ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как вам будет угодно, мисс Риверстоун. — Судя по искоркам, вспыхнувшим в его светло-карих глазах, он все отлично понимал.

Ровена торопливо отвернулась:

— С вашего позволения, я, пожалуй, лягу пораньше. Я еще не привыкла к лондонскому времени.

— Конечно, дорогая, — сказала Перл. — Я провожу тебя наверх, чтобы убедиться, что ты уютно устроилась. Надеюсь, джентльмены извинят нас? Я скоро вернусь.

Лорд Хардвик и мистер Пакстон, пожелав Ровене спокойной ночи, уселись за шахматную доску.

— У Люка нет ни малейшего шанса выиграть, — сказала Перл, когда девушки поднимались по лестнице. — Мы играли с ним несколько раз, и я всякий раз побеждала. Видишь ли, у него было мало возможностей… — она, не договорив фразу, замолчала.

Ровена едва ли заметила это, потому что ее мысли были все еще заняты сценой, разыгравшейся внизу.

— Ты знала, что мистер Пакстон считает меня твоей компаньонкой? Твоей платной компаньонкой? — возмутилась она.

— Не может быть! Что за вздор! — воскликнула, рассмеявшись, Перл. — Интересно, что он сказал, когда ты его поправила?

— Я… я его не поправила, — призналась Ровена. — Я боялась показаться грубой.

— Поэтому ты обвинила его в том, что он тебе покровительствует. Понятно. А знаешь, дорогая, видя, как ты одета, он мог ошибиться. Возможно, теперь ты наконец согласишься последовать моему совету и купишь себе несколько новых платьев?

Ровена впервые серьезно отнеслась к словам Перл. Она всегда утверждала, что мужчины, обращающие внимание на внешний вид — то есть почти все мужчины, — не заслуживают того, чтобы о них сожалели. Теперь же она посмотрела на эту проблему с другой стороны.

Хочешь не хочешь, а законы в Англии писались мужчинами. И для того чтобы влиять на эти законы, ей придется научиться влиять на этих мужчин. Несомненно, Перл это удавалось лучше, чем ей, что отчасти объяснялось ее внешним видом. Интересно, сумела бы она, последовав примеру Перл, увеличить свое влияние?

— Да, — кивнула Ровена, — пожалуй, я так и сделаю.

— Великолепно! — обрадовалась Перл. — Значит, завтра мы отправимся за покупками.

На мгновение Ровена представила себе выражение лица мистера Пакстона, когда он увидит ее одетой, как Перл. Если когда-нибудь увидит вообще. Интересно, смогла бы она в таком обличье отвлечь его внимание настолько, чтобы заставить проиграть партию? Что и говорить, перспектива была весьма заманчивой, но она быстренько прогнала эту мысль из головы.

Новое платье и прическа никогда не превратят ее в красавицу, а она к тому же носит очки. Она могла лишь надеяться «вписаться» в общество, где можно встретить великолепных мужчин и, возможно, самой приобрести некоторое влияние.

— Я во всем полагаюсь на тебя. Надеюсь, ты поможешь мне выглядеть наилучшим образом, — сказала она Перл, когда они входили в комнату.

Подруга так обрадовалась этой перспективе, что Ровена даже не знала, то ли ей радоваться, то ли обижаться. Приказав служанке позаботиться о том, чтобы Ровене было уютно, Перл поцеловала ее в щеку:

— Спокойной ночи, дорогая. Я рада, что ты приехала, и с нетерпением жду завтрашнего дня.

— Я тоже, — сказала Ровена и с удивлением почувствовала, что это правда.

Как и предсказывала Перл, Ноуэл нашел в лице Люка значительно более слабого противника, чем мисс Риверстоун. К тому времени, как леди Хардвик вернулась в гостиную, исход партии был предрешен. Пять минут спустя Люк сдался.

— Может быть, возьмешься поднатаскать меня в шахматах, а я поднатаскал бы тебя в воровском деле, — предложил, ничуть не досадуя на свою неудачу, Люк.

Ноуэл бросил взгляд на леди Хардвик, но она, судя по всему, отнюдь не была шокирована, а лишь несколько удивлена.

— Значит, ты ему рассказал? — спросила она, обращаясь к мужу.

Люк пожал плечами:

— Он уже знал. Но мы оба делали вид, что ни о чем не догадываемся. Теперь, когда Маркус отошел от дел, Ноуэл — по целому ряду причин — хотел бы занять его место.

— И ты согласился помочь ему? — Она окинула Ноуэла не слишком одобрительным взглядом.

— Всего лишь советом, миледи, — заверил ее Пакстон. — Лорд Хардвик не подвергается опасности со стороны закона.

Перл взглянула на мужа, ища подтверждения этих слов, и, судя по всему, получив его, улыбнулась.

— Поскольку в данном случае вы сами являетесь представителем закона, мистер Пакстон, то, наверное, вам виднее.

— Ирония в ваших словах не осталась незамеченной, — сказал он, улыбнувшись в ответ. — Наверное, для очистки совести мне следовало бы передать расследование кому-нибудь другому, чтобы избежать столкновения интересов, но коль скоро это расследование дает мне повод для пребывания в Лондоне, мне придется трудиться до седьмого пота, чтобы поймать самого себя.

Они дружно рассмеялись, потом лицо Ноуэла вновь приобрело серьезное выражение.

— Вы сказали, что мне, прежде чем надеть на свои плечи мантию Святого, необходимо встретиться с какими-то людьми, — напомнил он Люку.

Граф кивнул:

— С одним из них вы уже встретились. Это молодой лакей, который разливал вино во время ужина. Когда он был уличным мальчишкой, его звали Скуинт, но теперь мы зовем его Стивен.

— Значит, он один из тех парнишек, которые помогали Святому?

— Было бы правильно сказать, что Святой помогал ему, — сказала леди Хардвик, кладя руку на плечо мужа. — Большинство наших слуг подобраны на улицах.

Ноуэл, начиная понимать, кивнул:

— Значит, ваши цели оставались неизменными, менялись только методы. И теперь мне нужно овладеть ими.

— Для этого вам необходимо заслужить доверие тех, кому вы намерены помогать, — сказал Люк. — Кстати, где вы остановились?

— У меня есть квартира на Лонг-Эйкр, недалеко от Боу-стрит.

— Очень удобное местоположение — всего в двух кварталах от Севен-Дайалса. Но я хотел бы предложить вам в течение последующих нескольких дней погостить у нас. Это многое… упростило бы.

Приглашение было несколько неожиданным, но не лишено смысла. Частые визиты сюда могли вызвать подозрения, тогда как для продолжительного визита достаточно было одного объяснения.

— Чем мы объясним причину моего пребывания у вас в гостях? — спросил Пакстон, подозревая, что у лорда Хардвика уже есть ответ на этот вопрос.

— Мы с женой решили устроить праздник, прежде чем все разъедутся по своим загородным имениям. Разве не так, любовь моя?

Хотя было ясно, что леди Хардвик впервые слышала об этом плане, ее глаза сразу же загорелись.

— Именно так. Мы можем даже убедить некоторых из тех, кто уже успел уехать, вернуться в Лондон на недельку-другую. Я подумала, что и Ровене это будет полезно.

— Вы имеете в виду мисс Риверстоун? Вашу компаньонку? — спросил сбитый с толку Ноуэл. Он боялся, что, живя с этой проницательной леди под одной крышей, ему будет трудно сохранить свою тайну.

К его удивлению, леди Хардвик рассмеялась:

— Она не компаньонка, мистер Пакстон, а моя подруга. У ее брата дом на Хей-стрит, но я уговорила ее пожить у меня, чтобы иметь возможность проводить вместе больше времени.

Потрясенный Ноуэл вдруг понял, что братом мисс Риверстоун является, должно быть, сэр Нельсон Риверстоун, чиновник высшего звена в министерстве внутренних дел, сын покойного сэра Нельсона, который при жизни был весьма мощной политической фигурой. Неудивительно, что она расстроилась, когда он чуть не назвал ее прислугой. А он-то вообразил, что она просто раздражена проигрышем весьма сложной партии в шахматы.

— Умоляю, передайте мои извинения мисс Риверстоун, — сказал Пакстон леди Хардвик. — Боюсь, что я решил, будто…

— Вполне понятная ошибка. Я долгие годы твержу ей, что следует больше внимания уделять своей внешности. Но я передам ей.

— Вы, наверное, пожелаете послать человека за кое-какими вещами? — спросил Люк. — Заночуете сегодня у нас, чтобы мы смогли с утра пораньше приняться за дело. После того как прибудут другие гости, нам, возможно, будет труднее оставаться наедине.

6
{"b":"11499","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Всё о Манюне (сборник)
Печальная история братьев Гроссбарт
Стратегия жизни
Думай и богатей: золотые правила успеха
Здоровый сон. 21 шаг на пути к хорошему самочувствию
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Княгиня Ольга. Зимний престол
Прекрасный подонок
Рабы Microsoft