ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Хетты оставили своеобразные жанры литературного творчества: царские анналы, подробные жизнеописания царей (например, «Автобиография Хаттусили III»), а также записи молитв. Особенно трогательны и эмоциональны молитвы царя Мурсили во время чумы: царь, обращаясь к богам, вспоминает свое прегрешение, из-за которого страну постигла беда, и умоляет даровать ему прощение.

Малая Азия хеттской эпохи ориентировалась не только на Восток, на хурритскую и семитские культуры, она была тесно связана с раннегреческим миром. В клинописных текстах Богаз-кёйского архива встречается упоминание г. Вилуса. По всей видимости, это гомеровский Илион, т. е. Троя. События Троянской войны совсем недалеко отстоят по времени от последних дней Новохеттского царства. Хетты поддерживали многообразные контакты с племенами ахейцев (Ахиява), расселявшихся тогда не только в материковой Греции и на островах Эгейского моря, но и на побережье самой Малой Азии. Аполлон и Артемида в греческих мифах – божества малоазийского происхождения. Мать же их Лето (Латона) не кто иная, как малоазийская богиня Лада (Великая Госпожа).

Хеттская держава распалась примерно в XII в. до н. э. Ее гибели способствовали набеги «народов моря», упоминания о которых встречаются также в истории Египта и Восточного Средиземноморья. Археологически засвидетельствованы миграции племен с запада – с Балкан. Часть индоевропейских племен, прошедшая через всю территорию Малой Азии, осела на Армянском нагорье и, смешавшись с местным населением, позднее сформировала ядро Древнеармянского царства.

История Древнего Востока - i_025.png

Сиро-хеттский бог грозы [Рельеф IX е. до н. э. ]

В некоторых надписях упоминания «великого царя хеттов» встречаются вплоть до VIII в. до н. э., но этот пышный титул тогда носил царь небольшого государства в верховьях Евфрата со столицей в г. Кархемише. Он считал себя подлинным наследником Хеттского государства II тысячелетия до н. э. Культуру этого времени называют позднехеттской, или сиро-хеттской, ибо основное население этого провинциального осколка Хеттской державы было семитским (сирийским). Именно эти «хеттеяне» появляются на страницах Библии («хеттеянином» был, например, военачальник Урия, у которого царь Давид отобрал жену – красавицу Вирсавию, впоследствии родившую ему Соломона). К настоящим хеттам-индоевропейцам они имеют мало отношения. После ассирийских завоеваний VIII в. до н. э. и это «хеттское» царство перестало существовать.

Малая Азия I тысячелетия до н. э. известна по немногочисленным археологическим находкам и довольно богатой античной исторической традиции. В начале тысячелетия в центральной части полуострова существовало крупное и богатое государство Фригия. Согласно легендам, его царь Мидас превращал в чистое золото все, к чему прикасался. Позднее ведущую роль в Малой Азии начинает играть Лидийское царство с центром в г. Сарды. Лидийский царь середины VI в. до н. э. Крез прославился своим богатством.

Предания о сказочных сокровищах малоазийских царей складывались не случайно. Здесь действительно добывали золото и использовали электр (сплав золота и серебра). Именно в Лидии в VII в. до н. э. впервые в мировой истории появилась монета. Через прибрежные греческие города Ионии лидийское изобретение быстро распространилось в эллинском мире.

Фригийский алфавит не уступает по древности греческому и практически не отличается от него. Поэтому до сих пор идут споры о приоритете: фригийцы ли заимствовали греческий алфавит сразу после его возникновения, или же, напротив, греческий алфавит возник на основе фригийского.

Во всяком случае, несомненно, что до персидского завоевания государства Малой Азии были теснейшим образом связаны с греческим миром. Цари посылали щедрые дары дельфийскому оракулу; они активно участвовали вместе с греками в военно-дипломатической игре той эпохи. В период архаики (VIII–VI вв. до н. э.) города Ионии, расположенные на западном берегу Малой Азии, были самыми развитыми центрами эллинского мира. Их расцвет не в последнюю очередь объяснялся близостью к переднеазиатскому миру с его тысячелетними культурными традициями.

Восточное Средиземноморье

Регион, прилегающий с востока к Средиземному морю, весьма разнообразен по природным условиям. Узкая приморская полоса отличается теплым и влажным климатом. За ней тянутся горы, знаменитые ливанским кедром. Тучи, гонимые ветром с моря, встретив это препятствие, проливаются дождем. Восточнее простираются сухие, пустынные и полупустынные районы, где лишь изредка встречаются оазисы (самый крупный из них – в районе Дамаска). Основная часть населения Восточного Средиземноморья в древности говорила на разных языках и диалектах семитской группы. Внутренней потребности к прочному объединению всего региона никогда не возникало: мешали как различия в хозяйственном и социальном укладе, так и противодействие соседних держав.

Издавна через территорию Восточного Средиземноморья шли торговые пути, соединявшие Египет, Месопотамию, Малую Азию и Закавказье. Караваны ослов, тяжелые повозки везли драгоценное дерево, шерсть и металлы. Из портовых городов корабли направлялись на Кипр и острова Эгейского моря. С развитием морского флота Восточное Средиземноморье стало играть ключевую роль в связях Ближнего Востока с Европой и Северной Африкой.

Традиционно установившиеся в древности контакты определяли особые отношения каждого крупного города с той или иной великой державой. Так, финикийский Библ уже в III тысячелетии до н. э. ориентировался на Египет: в городе найдено немало предметов, вывезенных из долины Нила, а также египетские надписи. Находящийся севернее г. Эбла (недавно раскопан итальянскими археологами) развивался под месопотамским влиянием. В Эбле пользовались клинописью, и документы составлялись по шумерским образцам. Город этот погиб во время очередного нашествия царя Нарамсина – завоевателя из династии Саргонидов (XXIII в. до н. э.).

Эти и некоторые другие центры представляли собой древнейшие очаги развитой городской культуры. А между ними по просторам сирийских степей кочевали племена со стадами скота. Живую картину жизни азиатов, «бродящих по пескам», рисует египетский «Рассказ Синухе», относящийся к самому началу II тысячелетия до н. э. Судя по этому источнику, жили скотоводы в шатрах, возле колодцев, за которые, как и за стада скота, они вели бесконечные распри с соседними племенами. В условиях полупустыни скотоводы носили грубые одежды на грязном теле, а покойников хоронили, завернув их в бараньи шкуры.

Еврейские предания о родоначальниках племен рисуют сходные картины архаичного быта. В Ветхом Завете мы читаем о больших семьях, во главе которых стоит патриарх, окруженный женами, наложницами и многочисленными детьми, в том числе от рабынь. Поскольку все подчиняются старшему, вопросу о первородстве придается важнейшее значение (библейский сюжет об Исаве, продавшем первородство своему брату Иакову за чечевичную похлебку). Семья нуждается в наследнике-мужчине, и, если жена бездетна, она сама дает мужу рабыню, чтобы та родила ему сына. Но горе той рабыне, которая, родив ребенка, осмелится равнять себя с госпожою!

В первой трети II тысячелетия до н. э., в эпоху бронзового века, происходит рост таких городских центров, как Халпа (совр. Халеб, или Алеппо) и Кадеш. Создаются крупные военно-политические объединения, готовые к внешней экспансии. Семитские (а, может быть, и хурритские) племена из этого региона мощной волной захлестнули Египет во время нашествия гиксосов. Лишь в начале XVI в. до н. э. фараоны XVIII династии сумели восстановить независимость и могущество своей страны. И тогда уже Восточное Средиземноморье сначала вошло в состав Египетской державы, а затем стало объектом соперничества Египта с Хеттским царством. После мира, заключенного между

Рамсесом II и Хаттусили III в 1270 г. до н. э., регион был поделен между этими великими державами.

25
{"b":"114991","o":1}