ЛитМир - Электронная Библиотека

— Похоже, что тот, который помоложе, понятия не имеет, во что он ввязался, — сказал он заместителю министра Гамильтону. — Ричардс дурачил его. А вот от другого, полагаю, можно получить кое-какую полезную информацию.

— Сначала надо, чтобы врач осмотрел его плечо, — ответил Гамильтон. — Значит, вы по-прежнему верите, что Ричардс и есть Черный Епископ? У вас появились какие-нибудь новые доказательства?

— У меня есть вот это, — сказал Ноуэл, вынимая из нагрудного кармана письмо, которое дал ему отец Ричардса. — А, кроме того, мне теперь известны все перемещения Лестера во время войны, которые поразительно точно совпадают с перемещениями Епископа.

— Значит, все-таки он и есть ваш загадочный очеркист? Ноуэл покачал головой:

— Нет, хотя эта дорожка привела меня к нему, правда, окольным путем. Извините, сэр, но я теперь должен уйти, чтобы позаботиться о безопасности человека, который помог мне и которому сейчас, возможно, угрожает опасность. Я вернусь при первой возможности.

Заместитель министра вздохнул и кивнул:

— Хорошо, не буду вас задерживать. Однако по возвращении вы должны представить полный отчет лорду Каслеро.

— Разумеется. — Ноуэл надеялся удовлетворить требования своего начальства, не упоминая в отчете имени Ровены.

Оставив воле министерства грязный экипаж без кучера, он подозвал наемный экипаж, который отвез его из Уайтхолла в Хардвик-Холл.

Едва он успел назвать свое имя, как по лестнице ему навстречу сбежала леди Хардвик, фиалковые глаза которой были широко распахнуты от тревоги.

— Ах, мистер Пакстон, слава Богу, что вы здесь! — воскликнула она. — Я знаю, что записка, которую мы получили, должно быть, подделка. Люк сердится на меня, но ведь если бы он объяснил все, я ни за что не позволила бы ей уехать с ним.

Ноуэл попытался жестом остановить поток слов, однако то, что он успел понять, вызвало в душе самые дурные предчувствия.

— Успокойтесь, леди Хардвик. Вы хотите сказать, что мисс Риверстоун уехала?

Она кивнула:

— Уехала прогуляться с мистером Ричардсом. Они должны были вернуться через час, но прошло значительно больше времени. А потом вернулся домой Люк и сказал, что Ричардс может быть опасен. Если бы мне знать…

— Вы ни в чем не виноваты, миледи, — заверил ее Ноуэл, хотя встревожился еще сильнее. — Лорд Хардвик здесь? Мы могли бы поговорить с ним где-нибудь с глазу на глаз?

— Ну конечно. Я так расстроена, что плохо соображаю. Люк сейчас в библиотеке.

Они отправились в библиотеку. Хозяин дома стоял возле камина и разговаривал с двумя парнишками. Один из них был Скит, а другой — лакей Стивен, ранее известный под именем Скуинт.

— Он довел их до Оксфорд-стрит, дальше не смог, — говорил Скит. — Там движение очень напряженное.

— Что происходит? — поинтересовался Ноуэл. — Похоже, Стилт преследовал Ричардса и мисс Риверстоун?

— Так оно и есть, — сказал Стивен. — Лорд Хардвик сказал, чтобы я глаз не спускал с негодяя, особенно если тот крутится возле мисс Риверстоун. Поэтому когда она поехала с ним, я отправил следом за ними Скита, а сам побежал за Стилтом, потому что он самый большой.

Леди Хардвик повернулась к мужу:

— Ты сказал мальчикам, но не сказал мне?

— Виноват, Перл. Я думал, что сказал. Я был так занят, что это, наверное, вылетело у меня из головы.

— В котором часу они уехали? — спросил Ноуэл, прерывая супругов, выясняющих отношения. Люк повернулся к Пакстону:

— Не надо так волноваться, старина. Я уверен, что с ней ничего не случится.

— В четыре часа, может быть, чуть позже, — сказала леди Хардвик. — Он сказал, что везет ее прогуляться в парк.

— Нет, он проехал мимо, — вмешался Скит. — Но девушка не выглядела расстроенной, хотя я уже далеко отстал от них. Хорошо, что я сразу увидел Стилта.

Ноуэл нахмурил лоб:

— Значит, тебе показалось, что она тоже не собиралась ехать в парк?

— Трудно сказать. — Парнишка пожал плечами. — Она что-то говорила ему, но я ничего не слышал. Не может быть, чтобы Ровена…

— Вы упомянули о какой-то записке? — обратился он к леди Хардвик.

— Да, вот она. — Перл передала Пакстону сложенный листок бумаги.

«Дорогая Перл, — говорилось в записке, — я сбежала с Ноуэлом Пакстоном при содействии мистера Ричардса. Прошу не сердиться на меня. Твой друг Ровена Риверстоун».

— Это на нее не похоже, — сказала леди Хардвик Ноуэлу, который, нахмурив лоб, разглядывал записку. — Хотя почерк, кажется, ее.

— Вы уверены? — сказал Ноуэл, только сейчас поняв, что не видел настоящего почерка Ровены. Это мог написать и Ричардс. — Когда вы это получили?

— Я нашла ее всего полчаса назад, — ответила леди Хардвик. — Она была оставлена у подножия вазы возле входной двери.

— Это было сделано для того, чтобы мы не бросились их разыскивать, — сказал Люк, с сочувствием взглянув на Ноуэла. — Я уверен, что это дело рук Ричардса.

— Не сомневаюсь. Извините, мне нужно посмотреть, не оставил ли для меня какого-нибудь сообщения мой слуга. Я тоже просил его не спускать глаз с Ричардса.

Круто повернувшись на каблуках, Пакстон направился к лестнице. Не может быть, чтобы и Кемп его подвел. Он не мог понять — и это мучило его больше всего, — почему все-таки Ровена согласилась поехать с Ричардсом. Не могла же она по-прежнему сочувствовать негодяю?

Или могла?

То, что случилось между ними вчера, было настоящим. Он ощущал это всеми фибрами своей души. Прежде его эмоции никогда не брали верх над здравым смыслом.

Ноуэл поднялся по лестнице, преодолевая по две ступеньки зараз, и буквально ворвался в свою комнату — ту самую, где всего лишь вчера они с Ровеной были невероятно близки. Сейчас казалось, что с тех пор прошла вечность.

Ноуэл обвел взглядом комнату и заметил на письменном столе листок бумаги, которого там раньше не было. Это была записка, написанная торопливым почерком Кемпа.

«Мисс Р. уехала в старом двухколесном экипаже, запряженном парой гнедых, с Ч.Е. Еду верхом следом за ними. Ждите сообщений».

Засунув записку в карман, Ноуэл вновь спустился по лестнице. В записке Кемпа не содержалось даже намека на то, где именно — добровольно или против воли — находится Ровена, но по крайней мере за ней наблюдал теперь, кроме уличного мальчишки, более опытный человек.

— Никаких новых известий не поступало? — спросил он, возвратившись в библиотеку. — Мой человек тоже следил за ними.

— Каким образом… — начала было леди Хардвик, но ее прервал громкий стук во входную дверь. Забыв об этикете, присутствующие толпой высыпали из библиотеки и увидели, как дворецкий открывает дверь запыхавшемуся Стилту.

— Мистер… мистер Пакстон, — пробормотал он, ловя ртом воздух, — мистер Кемп просил кое-что передать вам…

— …Как это так «не вернулся»? Что ты хочешь этим сказать?

Ровена, все тело которой затекло от двухчасового сидения на рахитичном стуле в мрачном помещении, куда ее заточили, навострила уши, прислушиваясь к разговору мистера Ричардса с неопрятным сообщником.

— Только то, что я сказал, — ответил отвратительный оборванец. — От Эдни никаких вестей не поступало, и я даже не знаю, выполнил он свою работу или нет.

Ричардс выругался по-английски, потом заговорил на беглом французском языке:

— Придется задержать здесь девчонку, пока не узнаем, — наконец пробормотал он. — Если Пакстон сбежал, он будет ее разыскивать, и мы сможем использовать ее как приманку.

Ровена едва удержалась, чтобы не охнуть. Он пытался организовать убийство Ноуэла, возможно даже, ему это удалось! Видимо, ее жизнь тоже была под угрозой, но о себе Ровена почему-то меньше тревожилась, чем о Пакстоне.

Если только он остался в живых, она ни за что не позволит использовать себя как приманку. Уж лучше она убьет себя, чем допустит это. Да и зачем ей жить, если Ноуэла нет в живых?

65
{"b":"11499","o":1}