ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Алексей Алексеевич Вигасин

История Древнего Востока

Предисловие

Курс истории Древнего Востока под тем или иным названием («Древний Восток», «Древняя история стран Азии и Африки», «Классические цивилизации Востока») преподается во многих высших учебных заведениях. Для будущих философов или филологов он является одной из общеобразовательных дисциплин, а для историков – важнейшим элементом профессиональной подготовки.

Настоящее пособие рассчитано на студентов гуманитарных вузов. Оно включает в себя – в сжатой форме – основной материал, знания которого требует учебная программа. Автор стремится освещать общие проблемы на конкретном материале, тщательно отбирая факты и помня о том, что фундаментом исследования служат исторические источники.

Образцы наиболее характерных источников приведены в приложении. Знаменитые литературные памятники (египетский «Рассказ Синухе», вавилонский «Эпос о Гильгамеше», еврейская «Книга пророка Исайи», индийские надписи царя Ашоки) дают яркое представление о цивилизациях Древнего Востока.

Изложение по регионам (Египет, Передняя Азия, Средний Восток, Южная и Восточная Азия) позволяет показать особенности исторических судеб отдельных областей и народов. Однако в то же время автор стремится проследить общие закономерности развития и выделить основные его этапы. Особое внимание автор уделяет культуре стран Древнего Востока.

Книга может быть полезна не только студентам, но также преподавателям и школьникам, изучающим историю мировых цивилизаций.

А. Вигасин

Введение

Понятие «древность» вошло в обиход с эпохи Возрождения. В то время его значение практически совпадало с греко-римским, античным периодом (лат. antiquitas и есть «древность»). Творцы Ренессанса рассматривали свое время как некое возрождение древности. Между древностью и ее возрождением царило мрачное средневековье.

Для европейской культуры существовала еще одна древность – ветхозаветная. Органической связи последней с античностью, естественно, быть не могло, но в христианском сознании их сближало то, что обе они предшествовали Новому Завету. В старинных общих курсах древней истории можно встретить такую периодизацию: от Троянской войны до строительства храма Соломона, затем от строительства храма до греко-персидских войн и т. д. Авторы курьезным образом пытались скрестить Священную историю с преданиями так называемой классической древности.

Священная история, естественно, начиналась с сотворения мира, греческая же – с «Илиады» Гомера. Все, что было до Троянской войны, терялось в тумане мифов. Говоря о древнейшем прошлом стран Ближнего Востока, можно было только пересказывать легенды, сохранившиеся в «Истории» Геродота, а об Индии и Китае приходилось довольствоваться поздней или совершенно фантастической информацией. Концом древности признавали обычно появление христианства (а позднее – нашествие варваров и гибель Западной Римской империи в V в. по христианскому летосчислению).

К серьезному изучению стран Востока приступили в эпоху Просвещения – в XVIII в. В то время иезуиты, жившие в Пекине, познакомили Европу с афоризмами Конфуция и удивительными «китайскими церемониями». Из Индии в Париж была доставлена загадочная рукопись, хранившаяся у выходцев из Персии – так называемых парсов, или зороастрийцев. Это была Авеста – собрание религиозных текстов древнего Ирана. Европейцы пытались найти в ней тайную мудрость пророка Зороастра. Сам язык Авесты напоминал им греческий и латынь. К концу столетия образованные чиновники британской администрации в Индии сумели убедить местных жрецов-брахманов ознакомить их со своими священными книгами на санскрите. Оказалось, что и в санскрите много общего с языками классической древности.

Интерес к Востоку возрастал с расширением колониальной экспансии. Египетский поход Наполеона Бонапарта на рубеже XVIII–XIX вв. готовился как настоящая научная экспедиция. Специально прикомандированные к армии художники копировали старинные изображения и таинственные иероглифические надписи. Мотивы египетского искусства стали тогда общеевропейской модой (достаточно вспомнить Павловский дворец под Санкт-Петербургом). Из стран Ближнего Востока путешественники привозили образцы клинообразных надписей, которые нередко принимали всего лишь за причудливые орнаменты.

В первой половине XIX в. в Египте стали проводить археологические раскопки – часто с большим размахом, но всегда без должного опыта и умения. Каждый университетский музей Европы гордился хотя бы крохотной коллекцией подлинных (а иногда и поддельных) египетских древностей. Собрания Лувра и Туринского музея в Италии можно назвать первоклассными.

В 1822 г. француз Жан-Франсуа Шампольон (1790–1832) разгадал тайну египетской письменности с помощью греческого перевода иероглифической надписи, высеченной на Розеттском камне во времена династии Птолемеев. Он показал, что часть иероглифов имеет фонетическое, а не понятийное значение, т. е. следует не толковать их смысл, а просто читать.

В распоряжении первых исследователей клинописи не оказалось билингвы (двуязычной надписи), но зато из трудов античных историков они прекрасно знали имена древних персидских царей. Гипотеза, согласно которой в одной из клинообразных надписей содержатся имена этих царей, позволила найти ключ к чтению самого простого вида слоговой клинописи – персидской клинописи.

В середине XIX в. было доказано существование индоевропейской семьи языков. Были выработаны методы сравнительно-исторической лингвистики (изучение санскрита сыграло при этом первостепенную роль). С того времени исследователи получили возможность интерпретировать тексты на неизвестных языках, если только удавалось доказать родство самих этих языков с уже известными.

В 30—40-е гг. XIX в. английский дипломат и востоковед Генри Роулинсон (1810–1895) прочитал гигантскую клинообразную надпись, высеченную в конце VI в. до н. э. по приказу персидского царя Дария I на Бехистунской скале. Одно и то же содержание излагалось в ней на трех языках – древнеперсидском, аккадском и эламском. Изучение Бехистунской надписи дало богатейший материал для окончательной дешифровки клинописи – уже не только слоговой (персидской), но и более сложной, словесно-слоговой (аккадской, или ассиро-вавилонской).

Сенсационные результаты принесли раскопки дворцов ассирийских царей в Ниневии и Хорсабаде (VIII–VII вв. до н. э.). Британский музей обогатился огромной коллекцией ассирийских рельефов, которая и поныне составляет гордость Англии.

В конце XIX в. немецкая экспедиция провела образцовые раскопки Вавилона, восстановив топографию столицы Нововавилонской державы VII–VI вв. до н. э. Знаменитые Врата богини Иштар, украшенные разноцветными изразцами, стали жемчужиной Переднеазиатского музея в Берлине. В Германию попал и найденный при раскопках в египетской деревушке Эль-Амарне скульптурный портрет царицы Нефертити – жены фараона-реформатора Эхнатона (XIV в. до н. э.). Замечательная коллекция папирусов и первоклассных образцов египетского искусства была собрана нашим соотечественником В. С. Голенищевым (1856–1947); ныне она принадлежит московскому Музею изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.

В начале ХХ в. была открыта забытая еще в древности цивилизация хеттов, создавших в середине II тысячелетия до н. э. великую державу на территории современной Турции. К изумлению ученых, анализ клинописных хеттских документов показал, что язык их не принадлежит к числу семитских, к которым относятся языки большинства народов Передней Азии. В отличие от вавилонян, ассирийцев, финикийцев, евреев хетты, несомненно, были индоевропейцами.

Тогда же французская археологическая экспедиция при раскопках г. Сузы, столицы Элама (в Юго-Западном Иране), обнаружила черный базальтовый столб, на котором высечены законы вавилонского царя Хаммурапи, жившего в XVIII в. до н. э. Законы Хаммурапи – самый совершенный юридический документ Древнего Востока и к тому же намного более древний, чем библейское (Моисеево) законодательство.

1
{"b":"114991","o":1}