ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это было в 1812 году? — спросил Ноуэл. Это абсолютно точно вписывалось в известную ему картину перемещений Черного Епископа. — После этого он давал о себе знать?

— Не давал до прошлого лета. Лестер появился на моем пороге снова без предупреждения. Он был ранен, одет в какие-то лохмотья. Я принял его, позвал врача, позаботился о том, чтобы ему было обеспечено лучшее лечение. Вы уже знаете, как он отплатил мне за это шесть месяцев спустя.

Прошлое лето.

— Когда именно он приехал сюда после ранения?

— Насколько я помню, это было примерно в середине июля.

— Вскоре после Ватерлоо? И в это время он снова стал требовать у вас деньги? Старик кивнул:

— Он с каждым месяцем становился все более и более требовательным. Говорил, что деньги нужны, чтобы наставить Англию на путь истинный. Он всегда приезжал сам. Но после того как избил меня, я вышвырнул его из дома. С тех пор он только писал.

— Но вы ему ничего не давали?

— Нет. Англия меня устраивает такая, какая есть. Думаю, что его развратили французишки. Если бы мог, он и здесь бы устроил кровавый террор. Он читал об этом все, что под руку попадет, хотя я нещадно лупил его, если заставал за этим занятием. Мать за моей спиной с раннего детства учила его французскому языку — он, знаете ли, говорит на нем, как настоящий лягушатник.

— Я это знаю, — сказал Ноуэл, у которого теперь не оставалось ни малейшего сомнения в том, что Ричардс и есть Черный Епископ. — Не сохранились ли у вас его письма? Можно мне на них взглянуть?

Старик с усилием поднялся на ноги:

— Я их почти все сжег. Сохранились одно или два, которые были написаны до того, как он превратился в злобное животное. Но, как говорится, это у него в крови.

Ноуэл подозревал, что Ричардс озлобился, когда отец учил его уму-разуму, а не унаследовал это качество от матери, хотя, конечно, не сказал этого.

Мистер Ричардс принялся копаться в огромной куче бумажек на одном из столов и, найдя то, что искал, вернулся в свое кресло.

— Вот оно, держите.

Взяв письмо, Ноуэл внимательно просмотрел текст. Да, почерк идентичен тому, которым были написаны монографии Черного Епископа. В сочетании с тем, что теперь ему было известно о местонахождении Ричардса во время войны, Пакстон получил требуемое доказательство.

— Вы говорите, что он недавно писал вам?

— Одно письмо я получил всего лишь вчера, но уже сжег его. Судя по всему, ему отчаянно нужны деньги, но он всегда умел говорить убедительно. Именно поэтому я сжигаю его письма.

А Ровена бережно хранит их, подумал Ноуэл, испытав укол ревности. Конечно, больше она этого делать не будет.

— Он говорил о чем-нибудь еще в последнем письме? — спросил Пакстон. — О том, например, что планирует делать? Старик покачал головой:

— Нет, просто высокопарная болтовня о том, что судьба и будущее Англии зависят от него. У него всегда было гипертрофированное чувство собственной значимости, сколько бы я ни пытался внушить ему обратное.

— Благодарю вас, мистер Ричардс. — Ноуэл поднялся на ноги. — Вы мне очень помогли. Не думаю, что сын будет и дальше вас беспокоить. Вы позволите мне взять это письмо?

— Делайте что хотите, лишь бы этот мерзавец Лестер получил по заслугам. Только уж позаботьтесь, чтобы все знали, что я не виноват в том, что он таким уродился. Во всем виновата проклятая французская наследственность.

— Именно так, — сказал Ноуэл, которому не терпелось поскорее уйти от этого жалкого старика. — До свидания, сэр.

Засунув письмо в нагрудный карман, Пакстон взял свою шляпу и вышел из дома к поджидавшему его экипажу.

— Мы наскоро перекусим на постоялом дворе, а потом отправимся в обратный путь, — сказал он молодому кучеру. Низко нависшие тучи не обещали скорого прекращения дождя, что, конечно, замедлит их возвращение, однако Ноуэл все-таки успеет, наверное, добраться до Лондона к вечеру.

Если повезет, Черный Епископ будет арестован еще до наступления темноты.

Отвечать на письма оказалось не тем занятием, которое отвлекло бы Ровену от тревожных мыслей, как она надеялась. К тому же она очень устала, проведя практически бессонную ночь и представляя себе всякие ужасы. Что, если Ричардс поехал следом и напал на Ноуэла и сейчас тот лежит бездыханный где-нибудь в придорожной канаве?

Когда рассвело, страхи ее поубавились, но волнение осталось. Насколько она поняла, миссия Ноуэла не должна была занять много времени. Наверное, ему следовало бы уже возвратиться? Отложив перо, она взглянула на часы, висевшие над камином. Четыре часа.

Остальные письма могут подождать, решила девушка и поднялась на ноги.

Она решила спуститься вниз и найти Перл. Может быть, у нее или у лорда Хардвика есть какие-нибудь новости о Ноуэле.

Приближаясь к гостиной, Ровена услышала голоса, и сердце ее учащенно забилось. Она надеялась разобрать среди них голос Ноуэла, но не успела, так как дверь широко распахнулась.

— А-а, вот и ты, Ровена! — воскликнула Перл. — Я уж хотела послать за тобой служанку. Не желаешь присоединиться к нам?

— С удовольствием. Признаюсь, пребывание в компании с самой собой начало меня утомлять. — Ровена заглянула в столовую через плечо Перл, чтобы узнать, кто там находится. Девушка увидела трех или четырех дам, с которыми уже была знакома, но Ноуэла там не оказалось. Она даже расстроилась. И тут в поле ее зрения попала мужская фигура.

Лестер Ричардс.

— Рад вас видеть, мисс Риверстоун, — произнес он, раскланиваясь. — Мы с вами договорились поехать на прогулку в пять часов, но, учитывая непредсказуемость погоды, я надеялся убедить вас выехать пораньше, пока не начнется дождь.

Ровене пришлось приложить немалые усилия, чтобы он не заметил охватившую ее панику.

— Ну… конечно, — с запинкой произнесла она, мысленно ругая себя за такое проявление нервозности. — Позвольте мне только сходить к себе в комнату и захватить зонтик.

Он снова поклонился, и она умчалась, надеясь, что это не выглядело для постороннего наблюдателя как бегство. Ей было необходимо на минутку остаться одной и подумать. Вбежав в свою комнату, она закрыла за собой дверь.

Что теперь делать? Если она откажется поехать на прогулку с Ричардсом, он вполне может заподозрить, что ей известна правда. Этот человек очень умен. Он, возможно, поймет, что правду о нем ей сообщил Ноуэл.

А если он сообразит, что Пакстон собирает о нем сведения, что тогда? Ноуэл говорил, что Лестер убивал и раньше, хотя в то время ей это казалось невероятным. Если он почувствует, что Ноуэл представляет для него опасность, он может попытаться устранить эту опасность.

Нет, не может она подвергать Ноуэла такому риску.

Как же поступить? Взяв себя в руки, Ровена попыталась подумать. Они поедут на прогулку, и она будет слушать все, что станет рассказывать Ричардс о последователях учения Спенса. Она будет задавать вопросы, расспрашивать его. Возможно, он утратит бдительность и расскажет о своих планах, а она поделится этой информацией с Ноуэлом, когда тот вернется.

Да, так будет лучше. Едва ли мистер Ричардс рискнет что-нибудь сделать с ней в открытом экипаже, тем более всем известно, что она уехала на прогулку именно с ним.

Значит, прежде всего надо постараться не вызвать у него подозрений. Если это удастся, то никакая опасность ей не будет угрожать. Приняв решение, Ровена взяла зонтик и вышла из комнаты.

Пока она спускалась по лестнице, тревога несколько рассеялась. Какие бы тайны ни были связаны с ним, мистер Ричардс оставался все тем же человеком, с которым она разговаривала и играла в шахматы. Мысль о том, что он может причинить зло, стала казаться ей маловероятной.

В гостиную она вошла уже абсолютно спокойной.

— Я готова, сэр. Идемте.

Как и опасался Ноуэл, затяжной проливной дождь превратил дороги в грязное месиво. Экипаж едва полз в направлении Лондона, несмотря на то что ему не терпелось поскорее покончить с этим отвратительным делом и заняться обустройством своего будущего с Ровеной. Не скрывая раздражения, Ноуэл вытащил из кармана письма Ричардса, чтобы еще раз внимательно прочитать их.

63
{"b":"11499","o":1}