ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, милорд, конечно. Я была бы вам очень благодарна!

Нэнс улыбнулся и проговорил:

– С огромным удовольствием выполню вашу просьбу. И пожалуйста, называйте меня Лайонелом. Ведь я просил у вашего отца вашей руки.

– Я знаю, – кивнула Лилит.

– Я слышал, что его светлость герцог Уэнфорд также получил разрешение ухаживать за вами, – продолжал граф. – Надеюсь, это не повлияет на ваше отношение ко мне.

Лилит рассмеялась, и в ее смехе прозвучали истерические нотки.

– О нет, Лайонел. Не думаю, что я могла бы серьезно относиться к его светлости. Он ведь очень старый и… – Она нервно хихикнула. – Он, вероятно, не совсем здоров…

Тут музыка стихла, и Нэнс с улыбкой сказал:

– Мисс Бентон, я в этом убежден. – Он провел ладонью по ее щеке и добавил: – И мне очень приятно, что вы тоже так думаете.

Время шло, а о смерти герцога никто так и не упомянул. Когда же в зале появился улыбающийся Рэндольф Ремдейл, Лилит сразу поняла: что-то произошло. Но что именно? Увы, на этот вопрос ей мог ответить только маркиз, а его все еще не было среди гостей.

Лилит поискала глазами Уильяма и увидела, что тот вальсирует с женщиной, которую приводил в оперу Дансбери. Она была года на три-четыре старше Лилит, ее черные, небрежно уложенные волосы выбивались из-под изящных французских костяных шпилек, а чуть раскосые карие глаза придавали ей весьма экзотический вид. Зеленое с персиковой отделкой платье выглядело довольно скромно, но она скользила по полу бального зала с такой чувственной грацией, что многие джентльмены не сводили с нее глаз. Конечно же, это была Антония Сен-Жерар.

Лилит с нетерпением ждала окончания танца. Наконец, ей удалось перехватить брата, когда он, взяв стакан пунша, возвращался к своей даме. Вежливо улыбнувшись Антонии, она тронула его за плечо:

– Мне нужно поговорить с тобой. Всего минутку.

– Лил, я занят, – пробурчал Уильям.

– Дорогой, пожалуйста… – настаивала Лилит. – Это очень важно.

Должно быть, Уильям понял это по выражению ее лица.

Передав Антонии пунш, он извинился перед ней и пошел с сестрой к ближайшей нише.

– Лил, ты ведь не собираешься настраивать меня против Антонии?

Лилит нахмурилась и тихо проговорила:

– Во всяком случае, не сейчас. Уильям, сегодня утром произошло… нечто ужасное, и мне нужно рассказать тебе об этом.

Он кивнул и пробормотал:

– Нечто ужасное?.. Что именно?

– Когда все отправились к Биллингтону, ко мне приехал герцог Уэнфорд, чтобы сделать мне предложение. И он… он набросился на меня, а затем…

– Уэнфорд набросился на тебя? – Уильям побледнел, и его глаза широко раскрылись. – Где этот мерзавец? Я вызову его сейчас же и…

– Ты опоздал.

Уильям в изумлении уставился на сестру:

– Что значит «опоздал»?

– Он… В общем, он повалился на кушетку и умер. – Не было смысла рассказывать брату все подробности – это только запутало бы дело.

– Неужели герцог Уэнфорд действительно умер? Но как же…

– Уильям, тише, пожалуйста, – в волнении прошептала Лилит. – Так вот, лорд Дансбери увез его светлость, но сейчас…

– Джек помогал тебе? Ха! Значит, Длиннолицый был у него в карете? Вот видишь? Я же тебе говорил, что Дансбери – замечательный человек.

– Но почему-то об этом еще никто не знает, – продолжала Лилит. – То есть никто не знает о его смерти. А ведь маркиз должен был оставить герцога у дверей Ремдейл-Хауса.

– Но у герцога Уэнфорда множество слуг. И кто-нибудь из них нашел бы его, если бы…

– Значит, не нашли. И это очень меня беспокоит. Ты не знаешь, где Дансбери?

Уильям пожал плечами:

– Понятия не имею. Он обычно не посещает такие вечера. Слушай, а ты не думаешь, что Джек… что он имеет какое-то отношение к тому, что никто не знает об Уэнфорде?

– Конечно, имеет, – ответила Лилит, теряя терпение. – Я же сказала тебе, что именно это меня беспокоит. Возможно, что-то случилось…

– О Господи! – прошептал Уильям.

Так где же он может быть? И что с ним могло произойти?

Уильям ненадолго задумался, потом сказал:

– Не беспокойся, Лил. Я уверен, что все в порядке – Дансбери сделал все, что следовало сделать. Но, наверное, нам пока лучше помолчать и не сообщать о смерти Уэнфорда. Ведь маркиз все взял на себя, понимаешь?

Лилит кивнула.

– Думаешь, надо сохранять это в тайне?

– Конечно, – ответил Уильям.

Она пристально посмотрела на него:

– Даже от его родственников? Даже от наследника? Кстати, он здесь. Видишь его?

Дольф Ремдейл беседовал со своим близким другом Доналдом Марли, оба то и дело смеялись. Внезапно он обернулся и пристально посмотрел на Лилит. Она невольно вздрогнула и отвела глаза. Дольф же, что-то сказав приятелю, направился к ним. Лилит ухватилась за руку Уильяма, она была абсолютно уверена: сейчас произойдет нечто весьма неприятное.

– Добрый вечер, мисс Бентон. Приветствую, Уильям. – Рэндольф Ремдейл ослепительно улыбнулся.

– Добрый вечер, – кивнула Лилит, она попыталась изобразить удивление.

– Я заметил, что вы, миледи, посмотрели на меня, – продолжал Дольф. – Не могу ли я быть вам чем-нибудь полезен?

– О, нет-нет, – поспешно ответила Лилит. – Просто я говорила брату, что он мог бы лучше проводить время. То есть проводить время в хорошем обществе.

Уильям хотел что-то сказать, но Лилит, заметив это, впилась ногтями в его руку, и он промолчал.

Ремдейл кивнул:

– Мудрый совет, мисс Бентон. Мистер Бентон, может быть, желаете составить мне компанию? Немного позже я отправляюсь в «Уайтс».

– Нет, не желаю, – пробурчал Уильям.

Покосившись на брата, Лилит покраснела и пробормотала:

– Ах, простите, мистер Ремдейл. Мой брат имеет привычку сначала говорить, а потом думать. Нас это забавляет, но временами…

– Лил, не изви…

– Не беспокойтесь, мисс Бентон. Не надо ничего объяснять. Очевидно, ваш брат находится под влиянием… Полагаю, вы поняли, что я имею в виду. Надеюсь, ваш брат образумится, прежде чем случиться непоправимое.

Уильям снова хотел заговорить, но Лилит еще крепче сжала его руку.

– Благодарю вас за заботу, сэр.

Дольф улыбнулся, коротко кивнул и направился к своему другу.

– Черт побери, Лил, зачем ты…

– Нельзя так просто оскорблять людей, – перебила Лилит.

– Джек не любит Ремдейлов, – проворчал Уильям. – Не понимаю, почему я должен их любить.

Лилит промолчала. Потом посмотрела вслед Ремдейлу и пробормотала:

– Он явно ничего не знает о смерти своего дяди, Неужели лорд Дансбери не доставил герцога в Ремдейл-Хаус?

– Напрасно ты беспокоишься, – сказал Уильям. – Я уверен, маркиз сделал все наилучшим образом и спас твою репутацию. Так что можешь отправляться к своим подругам и говорить о нем гадости за его спиной.

– Я ничего такого о нем не говорила! А ты, Уильям, должен побыстрее найти его. Мне кажется… Боюсь, у него что-то не получилось… Неужели ты еще ничего не понял?

Уильям вздохнул:

– Хорошо, Лил, утром я найду его. Возможно, твои опасения оправданны. Но если ты не доверяешь Дансбери, то ошибаешься, уверяю тебя.

– Слава Богу, Уильям. Ты наконец-то слушаешь меня.

Разумеется, она не доверяла маркизу. Но имел ли он какое-нибудь отношение к исчезновению тела Уэнфорда? Действительно, зачем ему это?

– Уильям!.. – послышался женский голосок, и Лилит тут же обернулась.

– Ах, Антония… – Молодой человек просиял. – Антония, я бы хотел познакомить вас с моей сестрой Лилит. Лил, это мисс Сен-Жерар.

– Рада познакомиться. – Мисс Сен-Жерар изобразила улыбку.

– Я также рада, – сдержанно кивнула Лилит.

– Мисс Бентон, если вы интересуетесь картами, то добро пожаловать на мои вечера, – продолжала француженка. – Там можно встретить очень интересных людей.

– Не сомневаюсь. – Лилит снова кивнула.

Тут Антония взяла Уильяма под руку и повела его к буфету. Лилит посмотрела им вслед и, нахмурившись, пробормотала:

– За это, конечно же, следует поблагодарить Джека Фаради.

19
{"b":"115","o":1}