ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Используя подобные аргументы, исследователи склоняются к тому, что основной центр, откуда распространялись индоевропейские языки, находился где-то между Вислой и Дунаем или в районах к северу от Черного моря. Отсюда в разное время предки греков ушли на Балканы, предки италийцев – на Апеннины, предки балтов сдвинулись к северу, анатолийцев – к югу, а язык одной из групп (индоиранской) достиг побережья Бенгальского залива.

Индоиранские языки составляют особую ветвь внутри индоевропейской семьи, и, очевидно, после распада последней индо-иранцы еще долго составляли некое единство (проживая на своей собственной прародине, возможно, к северу от Каспийского моря, в районе Южного Урала). У древнейших индоиранцев был распространен общий религиозно-социальный термин – «арья», которым и сейчас принято называть их языки (понятия «арийские языки» и «индоиранские языки» тождественны). Понятие же «арийская раса», возникшее около 100 лет назад, не имеет права на существование в научной литературе. Слово «раса» указывает на антропологические черты, а не на язык или культуру, поэтому «арийская раса» – такое же странное словосочетание, как, скажем, «скуластый и узкоглазый язык».

От одной из групп арийских по языку племен происходит и наименование современного государства Иран («Арьянам» значит «страна ариев»). Впервые это обозначение (в форме «арьянам вайджа» – «арийский простор») встречается в Авесте – самом древнем собрании иранских религиозных текстов.

Произведения, вошедшие в состав Авесты, представляют собой: гимны, прославляющие богов-дэвов; песнопения (Гаты), приписываемые древнему пророку Заратуштре (греки называли его Зороастром); ритуальные предписания. Наиболее ранние части сборника формировались, возможно, на рубеже II–I тысячелетий до н. э., но сколько-нибудь точных хронологических данных об этом в науке нет. Дело в том, что у древних иранцев долгое время не было собственной письменности, и, даже когда она появилась, религиозные тексты передавались преимущественно в устной форме. Недаром иранский поэт Фирдоуси (X–XI вв.) в своей знаменитой поэме «Шах-наме» называет письмо изобретением Иблиса, т. е. дьявола. В этом отношении культура иранцев (как и других ариев) резко отличалась, скажем, от древнеегипетской с ее культом письма.

Авестийский канон был окончательно записан и оформлен лишь в конце эпохи древности (около III в.), а уже через несколько столетий, во время мусульманских завоеваний, подвергся опасности уничтожения вместе со всеми сторонниками пророка Заратуштры – зороастрийцами. Лишь немногие зороастрийцы (парсы, или гебры), бежавшие от преследований в Западную Индию, сохранили священный канон и его язык – один из наиболее архаичных языков иранской группы. Несмотря на сложности интерпретации Авесты, она используется как ценный исторический источник по ранней истории и мифологии иранцев.

Зороастризм называют дуалистической религией. Его адептам мир представляется ареной вечной борьбы двух начал. Одно из них воплощает Ахурамазда – великое божество света, добра и правды (греки называли его Ормузд), другое – злой дух Анхра-Манью (Ариман), олицетворяющий тьму и ложь. Человек своими поступками, словами и помыслами активно участвует в этой борьбе космических сил, помогая тому или иному началу.

Зороастрийцы почитают огонь как священную стихию, которую нельзя осквернять, поэтому их и называют огнепоклонниками. Разведение крупного рогатого скота считается у них исполнением долга и религиозной добродетелью. По их представлениям, есть некий космический Закон (Арта). Арта – Истина, на которой покоится все мироздание. Она ассоциируется с солнцем на небе и огнем на земле. В отличие от большинства народов Передней Азии с их почитанием изображений богов в храмах у зороастрийцев основным является культ огня, возжигаемого на алтаре. Хранители этого огня – наследственные жрецы передают из поколения в поколение священные тексты Авесты.

Помимо замкнутой сословной группы ученых – жрецов огня, у древних иранцев, согласно авестийским памятникам, были еще два сословия – военная знать, сражавшаяся на колесницах, и народ. В понятие «народ» включалось не все трудящееся население, а только экономически и социально самостоятельная его часть. Ремесленники рассматривались как люди, занятые обслуживающим трудом, и составляли нечто вроде четвертого, неполноправного сословия авестийского общества. Они (как и рабы) не были допущены к отправлению общинного культа.

Относительно ранней истории иранцев наука, помимо трудно датируемых текстов Авесты, располагает и другими источниками – именами иранского типа, встречающимися в клинописных документах из Месопотамии. Такие имена в памятниках последних столетий II тысячелетия до н. э. попадаются все чаще, и потому можно предположить, что происходило расселение ираноязычных племен на той территории, которая сейчас называется Ираном (а частично также на территории Закавказья). Иранцы, смешиваясь с местным населением, воспринимали его культуру, но передавали ему свой язык. В первой половине I тысячелетия до н. э. в результате распространения иранских языков и диалектов шел процесс иранизации всего Среднего Востока.

Основную территорию Иранского нагорья занимали племена мидийцев. Находясь по соседству с Ассирийской державой и постоянно испытывая на себе ее давление, они в VIII в. до н. э. консолидировались в Мидийское царство. Это государство было обширным (оно простиралось от южного берега Каспия до Персидского залива), но весьма рыхлым по структуре и пестрым по составу – и с этнической точки зрения, и по уровню социального развития, и по типу хозяйственной деятельности населения.

Немалое значение для политической истории всего региона имели набеги степняков-кочевников (киммерийцев, скифов), благодаря которым в армиях Ближнего и Среднего Востока появилась конница.

Персидская держава Ахеменидов

В число племен мидийского племенного союза, ставшего Мидийским царством, входили, в частности, персы. Мидийцы и персы были настолько родственными народностями, что античные авторы нередко смешивали их. Достаточно сказать, что Геродот называет знаменитые греко-персидские войны мидийскими. Территория Персиды (позднейшая провинция Фарс) располагалась на берегу Персидского залива, в непосредственной близости от Элама, и эламское наследие оказало большое влияние на соседей. Недаром впоследствии, уже создав огромную державу, персы широко пользовались эламским языком и клинописью, а в столице Элама Сузах располагалась одна из главных резиденций персидского царя.

В середине VI в. до н. э. персидский царь Кир II не только освободился от мидийской гегемонии, но и подчинил себе все народы, которые прежде находились в зависимости от мидийцев. Смутами в Мидии попытался воспользоваться лидийский царь Крез, с тем чтобы расширить свои владения на востоке Малой Азии. Однако в 547 г. до н. э. лидийские войска были разбиты, а Крез осажден в своей столице г. Сарды. Вскоре вся территория Малой Азии вошла в состав Персидской державы – вплоть до побережья Эгейского моря, где находились греческие города.

Теперь в Передней Азии оставалась лишь одна великая держава, еще не побежденная персами, – Нововавилонское царство, занимавшее территорию не только Месопотамии, но и Восточного Средиземноморья (со времен завоеваний Навуходоносора II). Сложная для Вавилонии международная ситуация усугублялась внутренней борьбой: царь Набонид находился в таких напряженных отношениях с политической элитой города, что удалился из столицы и жил в оазисе Тейме в Аравии. Вавилонскими войсками командовал его сын, которого библейская «Книга пророка Даниила» называет Валтасаром.

В 539 г. до н. э. вавилонская армия была разбита персами, и Кир торжественно вступил в великий город. Не отдав Вавилон на разграбление, он явился в главное святилище и принял власть из рук жрецов верховного бога Мардука. В специальном манифесте, обещая «мир и спокойствие городу», Кир II обвинил Набонида в недостаточном внимании к вавилонским богам и провозгласил себя их заступником и законным царем всей Вавилонии.

29
{"b":"114991","o":1}