ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тебе, Лил, от меня не избавиться.

– Уильям, будь послушным мальчиком и делай то, что тебе говорят, – неожиданно проговорил маркиз. – Твоя сестра желает отчитать меня наедине. Я потом догоню тебя.

Еще больше помрачнев, Уильям направился к двери. У порога на секунду задержался и, обернувшись, проворчал:

– Джек, не слушайте ее…

– Так вы хотели поговорить со мной наедине? – спросил Джек, когда дверь за Уильямом закрылась. – Я весь внимание, моя милая. Приказывайте – и я, ваш верный раб, выполню любое ваше желание.

Лилит пристально взглянула на Дансбери:

– Зачем вы это сделали?!

Маркиз улыбнулся:

– Неужели вы считаете, что это самая подходящая тема для беседы? Уж конечно, вы могли придумать что-нибудь получше. Например, мы могли бы решить, как вернуть ваш долг. У меня имеется несколько предложений.

Лилит почувствовала, что краснеет.

– Зачем вы оставили его светлость в таком положении? Ведь будет ужасный скандал…

Он кивнул, и глаза его вдруг потемнели.

– Совершенно верно, мисс Бентон. Я сделал это именно для скандала. Неужели вы не понимаете, что этот проклятый Уэнфорд пытался сделать с вами, перед тем как испустил дух? Мерзавец заслужил наказание – пусть даже после смерти. И теперь все увидят его таким, каким он был, – отвратительным шутом.

У Лилит вдруг возникло ощущение, что сейчас перед ней предстал настоящий Джек Фаради. И это очень встревожило ее, потому что она поняла, что этот человек – пусть ненадолго – стал ей симпатичен.

– Милорд, уже поздно ставить Уэнфорда в неловкое положение. Ведь пострадает не он, а его родственники.

– Ничего страшного. И вообще, вы напрасно беспокоитесь – вы не имеете к случившемуся ни малейшего отношения. А старик… Повторяю, он получил по заслугам. Этот мерзавец оскорбил вас.

– Вы защищаете мою честь? Джек улыбнулся и отвел глаза:

– Не знаю. Может быть.

Лилит какое-то время молчала, наконец спросила:

– Но почему?

На сей раз он усмехнулся:

– Похоже, вы не одобряете мои действия. А мне кажется, что я очень хорошо все устроил.

Лилит пожала плечами:

– Как же я могу такое одобрить?

– А вы не испытываете ни малейшего удовлетворения, мисс Бентон? Ведь он набросился на вас… Кстати, вы ведь теперь моя должница. Что вы об этом думаете?

– При данных обстоятельствах не имеет значения, что я об этом думаю, – заявила Лилит.

– При данных обстоятельствах? Что вы имеете в виду?

Она взглянула на него с удивлением:

– Неужели не поняли? Мне казалось, что вы чрезвычайно догадливый, – добавила Лилит с сарказмом.

– Возможно. Но вы не ответили на мой вопрос.

Лилит передернула плечами:

– И не собираюсь отвечать.

– Но и это уже ответ, не так ли? – заметил маркиз с улыбкой. – Более того, даже молчание – знак согласия. Во всяком случае, так принято считать.

Лилит на мгновение закрыла глаза и потерла пальцами виски. Снова взглянув на Дансбери, она увидела, что он как-то странно смотрит на ее лицо – так, словно увидел впервые.

– Так как же, мисс Бентон? – спросил он наконец.

– О Господи, милорд, вы о чем? Я совершенно вас не понимаю.

Он прислонился к камину и, скрестив руки на груди, проговорил:

– Вы прекрасно все понимаете. Но я вижу, что вас ужасно тяготит наш разговор и сложившаяся ситуация.

Она кивнула:

– Разумеется, тяготит. Видите ли, я не привыкла иметь дело… с мертвыми герцогами и со лжецами. Вы ведь обещали оставить Уэнфорда у дверей его особняка, не так ли?

Маркиз внезапно рассмеялся:

– Мне кажется, вы взволнованы. А я-то думал, что ничто не может взволновать Лилит Бентон.

Она действительно была очень взволнована – и не только из-за смерти Уэнфорда.

– Почему у вас создалось такое впечатление?

Он взглянул на нее с удивлением:

– Как – почему?.. Вы всегда такая холодная и невозмутимая, Снежная королева… Но сейчас вы…

– Я не Снежная королева! – перебила Лилит. – И вообще, как вы посмели так меня назвать?

Дансбери пожал плечами:

– А как вы назовете женщину, поощряющую ухаживания шестерых женихов…

– Пятерых.

– Не имеет значения. Но ведь вы ни одному из них не даете ответа, не так ли? Ждете, когда их станет дюжина?

– Какие глупости! – воскликнула Лилит. Она в волнении прошлась по комнате. Затем снова взглянула на собеседника, однако промолчала.

– Мисс Бентон, неужели вы такая разборчивая? Или просто расчетливая?

– Это вас не касается, милорд! На такие темы я говорю только со своими родственниками.

– Вас интересует мнение ваших родственников? Но ведь не им же пришлось бы спать с Уэнфордом, – добавил маркиз с усмешкой.

– Как бы то ни было, для меня имеет значение только их мнение.

Маркиз посмотрел на нее с любопытством, – казалось, ответ Лилит удивил его.

– Даже если это так, мисс Бентон, вы могли бы отказать наименее подходящим женихам. Ведь существуют и другие женщины, ищущие мужей. Несправедливо лишать их возможности найти мужа.

Разумеется, Дансбери был прав. Но не могла же она признаться, что выполняла распоряжения отца.

– Я отказала вам! – заявила Лилит дрожащим от гнева голосом. Она убеждала себя в том, что ее гнев праведный.

– Но как же с остальными? – Маркиз с улыбкой приблизился к ней. – Конечно, я не имею в виду Уэнфорда. Он, к счастью, сам выбыл из этого состязания.

Лилит попятилась. По спине ее пробежали мурашки, а дыхание учащалось вместе с биением се сердца. Маркиз сделал еще несколько шагов, и она, прижавшись спиной к книжному шкафу, была вынуждена остановиться.

– Папа отдает предпочтение графу…

– Нэнсу? – Дансбери нахмурился. – Но ведь Нэнс – ничтожество, и вам это известно. К тому же я не просил вас называть фаворитов вашего отца. Разве нет того, кто покорил ваше сердце? – Маркиз пристально взглянул ей в глаза. – Неужели нет такого мужчины? Неужели нет того, чей образ никогда не покидает вас? – шептал он, по-прежнему глядя ей в глаза.

– Не имеет значения, кто… кто он, – пробормотала Лилит. – Лишь бы он был порядочным человеком.

Маркиз негромко рассмеялся:

– Значит, любой, кроме меня? Я правильно понял?

Она судорожно сглотнула и, собравшись с духом, проговорила:

– Да, правильно поняли.

– Неужели главное для вас – добропорядочность? Неужели вас ничего больше не интересует? – Он наклонился, и его теплое дыхание коснулось ее губ. – Например, счастье…

– С порядочным человеком я буду счастливой, милорд.

– Вы в этом уверены, мисс Бентон?

– Абсолю…

Его поцелуй был горячим и страстным, и Лилит забыла обо всем на свете, едва лишь губы маркиза прикоснулись к ее губам. Закрыв глаза, она запустила пальцы в его волосы и попыталась прижаться к нему покрепче – ей хотелось, чтобы поцелуй длился как можно дольше. «О Боже, что я делаю? – промелькнуло у нее. – Неужели я действительно такая?»

Заставив себя отстраниться, Лилит отступила на шаг и с силой ударила маркиза ногой в колено.

– Вы… вы негодяй, – выдохнула она.

Дансбери наклонился и помассировал колено. Выпрямившись, он пробормотал:

– Мне кажется, я этого не заслужил.

– Негодяй! Мерзавец! Животное! – в ярости выкрикивала Лилит.

Маркиз вдруг рассмеялся и сказал: – В гневе вы еще прекраснее.

Лилит схватила со стола фарфоровую вазу и запустила ее в маркиза. Тот увернулся, и ваза разбилась о спинку кушетки.

– Успокойтесь, дорогая, не надо буйствовать, – с веселой улыбкой проговорил маркиз. – Не забывайте, вы Снежная королева.

Он попытался снова к ней приблизиться, но тут Лилит схватила керамическую конфетницу, и на сей раз она не промахнулась – конфетница угодила маркизу в голову. Дансбери со стоном покачнулся – и рухнул на пол.

Ошеломленная произошедшим, Лилит на мгновение замерла. Потом бросилась к маркизу и опустилась на колени.

– Милорд… Лорд Дансбери…

Он лежал, прикрыв лицо ладонью, однако не шевелился.

21
{"b":"115","o":1}