в библиотеку, где его ждали Люк и Маркус.

— Нам пора подумать о том, как решить одну неотложную проблему, — сказал Люк. — Вы оба выражали желание как следует наказать негодяя Твитчелла. Сегодня утром нашли парнишку из притона, избитого до полусмерти. Если бы Стилт его не обнаружил, того бы уже не было в живых.

— Его избил Твитчелл? — спросил Ноуэл.

— Кто это был? — поинтересовался Маркус.

— Тиг, — ответил Люк, кивнув в ответ на вопрос Ноуэла. — Придя в себя, он рассказал Стилту, что Твитчелл обвинил его в присвоении части краденого, тогда как эти деньги я лично дал Тигу, чтобы ему не приходилось воровать.

Ноуэл почувствовал, как его охватывает холодная ярость. Тиг был его связным и передавал донесения Стилта через Скуинта, лакея. Это был смелый и дерзкий парнишка, способный любого обвести вокруг пальца, хотя было ему всего лет десять от роду.

— Ax он сукин сын, этот Твитчелл! — воскликнул Маркус, тоже приходя в ярость. — Где сейчас находится Тиг?

— Здесь, в этом доме, в помещении для прислуги. Его уже осмотрел врач. Парнишка выживет. — Люк посмотрел на собеседников. — Значит, все согласны, что Твитчелла пора устранить?

Они кивнули, и Ноуэл добавил:

— Или, может быть, заменить? Когда не станет Твитчелла, не переберутся ли остальные мальчишки в притон Айкла или куда-нибудь того хуже?

В начале лета, выслеживая лорда Маркуса, исполнявшего тогда роль Святого, Ноуэл завербовал пару мальчишек из группы Айкла и знал, что и там хозяин тоже жестоко избивал ребят.

— И я о том же подумал, Ноуэл, — сказал Люк, подтверждая слова кивком головы. — Мне кажется, что я даже нашел подходящую кандидатуру. Помнишь моего преданного слугу Рифлю? Кажется даже, что ты одно время хотел им заняться?

Ноуэл хохотнул. Было время, когда он полагал, что Рифля поможет ему доказать, что Люк и есть Святой, но потом, когда он узнал, что Люк не является предателем, планы в корне изменились.

— Теперь он в Лондоне в полной безопасности, — согласился Ноуэл.

— Именно поэтому я послал за ним в Нолл-Грейндж, мое небольшое имение неподалеку от Лондона. Он приедет завтра. Я обрисую ситуацию, и, если Рифля согласится возглавить мальчишек, я поговорю с Твитчеллом и предложу ему выбирать между виселицей и ссылкой в колонии.

— Надеюсь, ты не станешь возражать, если мы будем прикрывать твою спину? — спросил Маркус.

— Это будет не лишнее. — Люк кивнул. — А ты, Ноуэл, позаботься о том, чтобы люди с Боу-стрит проследили за его отплытием от берегов Англии.

— Это не составит труда. Могу я тоже попросить об одной услуге?

— Разумеется, — сказал Люк.

— Завтра и, возможно, послезавтра я буду занят расследованием, о котором уже говорил тебе.

— Что это за расследование? — с любопытством поинтересовался Маркус.

Ноуэл раньше не говорил Маркусу о Черном Епископе, исходя из того, что чем меньше людей осведомлено об этом, тем меньше их будет подвергаться риску. Однако теперь он вкратце обрисовал карьеру предателя, добавив, что у него есть подозрения, что мистер Ричардс может быть человеком, которого он разыскивает.

— Однако мне не хватает доказательств. Сегодня я узнал, что отец Ричардса проживает в сельской местности в нескольких часах езды от Лондона. Он инвалид. Я намерен как можно скорее расспросить его.

— Значит, ты хочешь, чтобы мы не выпускали Ричардса из поля зрения, пока ты будешь в отъезде? — спросил Люк. Ноуэл кивнул:

— Если он заподозрит, что я о нем догадываюсь, то может попытаться уехать из Лондона или решиться на какой-нибудь отчаянный шаг. Я бы очень хотел также, чтобы вы по возможности удерживали его подальше от мисс Риверстоун. Возможно, ей грозит опасность.

Мужчины удивленно уставились на Пакстона, чем вызвали у него раздражение.

— Это не то, что вы думаете, — объяснил он. — Да, он вел себя так, как будто она интересует его как женщина. Не скрою, она меня и самого интересует. Но кое-что из того, что он сказал и сделал, дает основание полагать, что Лестер преследует совсем иные, тайные, цели. Он уже заворожил ее своим революционным краснобайством… и она верит, что он и есть Святой из Севен-Дайалса.

Услышав это, собеседники Ноуэла расхохотались.

— Как это, должно быть, мучительно! — воскликнул, усмехнувшись, Маркус. — Видеть, как она восхищается другим человеком за твои отважные похождения. Сочувствую от всего сердца.

— Если Ричардс является тем самым предателем, которого ты разыскиваешь, он может попытаться включить мисс Риверстоун в свои планы или использовать ее в качестве заложницы на тот случай, если ты предпримешь против него какие-то меры, — сказал Люк, переходя на серьезный тон. — Поскольку она является гостьей в моем доме, долг чести обязывает меня не позволить ему сделать это.

— Спасибо, — от всего сердца поблагодарил Ноуэл. Без их дружеской помощи ему пришлось бы оставаться поблизости, чтобы защищать Ровену самому, но это подвергало бы ее еще большему риску: в его присутствии она рисковала если не жизнью, то своим будущим. Надо как можно скорее заканчивать это дело.

— Как ты намерен объяснить мисс Риверстоун свое отсутствие? — спросил Маркус. — Нам с Люком не хотелось бы давать противоречивые объяснения.

Ноуэл нахмурил брови. Он понимал, что было бы разумнее пока совсем не встречаться с ней.

— Не мог бы ты просто сказать, что мне надо было уехать по делам? — спросил он Люка. — Надеюсь, что смогу ей в самое ближайшее время сам все объяснить.

— Все? — в один голос спросили оба мужчины.

— Ваши жены все знают, не так ли? Поскольку я надеюсь, как только закончу с этим делом, уговорить мисс Риверстоун выйти за меня замуж, было бы разумно рассказать ей все.

— Тогда Лондону снова потребуется новый Святой, — криво усмехнувшись, заметил Люк. — Но у нас есть еще время об этом подумать. Советую всем пораньше лечь спать, джентльмены. Завтра предстоит трудный день.

Ровене было не до сна. Задумавшись, она сидела, уставясь в темноту. Девушка понимала, что Ноуэл к ней не придет, тем более после того как их вдвоем застала Перл. Он не захочет рисковать ее репутацией, хотя ей самой до этого дела было мало.

Однако до мнения Перл ей было дело. Поэтому, когда она заглянула к Ровене в комнату полчаса спустя, та притворилась спящей — не хотелось ей разговаривать со своей подругой на эту тему, пока она сама не разобралась в своих противоречивых чувствах. Утром у Перл будет достаточно времени, чтобы отругать ее.

А может быть, лучше ей все рассказать и попросить совета? На основе некоторых реплик, время от времени проскальзывающих в разговоре Перл и лорда Хардвика, у Ровены создалось впечатление, что путь к их браку был весьма тернистым. А ей так хотелось облегчить душу и выслушать более объективное мнение о происходящем.

Однако еще сильнее хотелось ей, чтобы Ноуэл был рядом — его голос, лицо, плечи… тело. Может, это у нее навязчивая идея?

Нет, поняла она, это любовь.

Хотя Ровена и сопротивлялась этому чувству, нельзя больше себя обманывать. Это любовь — всеобъемлющая, возможно, даже трагическая, если учесть их разногласия и то, что она предала дело, порученное Ноуэлу.

Всю свою жизнь Ровена сомневалась в существовании любви и в то же время пыталась представить себе, какой бы она могла быть, если бы существовала. Втайне она всегда надеялась, что это чувство посетит ее, что она найдет того единственного мужчину, который заполнит собой ее сердце, станет ее второй половинкой и превратится с ней в единое целое. И теперь она была абсолютно уверена в том, что наконец нашла такого мужчину.

Ровена долго плакала, так и заснув в слезах.

Глава 18

Ноуэл поднялся на рассвете, твердо намеренный как можно скорее завершить все, что намечал, чтобы к полудню вернуться к Хардвикам. Первым делом он побывал на Боу-стрит, где поручил одному из сотрудников полицейского суда проследить за тем, чтобы Твитчелл в течение недели отбыл из Англии на судне, направляющемся в Новый Свет, приказав арестовать этого хозяина воровского притона, если он в указанные сроки не покинет Лондон.

53
{"b":"11499","o":1}