ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

По исполнении двенадцати лет после помазания начертано это здесь царем Пиядаси, наперсником богов.

V Большой наскальный эдикт

Царь Пиядаси, наперсник богов, так говорит: Благое – трудноисполнимо. Кто творец благого, тот делает трудноисполнимое. Мною же много благого сделано. Мои сыновья и внуки – и далее какое бы ни было у меня потомство вплоть до конца эпохи, – если также тому будут следовать, то сделают хорошо. Кто же хоть частью пренебрежет, тот сделает плохо. Легко ведь творится дурное.

В былые времена не существовало «сановников14 дхармы» – такие «сановники дхармы» мною поставлены на тринадцатом году после помазания. Они пекутся обо всех вероучениях ради укрепления дхармы, ради возрастания дхармы и ради блага и счастья приобщенного к дхарме. Они пекутся о греках, камбоджах15, гандхарцах, о раттхиках, петениках16 и о других, которые на западных окраинах, о нанимаемых (?) брахманах (и) иббхах17, о сиротах и старцах ради блага и счастья, спасения приобщенного к дхарме. Они пекутся об улучшении участи, о спасении, освобождении заключенного в оковы: этот-де обременен потомством, или же околдован18, или же стар.

В Паталипутре и во внешних городах, во всех владениях19 моих или же (тех), которые принадлежат братьям моим или сестрам или же иным моим родичам, повсюду они пекутся (вот о чем):

«Этот склоняется к дхарме», или «В дхарме надежен», или «Щедр на даяния» – так повсюду в земле мне подвластной пекутся о приобщенном к дхарме «сановники дхармы».

Для такой цели начертана эта надпись о дхарме: пусть будет она долговечна и тому же пусть следуют мои дети.

VI Большой наскальный эдикт

Царь Пиядаси, наперсник богов, так говорит: Прежде так не бывало, чтобы в любое время происходило решение дел либо уведомление (о них). Мною же сделано так:

«В любое время – ем ли я, нахожусь ли в гареме, в спальне, за туалетом20, на коне21 и в саду – повсюду осведомители пусть меня уведомляют о делах людей» повсюду я решаю дела народа.

«И о чем бы я ни приказал устно сам или же через (посланца), объявляющего о дарениях и манифестах, либо же если у сановников возникнет срочное дело22, спор по этому поводу или сомнение в совете, надлежит о том немедленно меня уведомить в любом месте, в любое время» – так мною приказано.

Ведь не могу я утолить свою жажду действовать и решать дела. Ибо считаю я своим долгом благо всего мира. Основа же его – действия и решение дел. Нет ведь более важного дела, чем благо всего мира. И что бы я ни предпринимал – (все) ради того, чтобы достичь освобождения от долга перед живыми существами:

«И здесь я их осчастливлю, и там пусть они попадут на небо».

Для такой цели эта надпись о дхарме начертана, чтобы была она долговечна и таким же образом мои сыновья, и внуки, и правнуки старались ради блага всего мира. А это трудноисполнимо без крайнего старания.

VII Большой наскальный эдикт

Царь Пиядаси, наперсник богов, желает, чтобы всюду процветали все вероучения. Ведь все они стремятся к самоконтролю и чистоте души.

Люди же имеют различные желания и различные пристрастия. Одни могут все исполнять, другие же часть. Но и (у тех), от кого нет обильных даяний, неизменно (должны быть) воистину самоконтроль и чистота души, благодарность и твердая преданность.

VIII Большой наскальный эдикт

В прошлые времена цари устраивали выезды ради увеселений. Это была охота и прочие подобные забавы.

Царь же Пиядаси, наперсник богов, на десятом году после помазания отправился к (месту) Просветления. И где бы ни был этот выезд ради дхармы, происходило следующее:

Лицезрение брахманов и шраманов и даяния (им), лицезрение старцев и раздачи золота (им), лицезрение местного люда и наставление (им) в дхарме, и вопрошание (их) о дхарме. От того появляется эта великая радость – царя Пиядаси, наперсника богов, доля иная23.

IX Большой наскальный эдикт

Царь Пиядаси, наперсник богов, так говорит:

Народ устраивает всевозможные церемонии по случаю болезней, по случаю выдачи замуж дочерей, женитьбы сыновей, по случаю рождения сына, при отъезде – в таких и в других случаях люди совершают много церемоний. И тогда женщины устраивают многочисленные и многообразные, ничтожные и бессмысленные церемонии. И нужно, конечно, совершать церемонии. Но от этих именно церемоний мало пользы. А вот от каких церемоний много пользы – от церемоний дхармы:

Должное отношение к рабам и слугам, уважение к учителям – доброе дело; воздержание (от убиения) живых существ – доброе дело; брахманам и шраманам даяния – доброе дело. Это и иное подобное – и есть церемония дхармы. О ней должны говорить и отец, и сын, и брат, и хозяин, и друг, и близкий – вплоть до соседа: вот что такое – доброе дело, вот какая церемония должна совершаться, пока не будет достигнута цель.

И сказано так: «Даяние – доброе дело». Но нет такого даяния или благодеяния, как даяние дхармы или благодеяние дхармы. А эта церемония дхармы может быть изложена и другом, и товарищем, и родичем, и помощником по каждому поводу: «Вот что следует делать», «Вот что есть доброе дело», «Вот благодаря чему можно неба достигнуть». Ведь к чему надо больше стремиться, чем к достижению неба?

X Большой наскальный эдикт

Царь Пиядаси, наперсник богов, не считает, что честь или слава способствуют достижению великой цели, за исключением такой чести и славы, к которым он сам стремится:

«Пусть ныне и присно народ мой внимает моему поучению о дхарме» и «Пусть подражает моему соблюдению дхармы».

Ради этого царь Пиядаси, наперсник богов, стремится к чести и славе. Если в чем проявляет усердие царь Пиядаси, наперсник богов, – все это лишь ради того мира, дабы исчезла всяческая опасность. Опасность же эта – отсутствие благодати. Но подобное труднодостижимо и для мелкого люда, и для высокого без крайнего старания и отрешения от всего. Такое и мелкому, и высокому трудно. Высокому еще труднее.

XI Большой наскальный эдикт

Царь Пиядаси, наперсник богов, так говорит:

Нет даяния, подобного даянию дхармы, восхвалению дхармы, раздаче дхармы, свойству по дхарме.

Вот что это такое:

Должное отношение к рабам и слугам, послушание матери и отцу – доброе дело; (должное отношение к) друзьям, близким, родичам; даяние брахманам и шраманам – доброе дело; неубиение живых тварей – доброе дело.

Это должно говориться отцом и братом, и хозяином, и другом, близким, родичем – вплоть до соседа: «Вот что такое доброе дело, вот как следует поступать».

Поступающий так и этот мир обретет, и для иного мира – бесконечную благодать24 посредством такого даяния дхармы.

XII Большой наскальный эдикт

Царь Пиядаси, наперсник богов, воздает хвалу всем вероучениям – ушедшим из мира, и находящимся в миру, и дарениями и всевозможными хвалами он почитает их. Но не так ценит наперсник богов дарение и хвалу, как то, чтобы увеличивалось достоинство всех вероучений. А увеличение достоинства многообразно. Но основа его такова:

Это сдержанность в речи, чтобы не было восхваления собственного вероучения и порицания чужого вероучения без всякого повода или было легкое (порицание) по тому или иному поводу. Но следует именно восхвалять чужие вероучения по каждому поводу.

Поступающий таким образом и свое вероучение воистину возвышает, и чужому вероучению способствует. Поступающий иначе и свое вероучение губит, и чужому вредит. Ведь когда кто бы то ни было хвалит собственное вероучение или порицает чужое вероучение с мыслью: «Придам блеск собственному вероучению», поступающий так из приверженности собственному вероучению его-то именно и губит. Но доброе дело – сходиться вместе, дабы внимать дхарме друг от друга и (ей) повиноваться.

49
{"b":"114991","o":1}