ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Заключение

Главные очаги первобытных земледельческих культур находились на территории Передней Азии. Однако процесс перехода к оседлому земледелию и скотоводству шел и в других регионах мира, вплоть до Юго-Восточной Азии. Первые поселения тяготели к небольшим водоемам или таким местам, где земледелие возможно благодаря дождевому орошению и мягкой почве, возделываемой с помощью мотыги и примитивной сохи. Это было в период неолита.

На основе раннеземледельческих культур в эпоху энеолита складываются первые цивилизации. Дело, однако, не в самом появлении нового материала – меди. Медные орудия труда использовались не так уж часто и не всегда имели преимущество перед каменными. За несколько тысячелетий, отделяющих «век камня» от «века металлов», люди изменились сами – и в процессе производственной деятельности, и с приобретением социального опыта.

Первые цивилизации появились не на месте древнейших земледельческих культур, а там, где люди прежде избегали селиться, – в долинах великих рек (Нил, Евфрат). На мягких аллювиальных почвах сложилось высокоурожайное земледелие, основанное на использовании различных ирригационных систем. Относительные излишки продовольствия позволяли создавать его запасы, необходимые как гарантия выживания. В зонах искусственного орошения увеличивалась численность населения, возникали поселения раннегородского типа с плотной застройкой и укреплениями. Развивалось социальное расслоение и складывались государственные институты.

Государства образуются первоначально вокруг городов с прилегающей сельской территорией, в границах, определяемых естественно-географическими или хозяйственными условиями: между рукавами реки, вокруг магистрального оросительного канала и т. п. Таковы египетские номы и шумерские государства.

Во главе их стоит обычно наследственная знать (номархи в Египте) или жрецы – руководители общины, сконцентрированной вокруг местного храма (в Шумере). Для ранней древности характерны крупные хозяйства – царские, вельможные, храмовые. В них обычно занят зависимый люд, объединенный в трудовые отряды. Ремесленники и торговцы обслуживают такое хозяйство, действуя, к примеру, как храмовые работники или служащие царского двора. Для нужд учета была изобретена письменность – сначала пиктографическая, затем словесно-слоговая (египетская иероглифика, шумерская клинопись).

Типичным явлением были трудовые повинности, к которым привлекалась основная масса населения. Представляли их всегда как направленные на общее благо, но зачастую они сводились к обслуживанию политической элиты, которая монополизировала право говорить от имени народа. В Египте уже в начале III тысячелетия до н. э. сложилась обожествляемая власть, в Шумеро-Аккадском царстве деспотическая форма государственного устройства установилась в последней трети того же тысячелетия. «Земные боги» строили монументальные памятники в религиозных и политических целях (пирамиды в Египте, храмовые башни-зиккураты в Месопотамии).

Внешняя политика ранних государств еще напоминала войну племен или общин, предводители которых регулярно нападали на соседей главным образом не с целью завоевания территории, а для грабежа, захвата добычи. Пленных первоначально, видимо, брали редко, ибо их труд было недостаточно выгоден, а принуждать их к работе было небезопасно. Чаще уводили в плен женщин, которых можно было использовать как наложниц и в виде прислуги. Однако развитие рабства способствовало тому, что захват в чужой стране «двуногого скота» стал явлением столь же распространенным, как и «четвероногого».

Общинному типу государства соответствовал и тип религий, главным в которых было устройство празднеств с кормлением богов (жертвоприношениями) и угощением для всего коллектива. Это были религии, самую основу которых составляло строгое исполнение ритуальных церемоний, а неисполнение грозило страшными бедствиями всем. Догматику заменяла мифология. Проблема индивидуальной веры вовсе не вставала.

Ранние цивилизации существовали как разрозненные очаги в море первобытных племен. Однако надо сказать, что такие очаги уже в III тысячелетии до н. э. находились не только в долинах Нила, а также Тигра и Евфрата (Междуречье), но и в Восточном Средиземноморье, в Юго-Западном Иране (Элам), в Центральной Азии – вплоть до отдаленной Хараппы. Судьбы каждого из них складывались по-разному: одни просуществовали в течение тысячелетий, другие – лишь несколько веков, растворившись затем среди окружающих варварских племен.

Показателен пример так называемой Индской цивилизации с такими ее «мегаполисами», как Мохенджо-Даро и Хараппа, своеобразной письменностью и замечательным искусством. Она охватывала всю территорию современного Пакистана и северо-западный регион Республики Индия, а в первой половине II тысячелетия до н. э. загадочным образом погибла, утеряв все характерные черты цивилизации (городское строительство и ремесло, профессиональное искусство и письменность). Как бы ни был решен в науке вопрос о причинах ее гибели, стоит иметь в виду, что в подавляющем большинстве поселений хараппской археологической культуры не найдено знаменитых печатей и надписей, да и вообще каких-либо следов знакомства с письменностью. Высокая культура была свойственна лишь верхушке населения крупных городов. Переход от цивилизации обратно к первобытности мог быть почти незаметен для большинства населения. Ранние цивилизации кажутся весьма непрочными: тонкий налет цивилизованности отнюдь не исключает возвращение общества в первобытное состояние.

Картина понемногу меняется во II тысячелетии до н. э. Возникшее не только в Египте, но и в Вавилонии крупное государство объединило множество старых городских общин в единое целое. Территориальные общины состояли из больших патриархальных семей. Рабы довольно широко использовались в домах состоятельных людей, но положение их напоминало статус младшего члена семьи. В то же время и статус последнего бывал похож на рабский – как в отношении главы семьи, так и в отношении государственной власти. Важнейшим источником пополнения числа рабов являлся, очевидно, естественный прирост – результат сожительства рабов и рабынь (так же, как у домашнего скота). Имела место тенденция к развитию долговой кабалы, приближавшей должника к состоянию рабства. Но общинная и родственная солидарность, старинные традиции и религиозные нормы, наконец, прямое вмешательство государственной власти – все препятствовало переходу общества к этому естественному следствию социально-экономического развития.

В это время международная торговля остается все еще слишком рискованным предприятием для индивидуальной коммерческой деятельности. Поэтому она оказывается в руках крупных кланов, объединений, основанных как на общих интересах, так и на родстве, этническом происхождении (например, Канишская торговая колония в начале II тысячелетия до н. э.).

К середине данного тысячелетия начинают создаваться крупные державы, далеко выходящие за свои естественные границы – как этнические, так и географические. Целью завоевания становится уже не просто грабеж, а присоединение территории и взимание регулярной дани. Египет в эпоху XVIII династии к собственной территории прибавляет несколько обширных провинций, состоящих из зависимых городов и княжеств. Такая административная конструкция смогла просуществовать два-три века. Массивы государственных земель используются чаще всего не для организации крупных хозяйств, экономический эффект от которых сомнителен. Земли отдают в аренду, используют наемный труд. Для многих стран типична система должностных владений, при которой участок становится натуральной формой оплаты за выполняемую службу (административную, военную, жреческую).

II тысячелетие до н. э. – эпоха расцвета бронзового века. Для социальной структуры общества этого времени характерно господство аристократии. В середине тысячелетия сначала в Передней Азии, потом в Египте и в других странах – вплоть до далекого Китая – распространяется легкая боевая колесница, запряженная лошадьми. Колесница имеет и важный социальный смысл: знать выезжает на поле боя на колеснице – рядовые воины сражаются в пешем строю.

40
{"b":"114991","o":1}