ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вероятно, он решил, что так легче уберечь ее от вас, – предположила Лилит.

– Если бы она была мне нужна, я бы не вернул ее, – возразил маркиз.

Лилит взглянула на него с удивлением:

– Тогда зачем же вы вообще ее взяли?

– Я ее выиграл, мисс Бентон, – ответил Джек с обворожительной улыбкой. – Видите ли, от выигрыша не отказываются. К тому же эти Ремдейлы – гнусные мерзавцы, и мне очень хотелось позлить их.

– А меня вам тоже захотелось позлить? Почему вы решили преследовать меня?

Дансбери пристально взглянул на Лилит:

– Мне показалось, что вы смотрели на меня с некоторым интересом, когда увидели меня впервые.

Лилит почувствовала, что краснеет.

– Когда я… впервые увидела вас, я понятия не имела, какой вы негодяй, – пробормотала она в смущении.

– Негодяй? – Маркиз усмехнулся. – Но ведь на днях вы, кажется, назвали меня зловредным Денди-Джеком, не так ли?

– Это Уильям вам сказал! – возмутилась Лилит. – Как посмел?!

– О, он многое мне рассказывает, – подтвердил маркиз.

Лилит еще больше покраснела.

– В таком случае мне придется выведывать у него ваши тайны, милорд.

Джек пожал плечами и усмехнулся:

– У меня их нет. Темные стороны моей жизни видят все – и содрогаются.

Лилит немного помолчала, потом спросила:

– Если у вас нет тайн, тогда почему же вы опасаетесь мести Рэндольфа? Вы ведь его боитесь?

Маркиз покачал головой:

– Ошибаетесь. Я нисколько не боюсь Рэндольфа Ремдейла. Просто на днях… у нас возникли разногласия. Вот и все.

– И он хочет засадить вас в тюрьму из-за разногласий? Что-то не верится, милорд.

– ОН хочет засадить меня в тюрьму, чтобы отомстить. В конце нашего спора я бросил ему в физиономию вазочку джемом, и он ужасно разозлился.

– Я бы на его месте тоже разозлилась, – заметила Лилит. Что бы ни говорил о нем старый герцог, Дольф Ремдейл вовсе не казался ей таким уж тупицей. Он был лет на пять-шесть старше Дансбери, довольно хорош собой, и, бесспорно, его ожидало блестящее будущее. Особенно теперь, после смерти дяди.

– Обдумываете, не выйти ли вам замуж за молодого Ремдейла? – спросил Дансбери. Она подняла глаза и увидела, что он смотрит на нее с насмешливой улыбкой. – Какая вы расчетливая. Поздравляю.

– Я ничего такого не думала, – пробормотала Лилит и подошла к окну, чтобы посмотреть, не появился ли Милгрю.

– Не думали?.. Едва ли я вам поверю. Впрочем, это не имеет значения. Знаете, я собирался дать вам хороший совет.

– Какой именно? Маркиз поднялся с кушетки и приблизился к Лилит.

– Вам следовало бы переодеться, прежде чем мы приступим к делу.

– Переодеться?.. – Лилит снова покраснела. Она ведь совсем забыла о своем разорванном платье, а Дансбери только сейчас ей об этом сказал! – Ох, простите, милорд, я сейчас…

Он кивнул:

– Пожалуйста, миледи. Мы с его светлостью можем и подождать.

Лилит выскользнула из комнаты и бросилась наверх. Быстро переодевшись, она привела в порядок прическу и вскоре вернулась к маркизу, все еще стоявшему у окна. Обернувшись, он внимательно посмотрел на нее и с улыбкой заметил:

– Вы замечательно выглядите, мисс Бентон. Скажите, а Бевинс и в самом деле такой суровый – или это только так кажется?

«Почему он спрашивает про Бевинса? – подумала Лилит, – Может, опасается, что тот расскажет отцу?.. Но если его попросить, то он никому ничего не расскажет».

– Да, суровый, но я думаю, на него можно положиться.

– Очень хорошо. В таком случае следует позвать его.

Если бы ситуация не была такой ужасной, Лилит расхохоталась бы, увидев выражение, появившееся на лице Бевинса, вошедшего в комнату.

– Помогите, пожалуйста, Бевинс, – сказал маркиз, указывая на герцога.

Дворецкий с сомнением покачал головой и покосился Лилит. Она со вздохом пробормотала:

– Да, помогите. Мы должны убрать его отсюда. У нас нет другого выхода.

– Вы же не хотите погубить мисс Бентон, – добавил Дансбери.

Бевинс снова взглянул на герцога и проворчал:

– Что ж, согласен.

Дансбери присел, чтобы приподнять Уэнфорда за плечи.

– Извини, старина, – сказал маркиз, приподнимая труп.

Мужчины вынесли тело герцога из комнаты и пронесли через холл; Лилит же, побежав вперед, открыла перед ними входную дверь. У дома их уже ожидала карета – Милгрю сидел на козлах. Грум тотчас соскочил на землю и поспешил помочь мужчинам, спускавшимся по ступеням.

– Пресвятая Дева… – пробормотал Милгрю; ухватившись за сюртук герцога, он принялся помогать маркизу и дворецкому.

Большую часть подъездной дороги скрывали кусты рододендронов и клены, так что едва ли кто-нибудь мог их заметить. После того как герцога втащили в карету, Лилит вздохнула с облегчением и покосилась на Бевинса. Тот что-то проворчал себе под нос и направился к дому. Внезапно дворецкий остановился и, обернувшись, пробормотал:

– Мисс Бентон, смотрите…

– Что такое?!

– Ваш отец. – Бевинс кивнул в сторону боковой аллеи.

Лилит повернулась и увидела в конце боковой аллеи другую карету Хэмблов. Она взглянула на Дансбери и пробормотала:

– О Господи, ведь отец сейчас увидит его… Что же делать?

– Не беспокойтесь, мы этого не допустим, – с невозмутимым видом проговорил маркиз. Он забрался в карету и захлопнул дверцу.

Несколько секунд спустя виконт выбрался из своей кареты и направился к ним. Приблизившись, он взглянул на маркиза, сидевшего у окна, и, едва сдерживая гнев, проговорил:

– Черт побери, что здесь происходит? – Покосившись на дочь, виконт спросил: – А ты почему тут стоишь?

Лилит молчала – она не могла вымолвить ни слова.

– Джек, а я думал, что вы сегодня утром уехали в Бристоль. – К ним с улыбкой подошел Уильям.

Маркиз протянул ему руку, но дверцу кареты не открыл. Улыбнувшись в ответ, он пояснил:

– Мне пришлось задержаться в Лондоне, и, к сожалению, я где-то оставил своего коня. Бедняга Бенедик, надеюсь, он найдет дорогу домой. – Тут маркиз вдруг ухмыльнулся И пробормотал: – Но где же я мог его оставить?.. Не понимаю, что со мной произошло.

– Вы пьяны с самого утра – вот что с вами, – язвительно заметил виконт.

Дансбери снова ухмыльнулся:

– Что ж, пожалуй, вы правы. Но к счастью, я оказался здесь, и мисс Бентон предложила мне карету, чтобы я мог отправиться домой. – Он взглянул на нее и добавил: – Ей хотелось избавиться от меня, я уверен.

Виконт покосился на Милгрю и проворчал:

– Увези его отсюда побыстрее.

Да, милорд, – ответил грум, забираясь на козлы.

Лилит в изумлении смотрела на маркиза – он замечательно изображал пьяного, и ей оставалось лишь надеяться, что Бевинс с Милгрю будут помалкивать. Перед тем как карета тронулась с места, Дансбери незаметно кивнул ей и подмигнул.

Тут к ним подошла тетя Юджиния, и Лилит, взяв ее под руку, с улыбкой спросила:

– Как было у Биллингтонов? Наверное, вам всем очень понравилось.

– Да, конечно, – кивнула Юджиния. – Но Стивен сказал, что там слишком много гостей и что нам следует уехать.

Виконт пожал плечами и пробормотал:

– Да, в этом году было слишком уж много гостей. Мне даже не удалось побеседовать с Биллингтоном. – Он повернулся к сыну и, помрачнев, добавил: – Этот мерзавец осмелился приехать сюда. Уильям, я требую, чтобы ты прервал с ним отношения.

– Но он очень порядочный человек, отец, поверь мне, – возразил Уильям. – Маркиз Дансбери – пример для подражания. Я многому научусь у него.

– Именно этого я и боюсь, – проворчал виконт.

Посмотрев вслед скрывавшейся из виду карете, Лилит, тихонько вздохнула. Увы, она только что вверила свою честь игроку и распутнику. Более того, она в долгу перед Дансбери, и он, конечно же, потребует вернуть долг – в этом не было ни малейших сомнений.

Глава 6

Джек взглянул на покойника, лежавшего в карсте у его ног, и пробормотал:

– Хорошо, что ты умер, старик. Иначе я сам бы отправил тебя в ад.

17
{"b":"115","o":1}