ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы выставили сторожевые посты. Если Пакстон вернется в Лондон, об этом станет известно. Ричардс презрительно фыркнул:

— Ты и твои дружки не внушаете мне доверия, Терк. Уж лучше бы мне сделать все своими руками.

— Может, и так. — Оборванец пожал плечами. — А может, у вас на это тоже не хватило бы духу.

— Болван! — рявкнул Ричардс. — У меня в этом больше опыта… — Он взглянул в сторону Ровены, которая сидела опустив голову, и перешел на шепот, так что она с трудом расслышала, что он говорил. — Я убил больше людей, чем ты обчистил карманов. А если считать тех, кого с моей помощью убили французы во время войны, то в сотню раз больше. Поэтому не смей говорить, что у меня не хватило бы духу.

Оборванец по имени Терк, явно потрясенный услышанным, подался назад.

— Ну что ж, ладно. Пойду посмотрю, не узнали ли чего-нибудь нового другие парни.

Ричардс повернулся к Ровене:

— Ну, мисс Риверстоун, почему вы так печальны? Не вы ли говорили мне, что любите приключения?

Ровена подняла голову, стараясь, чтобы на лице не отразилось ни страха, ни презрения.

— Верно. Я надеялась быть их активным участником. Не могу ли я чем-нибудь помочь в осуществлении ваших планов?

Прищурив глаза, Лестер искоса посмотрел на девушку:

— Так вы действительно ничего не знаете? Пакстон ничего не сказал вам?

— Пакстон? — переспросила она, вполне правдоподобно изобразив удивление. — Ноуэл Пакстон? А он-то здесь при чем?

— Хороший вопрос: при чем он? — Губы Ричардса скривились в гадкой ухмылке. — Если бы я поверил… — Его прервали раздавшиеся у двери голоса.

— Слепой нищий говорит, что кое-что слышал, — сообщил Терк, входя в комнату. — Кто-то посылал доставить сообщение Пакстону.

Ричардс повернулся к слепому. Этого нищего Ровена заметила по дороге.

— О чем они говорили? Передай слово в слово.

Слепой оборванец шарахнулся назад от грубого тона Ричардса, но Терк схватил его за предплечья, не позволив уйти.

— Не дергайся и отвечай.

— Разговаривали мужик и мальчишка, — наконец ответил тот. — Говорил в основном мужик.

— Что, что он сказал? — торопил Ричардс.

— Дайте припомнить… «Беги в Хардвик-Холл и скажи мистеру Пакстону, где они находятся. А я побегу на Боу-стрит». Думаю, он побежал за сыщиками, — добавил слепой от себя.

Мистер Ричардс выругался.

— Сколько времени прошло с тех пор?

— Может, час. А может, меньше. — Нищий пожал сутулыми плечами.

— Значит, у нас мало времени. Сюда в любую минуту могут нагрянуть сыщики. Идемте, мисс Риверстоун.

Ровена пристально рассматривала слепого, пока он сообщал свои сведения. Что-то в нем было не так, но она не понимала, что именно. По команде мистера Ричардса она поднялась на ноги и подошла ближе, исподтишка наблюдая за оборванцем.

Руки — поняла она, поравнявшись с ним. Его руки были покрыты толстым слоем грязи, но это были не иссохшие руки старика. Они казались сильными, с гладкой кожей. Она перевела взгляд на его заросшее щетиной лицо и заметила прядку каштановых волос, выбившихся из-под вязаной шапки. Не может быть…

Она быстро повернулась к Ричардсу:

— Куда мы пойдем теперь? Имеется у спенсианцев другое место, которое не могли бы найти сыщики? Нельзя допустить, чтобы они остановили нас сейчас. Судьба слишком многих людей зависит от вашего успеха.

— Именно так, — согласился Лестер, задумчиво поглядев на Ровену. — Если они, прибыв сюда, никого не найдут, то у них не будет никаких доказательств, кроме слов старого вояки. А это значит, что тебе придется пойти с нами, старина, — сказал он нищему.

Старик очень убедительно запнулся за порог, хотя Ровена была уверена, что он не слеп и не стар.

— Но как я найду дорогу обратно? — жалобно спросил он.

— Это не моя забота. Терк, разворачивай лошадей.

Когда Терк отправился выполнять указание, мистер Ричардс схватил одной рукой Ровену, а другой нищего и повел их обоих из комнаты. Терку пришлось немало потрудиться, чтобы развернуть двуколку в узком переулке, и мистер Ричардс начал терять терпение.

— Ладно, отойди. Я сам сделаю, — наконец не выдержал он. — А ты стереги этих двоих.

Терк соскочил с облучка, а Ричардс отпустил своих пленников. Ровена напряженно следила за каждым движением нищего, и, когда он начал действовать, была наготове. Как только Ричардс выпустил его руку, «слепой» быстро повернулся. Застав врасплох мистера Ричардса, оборванец ударом сбил его на землю. Ровена, наклонившись, увернулась от рук Терка, сделавшего выпад в ее сторону.

— Ну, с меня хватит! — заорал сообщник Ричардса и сунул руку в свой внутренний карман, а Лестер тем временем с трудом пытался подняться на ноги. В этот момент нищий сорвал с глаз повязку и вытащил из-под лохмотьев пистолет.

Мистер Ричардс изумленно вытаращил глаза:

— Пакстон? Каким образом?..

Он не успел закончить вопрос, потому что Терк достал пистолет и нацелил его на Ноуэла, который, не медля ни минуты, выстрелил. Терк рухнул на землю. Ричардс бросился на Ноуэла, но Ровена, оправившись от шока, сильно толкнула его в спину.

— Умница, — похвалил Ноуэл, доставая из-под лохмотьев второй пистолет. — Ты только что помогла задержать Черного Епископа, одного из самых опасных людей в Европе.

Ричардс сердито смотрел на противника:

— У вас нет доказательств. Я об этом позаботился. Ноуэл вздернул бровь:

— Доказательств у меня больше, чем требуется. Твой сподвижник Эдни находится сейчас под арестом в министерстве иностранных дел, а с ним и кучер, которого ты оболванил. К несчастью для тебя, он оказался патриотом. А еще имеются письма, написанные отцу и мисс Риверстоун. Не забудь также, что у нас были письма, присланные тобой во время войны, когда ты притворялся, будто работаешь на Англию.

— А, кроме того, он собирался убить тебя, — добавила Ровена. — Я сама слышала, как он обсуждал это с Терком.

Ричардс бросил на девушку злобный взгляд:

— Я был настолько глуп, что поверил, будто вы сочувствуете моему делу. Женщинам нельзя верить, особенно тем из них, которые воображают себя умными.

— Что касается мисс Риверстоун, то она отнюдь не игра воображения, — сказал Ноуэл и улыбнулся такой улыбкой, от которой у Ровены сердце забилось с бешеной скоростью. — Она самая умная женщина из всех, которых я знал. По правде говоря, она одна из самых умных людей обоих полов.

— Ты многого не знаешь, — грубо пресек его хвалебные высказывания Ричардс. — У меня есть друзья, сторонники. Если ты убьешь меня, за твою жизнь я не дам и ломаного гроша.

Ноуэл пожал плечами:

— Я не собираюсь убивать тебя сам. С минуты на минуту сюда приедет Кемп с группой захвата. У министерства иностранных дел с тобой свои счеты. Однако сильно сомневаюсь, что тебе удастся избежать виселицы. А что касается меня лично, то ты убил нескольких моих друзей, и я счастлив, что наконец отомстил.

— Нескольких? — На физиономии Ричардса было написано любопытство, но отнюдь не раскаяние. — Я слышал, что ты знал Герейнта…

— И Барроуза, и Томпсона… которые, возможно, лучше известны тебе как Серый Волк и Красная Шапочка. — Выражение лица Ноуэла было таким мрачным, каким Ровена его никогда не видела. Он вновь переживал горькую утрату.

И тут неожиданно Ричардса осенило:

— Кот в Сапогах! — воскликнула он. — Как же я раньше не догадался?

Ноуэл отвесил издевательский поклон:

— К вашим услугам. Или, вернее, к услугам моей страны. А вот и они, — добавил он, увидев, как из-за угла показался его слуга в сопровождении шестерых здоровяков в униформе.

— Все в порядке, — сказал он подошедшим. — Забирайте этих двоих, а я присоединюсь к вам, как только провожу мисс Риверстоун домой и приведу себя в порядок.

Проследив за отправкой в двуколке надежно связанных Терка и Ричардса, Ноуэл повернулся к Ровене:

— С тобой все в порядке?

— Со мной все хорошо, — ответила девушка, с восхищением глядя на Пакстона. — Значит, ты… ты был шпионом во время войны?

66
{"b":"11499","o":1}