ЛитМир - Электронная Библиотека

Лилит закрыла глаза. Она мысленно молила Бога, чтобы маркиз ничего не заметил.

Через несколько секунд дверь комнаты открылась и раздался голос Дансбери:

– Мисс Бентон… И вы здесь, ваша светлость? Надеюсь, я не помешал? – Маркиз засмеялся, потом вдруг пробормотал: – Но что же у вас здесь…

– Уходите, – сказала Лилит.

– Да, разумеется. Примите мои извинения.

Лилит услышала, как маркиз шагнул к двери, и в отчаянии крикнула:

– Стойте! – Не мог же он оставить ее тут!

Маркиз остановился.

– Да, миледи…

– Сейчас же подойдите и помогите мне!

– Помочь вам?

– Да, милорд. Неужели вы ничего не понимаете?!

Тут маркиз подошел к кушетке, и Лилит наконец-то увидела его лицо.

– Мисс Бентон, я даже не подозревал, что вы такая авантюристка, – проговорил он с усмешкой. – Думаю, мне следует сказать вам, что обычно я… – Дансбери вдруг умолк и внимательно посмотрел на герцога. Потом приложил пальцы к его шее и, нахмурившись, пробормотал: – О, черт побери…

– Что с ним? – пролепетала Лилит. – Неужели он…

– Совершенно верно, – кивнул Дансбери. – Его светлость – покойник. Вне всякого сомнения.

– Но что же теперь делать?! Милорд, помогите мне!

Маркиз склонился над Уэнфордом и отодвинул его в сторону. Тело герцога сползло с кушетки и с глухим стуком упало на пол.

– Так вот почему вы решили отказаться от завтрака у Биллингтона, – проворчал маркиз. – Могли бы мне сказать, что я слишком молод для вас, что у вас другие вкусы. Если бы я знал, что вы предпочитаете стариков, я, возможно, напудрил бы волосы.

– Тогда бы я просто подумала, что вы старый и отвратительный, – отрезала Лилит, поднимаясь с кушетки.

Внезапно перед глазами у нее потемнело, ноги подогнулись, и она наверняка упала бы, если бы маркиз вовремя не поддержал ее.

– Думаю, вам лучше сесть, мисс Бентон.

Дансбери подвел ее к стулу, стоявшему у окна, и помог сесть. Лилит закрыла глаза и тотчас же почувствовала, что маркиз отошел от нее. Она решила, что он вышел из комнаты, чтобы сообщить о произошедшем. Однако она ошиблась – через несколько секунд раздался его голос:

– Возьмите, мисс Бентон…

Лилит мгновенно открыла глаза и увидела, что Дансбери сидит возле нее на корточках с бокалом бренди в руке. Она с содроганием взглянула на отвратительного старика, лежавшего на ковре. Затем взяла бокал и сделала большой глоток бренди.

– Теперь лучше? – спросил маркиз.

Лилит молча кивнула.

– Вы не пострадали?

– Нет-нет… А вы уверены, что он… скончался?

Дансбери поднялся и, взглянув в окно, пробормотал:

– Да, уверен. Я очень сожалею, мисс Бентон, но вам не следовало это делать.

– Не следовало? Вы о чем?

– Не следовало соблазнять человека с таким плохим здоровьем. Вы хотели заманить его в брачную ловушку и…

– Как вы смеете?! – воскликнула Лилит. – Неужели вы думаете, что я пыталась соблазнить его?!

Маркиз пожал плечами:

– А что, по-вашему, я должен думать? Не мог же герцог…

– Замолчите! – снова перебила Лилит. – Я его сюда не приглашала!

Маркиз с усмешкой взглянул на нее:

– Вы хотите сказать, что вас на самом деле не интересовал Уэнфорд? Ах да, конечно… Вас интересовал не герцог, а его титул. Что ж, Лилит, очень разумно.

Ей ужасно хотелось запустить в Дансбери бокалом, но она сдержалась. Поставив бокал на стол, она подошла к маркизу и, глядя прямо ему в глаза, проговорила:

– Герцог Уэнфорд явился в этот дом без приглашения. Воспользовавшись тем, что я осталась одна, он набросился на меня. А если вы полагаете, что я хотела выйти за него замуж, то вы просто-напросто болван, милорд! И запомните: я не давала вам разрешения называть меня по имени.

Дансбери внимательно посмотрел на Лилит:

– Довольно смело с вашей стороны. Вы что, действительно хотите поссориться с человеком, от которого зависит ваша репутация?

Лилит по-прежнему смотрела маркизу прямо в глаза.

– Милорд, вы мне угрожаете?

Маркиз покачал головой и перевел взгляд на Уэнфорда.

– Мои слова – всего лишь напоминание. – Он вздохнул и вполголоса пробормотал: – Откровенно говоря, я очень сожалею, что зашел сюда.

– Вас никто не приглашал; – заявила Лилит.

Дансбери усмехнулся:

– Кажется, кто-то просил о помощи, не так ли?

– Вы можете уйти, милорд. Я вас не задерживаю и не желаю доставлять вам беспокойство своими просьбами.

Дансбери рассмеялся:

– Играете на моем чувстве чести, верно? Не слишком умный ход, учитывая, что вы несколько раз заявляли, что у меня его нет. – Лилит хотела возразить, но он продолжал: – А если все-таки предположить, что я способен на достойное поведение, то о чем бы вы меня попросили?

Лилит снова села. Немного помолчав, пробормотала:

– О чем попросила бы? Даже не знаю… Полагаю, что придется вызвать полицию. Невозможно скрыть смерть герцога Уэнфорда, ведь так?

Дансбери ненадолго задумался, потом сказал:

– А имеет ли значение, где именно Длиннолицый испустил дух?

Лилит с удивлением посмотрела на маркиза:

– Милорд, я вас не понимаю. Вы о чем?

– Я хочу сказать, что Уэнфорда можно перенести куда-нибудь в другое место, туда, где кто-то другой его обнаружит.

Лилит отрицательно покачала головой:

– Нет-нет, милорд. И вообще, почему вы готовы приложить ради меня такие усилия? Неужели вы действительно заботитесь о моей репутации?

Маркиз пожал плечами:

– Похоже, вы не очень-то в это верите? К сожалению, вы правы. Не сомневаюсь, что Рэндольф Ремдейл воспользуется тем, что я оказался на месте смерти его дяди, и постарается засадить меня в Олд-Бейли.

Лилит покосилась на бездыханное тело герцога.

– Тогда тем более необходимо сообщить властям. И сказать, что вы не имеете ни малейшего отношения к смерти Уэнфорда.

– Сообщить властям?.. – в задумчивости пробормотал маркиз. Тут он вдруг улыбнулся и, снова взглянув в окно, проговорил: – Мисс Бентон, а почему бы нам не поступить гораздо проще? Мы могли бы положить старика в вашу карету, отвезти домой и оставить у дверей.

Лилит в изумлении уставилась на собеседника: – Отвезти домой? А если кто-нибудь нас увидит? Дансбери покачал головой:

– Не беспокойтесь, никто ничего не увидит. Все сейчас у Биллингтона, не забыли? – Он пристально посмотрел на нее. – Это будет нашей тайной.

И тут Лилит вдруг поняла, чего маркиз добивался.

– В результате я окажусь перед вами в долгу, так? – Она снова взглянула ему в глаза.

Но он нисколько не смутился, даже улыбнулся:

– Да, окажетесь, миледи. Но вы можете отказаться, если вам не по душе мое предложение. Так как же? – Маркиз взглянул на часы. – Решайте, пока еще не поздно.

Лилит тяжко вздохнула. Казалось, у нее не было выхода. Если Уэнфорд останется лежать на полу – не избежать скандала. Если же избавиться от герцога – она останется в долгу перед этим негодяем. Так что же выбрать?!

Лилит снова вздохнула и пробормотала:

– Похоже, я в безвыходном положении.

Джек с улыбкой кивнул:

_ Совершенно верно. – Он подошел к двери и, чуть приоткрыв ее, прокричал: – Бевинс, мисс Бентон просит подать карету к парадному входу! – Повернувшись к Лилит, маркиз спросил: – Вы доверяете вашему старшему груму?

Она несколько мгновений колебалась, потом ответила:

– Доверяю.

– Как его зовут?

– Милгрю.

Маркиз повернулся к двери.

– Пусть Милгрю подъедет побыстрее.

«Но можно ли верить маркизу Дансбери?» – спрашивала себя девушка. Ее очень смущала решительность этого человека.

– Так вот как вы завлекли в свои сети Уильяма? – пробормотала она. – Наверное, тоже какой-то шантаж?

Джек уселся на кушетку и рассмеялся:

– Уильям сам себя загнал в ловушку.

Лилит пожала плечами, потом вдруг спросила:

– Вы вернули булавку Уэнфорду? Джек усмехнулся:

– Да, вернул Рэндольфу. Но его светлость не доверял своему племяннику, поэтому забрал у него булавку.

16
{"b":"115","o":1}